Мнение эксперта Матвеевой О.Н. - Страница 5

Оглавление

 

Мнение эксперта

кандидата филологических наук Ольги Матвеевой о публикациях сетевого издания «Царьград» «Как Запад поставляет депутатов в Госдуму: жесткие истории Оксаны Пушкиной» и «Их цель – русские дети» в связи с коллективной жалобой руководительницы Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме  женских неправительственных объединений Мари Давтян, руководительница центра  «Насилию.нет»* Анны Ривиной, депутата Государственной Думы VII созыва Оксаны Пушкиной, правозащитницы сети взаимопомощи женщин «Ты не одна» Алены Поповой

 

Объектом рассмотрения являются:

 В обращении заявителей указано, что «авторы материала, редактор и главный редактор, допустившие материалы к выходу злоупотребили свободой массовой информации, нарушили принципы и нормы журналистской этики и информационные права граждан, ставшими главными героями видеосюжета. Два оспариваемых материала (видео и текстовая версия) пропагандируют культ насилия и жестокости, способствуют дискриминации по признаку сексуальной ориентации и политических взглядов, умножают ненависть и предрассудки. Материалы содержат целый ряд не соответствующих действительности утверждений. Авторы материалов  ставят под сомнение существование такого явления как домашнее  насилия. В материалах представлена только одна позиция по заявленной теме- противников законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, и далеко не пользующаяся массовой поддержкой общества, однако в материале она представлена как единственно правильная и поддержанная большинством в России <…> Мы считаем, что оспариваемые материалы неприемлемыми, манипулятивными и нарушающими этические стандарты журналистики и содержащими  «язык вражды».

Мы считаем недопустимым, когда СМИ используется как пропагандистская политическая машина и позволяет со своих интернет страниц прямые оскорбления, навязывая аудитории заведомо эмоционально-негативные ярлыки о тех, кому посвящен материал».

Оба материала посвящены одной и той же тематике, принадлежат одному автору, незначительно различаются в вербальной части (статья представляет собой печатную версию фильма с некоторыми изменениями), в настоящее время размещены в течение двух дней на одном интернет-ресурсе,  в связи с чем далее исследовались совместно.

В соответствии с размещенной на сайте информацией («Средство массовой информации сетевое издание «Царьград/Tsargrad» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия Эл № ФС77-81359 от 30 июня 2021 г.») публикатор является средством массовой информации, в связи с чем к рассматриваемым материалам применимы следующие нормативные акты независимых органов саморегулирования:

-  Глобальная Хартия журналистской этики как основной нормативный документ  крупнейшей международной организации журналистов – Международной федерации журналистов;

- Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу как универсальный документ, содержащий нормативно-ценностные ориентиры, выработанные российским органом саморегулирования для журналистов и редакций СМИ.

Рассмотрим спорные материалы на предмет соответствия нормам Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу, оценивая публикации по следующим параметрам:

1) предмет, о котором идет речь (‘что освещается?’);

2) метод (‘как освещается?’);

3) функция (‘для каких целей?’).

 

 

Проблема домашнего насилия и деятельность депутата Государственной Думы как сфера общественного интереса

 

Спорный материал позиционируется как расследование, посвященное депутатской деятельности Оксаны Пушкиной: «Бывшая телезвезда, депутат от "Единой России" Оксана Пушкина прочно ассоциируется с защитой русских семей от мужчин. Расследование Царьграда вскрывает механизмы скоординированной работы ЛГБТ-активистов, феминисток и пламенных борцов с домашним насилием».

Согласно Медиаэтическому стандарту Общественной коллегии по жалобам на прессу, к вопросам общественного интереса относится:

« - обнаружение и раскрытие преступлений и серьезных проступков;

- защита общественного здоровья и безопасности;

- предотвращение заблуждений, возникающих у общественности в результате заявлений или действий отдельных лиц или организаций».

В связи с этим проблематика фильма, несомненно, входит в сферу общественного интереса, поскольку связана с самым широким кругом социально значимых вопросов, включая вопросы безопасности и защиты от домашнего насилия, вопросы семьи и детства, воспитания и пропаганды традиционных ценностей. Общественное обсуждение законопроектов, в том числе обсуждение критической направленности (тем более законопроектов,  касающихся таких важных вопросов, как проблемы семьи), представляет собой важную, полезную и необходимую стадию законотворчества, позволяющую учесть возможный спектр проблем по теме законопроекта, а также предупредить потенциальные ошибки правоприменения. 

В связи с этим проблематика публикаций, несомненно, входит в сферу общественного интереса, поскольку связана с деятельностью депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, т.е. лица, являющегося в соответствии с действующим законодательством избранным представителем народа,  в компетенцию которого входит прежде всего разработка и принятие законодательных актов, регламентирующих все сферы жизни и деятельности страны. 

В соответствии с нормативными актами, регулирующими деятельность журналистов при обращении к вопросам, входящих в сферу общественного интереса, в том числе Глобальной Хартией журналистской этики, принятой на 30-м Всемирном конгрессе Международной федерации журналистов в 2019 году, и Медиаэтическим стандартом Общественной коллегии по жалобам на прессу,  освещать подобные вопросы – не просто право журналиста, но и его обязанность: «Уважение к фактам и праву общества знать правду – первостепенная обязанность журналиста» и, безусловно, эти вопросы могут быть и должны быть объектом самого пристального внимания со стороны журналистов и общества.

СМИ выполняют в этом смысле очень важную функцию, т.к. целью публикаций подобной тематики, как правило, бывает привлечение широкого общественного внимания к законотворческой деятельности депутата. Следовательно, освещение деятельности депутата Государственной Думы, в том числе критической и разоблачающей направленности, представляет собой должную, необходимую с точки зрения общественного интереса работу журналиста.   

Нормативным с точки зрения Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу является основанное на фактах, с корректно выраженными мнениями и оценками, без использования манипулятивных технологий освещение данного вопроса, основной целью которого является доступ к достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира.  

 

Неполнота и недостоверность информации

 

Одним из основных аргументов в обращении, поступившем в Общественную коллегию по жалобам на прессу в отношении рассматриваемого сюжета, указывается недостоверная информация относительно заявителей.

Верификация оспариваемой информации осуществлялась исключительно путем обращения к открытым источникам, которые позволили установить либо ее очевидную недостоверность, либо манипулятивное использование с имитацией правды, что подтвердило безусловную справедливость аргументов, изложенных в жалобе заявителей.

Формальным поводом для обращения авторов оспоренного материала к заявленной теме является законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», внесенный депутатом Оксаной Пушкиной. Отметим, что тема домашнего насилия, как и тема законотворческой деятельности, являются дискуссионными и априори предполагают наличие противоположных точек зрения. В связи с этим ожидаемым с точки зрения профессиональных этических норм будет достоверное и возможно более полное освещение дискуссионной темы с предоставлением слова сторонникам разных позиций и выражение собственной точки зрения журналиста и СМИ. 

Содержание законопроекта сводится в оспоренных материалах к возможности вторжения в семью, при этом из 27 статей, из которых состоит законопроект, приводится два небольших фрагмента из двух статьей, которые тут же получают негативные оценки, не поддерживаемые сколько-нибудь серьезными аргументами. Информация о действительном содержании законопроекта, его положительном и/или отрицательном потенциале отсутствует – все замещается отрицательной оценкой инициативы, основывающейся на том, что она базируется на зарубежных практиках и поддерживается «иностранными агентами» и группой граждан, противопоставленных «здоровой части общества». Как результат, проблема семейного насилия, будучи безусловно актуальной темой, не освещается с минимально достаточной полнотой и достоверностью; в спорных материалах, по сути, отрицается серьезность тематики домашнего насилия, осуществляется подмена темы профилактики домашнего насилия тезисом о «доступе в русские семьи»: «Те инициативы, которые продвигает Пушкина, – это скандал. Проект направлен на разрушение института семьи. Туда включены все худшие практики: ювенальные, изъятие детей из семьи, закон о семейно-бытовом насилии. Всё это прямо направлено против семьи и против основы общества. <…> Доступ в русские семьи получат весьма сомнительные структуры».

Упоминаемые в материале организации и лица обвиняются в том, что они, во-первых, занимаются не социально значимой деятельностью, а продвигают интересы Запада и негативно оцениваемых групп лиц, во-вторых, финансируются зарубежными фондами, в том числе признанными в России нежелательными организациями (Фонд Сороса, Фонд Макартуров и др.).         

Оксана Пушкина представлена в качестве некого агента, которого «Запад поставил в Госдуму» и деятельность которого направлена против «консервативных СМИ, Церкви, любых сообществ, поддерживающих традиционные ценности». В материале отсутствует информация о том, что  Оксана Пушкина в 2015-2016 гг. являлась Уполномоченным по правам ребенка в Московской области; в Государственной Думе VII созыва занимает должность  Заместителя председателя Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по вопросам семьи, женщин и детей. Оксана Пушкина награждена  Орденом Дружбы за большой вклад в развитие отечественного телевидения и многолетнюю плодотворную работу, Знаком преподобного Сергия Радонежского - за особо плодотворную государственную, благотворительную и общественную деятельность на благо Московской области; является Лауреатом национальной премии общественного призвания достижения женщин «Олимпия» Российской Академии бизнеса и предпринимательства; вошла в 2020 году в  рейтинг 100 вдохновляющих и влиятельных женщин мира, ежегодно составляемый ВВС. На сайте Госдумы представлена подробная информация о деятельности Оксаны Пушкиной в качестве депутата, ее законодательных инициативах, выступлениях на сессиях, которые не сводятся только к закону о домашнем насилии, как это пытается представить автор спорного материала.

Неполная и недостоверная информация содержится и относительно иных заявителей. Так, в исследуемых материалах содержится информация о том, что Консорциум женских неправительственных организации сформирован на спонсорские средства Агентства США по международному развитию, Фонда Сороса, Фонда Макартуров, Фонда Форда и других более мелких организаций. Обращение к сайту организации позволяет установить, что деятельность Консорциума в первую очередь поддерживается Российской Федерацией: на сайте содержится информация, свидетельствующая о том, что большинство проектов с проблематикой домашнего насилия реализованы за счет средств Фонда президентских грантов, представлены финансовые отчеты по реализации осуществляемых проектов. Имеется также информация об осуществлении исследования  при поддержке Фонда «Милосердие» и Посольства Королевства Нидерландов (Матра / КАР), однако подтверждения заявления, сделанного в спорных материалах, о финансировании деятельности Консорциума Фондом Сороса или Фондом Макартуров мною не обнаружено, как  не представлено доказательств этому и в фильме, и в его текстовой версии.

Согласно данным из открытых источников, Мари Давтян, действительно, является специалистом по правозащите женщин. Вместе с тем на ее сайте содержится информация о том, что она оказывает адвокатские услуги по различным категориям арбитражных дел для юридических лиц и уголовным, гражданским, административным делам для физических лиц.  В 2019 году «Коммерсантъ» опубликовал интервью Мари Давтян, в котором адвокат Мари Давтян, входившая в рабочую группу по разработке законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», раскритиковала опубликованный текст, поясняя, в чем состоят возможные отрицательные аспекты его принятия в том виде, в каком проект был представлен. Также были указаны потенциальные положительные эффекты его принятия.  На сайте коллегии адвокатов «Pen & Paper» отсутствует информация о принадлежности Мари Давтян к ее членам, вопреки утверждению, содержащемуся в спорных материалах. Кроме того, автор оспоренных материалов не посчитал возможным предоставить слово Мари Давтян для экспертного комментария по теме домашнего насилия, тогда как Мари Давтян входила в рабочую группу по разработке законопроекта, и, следовательно, было бы уместно получить от нее комментарии по теме программы.  

Аналогичным образом обстоят дела с Аленой Поповой, которая в спорных материалах представлена как основательница НКО «Насилию.нет», признанной Минюстом иностранным агентом. В действительности учредителем и директором НКО «Насилию.нет» является Анна Ривина, а Алена Попова является правозащитницей, сооснователем проекта «Ты не одна», а также кандидатом в депутаты Государственной Думы. 

Приведённые несоответствия сказанного фактической информации, обнаруживаемой в открытых источниках, могут рассматриваться и как небрежность, граничащая с профессиональной ошибкой, и как проявление намеренной недобросовестности. Однако  в любом случае информация, которую получает адресат публикаций, не соответствует критерию достоверности. Т.е. речь в рассматриваемом случае идёт о нарушении такой базовой медиаэтической нормы, как обеспечение прав граждан на достоверную, точную, полную, непредвзято поданную информацию.

 

Манипуляция и язык вражды

 

Помимо признаков недостоверности и неполноты информации оспоренный материал содержит признаки манипуляции и использования языка вражды.  

Внедрение нужной автору информации в сознание адресата осуществляется посредством актуализации неких «интересных моментов»,  «любопытных фактов», постановкой которых в соответствующий контекст задается определённый вектор интерпретации, призванный через манипулятивное внедрение пропагандируемой картины мира изменить или заместить картину мира у адресата публикации.

Подача информации организуется посредством манипулятивных приемов, среди которых использованы следующие:

фальсификация экспертности,  когда в качестве экспертов выступают лица, не имеющие непосредственного отношения к обсуждаемой теме: журналист  Анна Шафран, председатель общественной организации «За права семьи», эксперт Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Русской Православной Церкви Павел Парфентьев, правозащитница Александра Машкова-Благих.

Обращает на себя внимание тот факт, что среди выступающих лиц нет автора законопроекта, сторонников его принятия, лиц, пострадавших от домашнего насилия, юристов, которые могли бы дать профессиональный комментарий законопроекту, наконец, представителей правоохранительных органов, которые могли бы представить статистику по данной теме, рассказать о своем видении принятия и  применения закона. К примеру, на сайте Консорциума женских неправительственных организаций представлены доклады, в которых собрана статистика по проблематике домашнего насилия, приведены примеры ситуаций домашнего насилия, собраны кейсы по юридической и  иной помощи жертвам домашнего насилия;

непредоставление слова лицам, подвергаемым публичной оценке и критике. Высказывания Оксаны Пушкиной имеются в фильме и спорном тексте, однако они представляют собой реплики, вырванные из контекста и сказанные в других коммуникативных ситуациях. Извлеченным из контекста высказывания придается иное значение, работающее на коммуникативную цель автора, что является одним из ярких маркеров манипуляции.  

Поясняя сказанное, напомним, что в адрес Оксаны Пушкиной в оспоренных материалах выдвигаются публичные обвинения в том, что она продвигает интересы неких групп, представленных как заведомо враждебные для большинства населения. Между тем никакие пояснения по выдвинутым обвинениям ни у Оксаны Пушкиной, ни у иных упоминаемых лиц, как явствует из текста публикаций, не брались. В материале представлена только одна точка зрения, а именно позиция противников принятия закона о домашнем насилии. Сторонники законопроекта в спорных материалах были изначально лишены права голоса.

Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу подчеркивает «особую ответственность журналиста за предоставление слова лицу, в адрес которого журналистом (редакцией) выдвигаются публичные обвинения».

Отдельно отмечу, что в соответствии с Медиаэтическим стандартом Общественной коллегии по жалобам на прессу «редакция СМИ и конкретный журналист не обязаны при обращении к конфликтной ситуации быть нейтральными; как редакция, так  и отдельный журналист вольны занимать ту позицию, которая представляется им правильной, справедливой, соответствующей личным предпочтениям и/или общественному запросу. При этом предполагается, что журналист именем и репутацией отвечает за точность в отборе и подаче фактов, за достоверность передаваемых мнений, за четкость разграничения факта, комментария и предположения. Предвзятость и тенденциозность не являются признаком добросовестной журналистики; любые проявления подходов такого рода должны исключаться совместными усилиями журналиста и редактора».

Сказанное означает, что предоставление слова второй стороне (предполагающееся обязательным, когда речь идёт об объекте публичной критики) позволяет подавать материал непредвзято, не лишаясь при этом возможности открыто и недвусмысленно заявить о своей позиции;  

- апелляция к теории заговора и приведение аргументов, не имеющих отношения к обсуждаемой теме. Наглядный пример такого подхода в оспоренных материалах – прямой переход от изложения представлений авторов текста о недостатках законопроекта о домашнем насилии и исходящих от него угроз к теме скупки Telegam-каналов представителями ЛГБТ-сообществ. Далее, в соответствии с логикой раскрытого заговора, указываются группы врагов, их финансисты и бенефициары, схемы взаимодействия. При этом адресату публикаций не предлагаются ни проверенная, верифицированная информация, ни пояснение того, в силу каких причин информацию указанного рода авторам не удалось получить. В качестве аргументов в ход идут предположения, гипотезы, подведение к нужным выводам, приписывание мыслей и идей: «Мы не можем доказать, но можем предполагать, что таким образом может происходить финансирование. Могут быть договоры на обслуживание – и под видом оплаты адвокатских услуг могут переводиться большие суммы, чем реально предназначены на эту работу»; «Удивительно ли, что число ЛГБТ-каналов в нашей стране в последнее время растёт с невиданной скоростью?»; «Если проживание людей под одной крышей опаснее коронавируса, может быть, нам вообще отказаться от понятия семьи? Пушкина недалека от такого предположения».

Анализируя оспоренный сюжет, нельзя обойти вниманием внедряемую в сознание адресата идею о том, что все признанные иностранными агентами организации в России – это враги страны и ее народа. Сюжет построен на пресуппозиции антироссийской деятельности организаций, имеющих статус иностранного агента,  и иных организаций, получающих заграничное финансирование.

Не обсуждая дефектности подхода, при котором организации, признанные иностранными агентами, подаются именно как враждебные, ведущие антироссийскую деятельность, что не соответствует действительности, обратим внимание на серьёзную фактическую ошибку, допущенную в материале «Дембельский аккорд Оксаны Пушкиной: иноагенты лоббируют “закон о семейном насилии”», вышедшем уже после подачи коллективной жалобы. Содержащаяся в нём информация о том, что деятельность организаций, признанных иностранными агентами, запрещена в России, не соответствует действительности.

Отмечая в качестве системного для оспоренных публикаций то обстоятельство, что попадание в реестр иностранных агентов представлено в них, по меньшей мере, как маркировка субъектов, занимающихся, как говорилось когда-то, «подрывной деятельностью», уточним, что на законодательном уровне  различаются понятия организации, выполняющей функции иностранного агента,  и  организации, в отношении которой принято решение о признании её деятельности нежелательной на территории Российской Федерации. Деятельность организаций, выполняющих функции иностранного агента, в соответствии с законодательством Российской Федерации не является противозаконной, утверждение обратного не соответствует действительности - независимо от того, знал ли об этом утверждающий;

- осмеяние и доведение до абсурда. Когда доводы отсутствуют, а приведение фактических данных не гарантирует срабатывания на ожидаемый результат, одним из манипулятивных способов достижения цели внедрения в сознание продвигаемой картины мира становится снижение серьезности обсуждаемой проблематики, замещение полемики насмешкой, издевкой, иронией, чем активно пользуется автор спорного материала: «Вот в вашей организации есть специальный советник по гендерно-чувствительным вопросам? Нет? Немедленно предложите ввести, а если директор откажется, сообщите, что он замшелый консерватор, сексист и мракобес»;

- введение в заблуждение жанром. Спорный материал позиционирован как журналистское расследование, однако вряд ли можно отнести к жанру расследования бездоказательные утверждения о фактах (финансирование деятельности нежелательными организациями), готовые оценочные суждения, придание словам иного, чем в исходном контексте, смысла («консервативная плесень» отождествлена с «православным большинством»), искусственная привязка событий и ситуаций к обсуждаемой теме (скупка Telegram-каналов) и пр.;

- использование языка вражды. При отсутствии логических аргументов способом подачи материала автором избирается язык вражды, при котором заявители объединены в группу лиц, противопоставленных адресату публикаций, как их заведомые враги, а не просто люди с иными представлениями и убеждениями. Противопоставление групп лиц по принципу  “мы / они” начинается с  заголовков публикаций – «Их цель – русские дети», «Как Запад поставляет депутатов в Госдуму: жесткие истории Оксаны Пушкиной» – и продолжается в спорном тексте. Адресат, с которым солидаризируется автор, обозначен в материале как Россия, «носители традиционных ценностей», РПЦ, «здоровая часть общества», а противопоставляемая ему группа именуется как «Запад», «инагенты», «ЛГБТ-активисты, феминистки и пламенные борцы с домашним насилием»’. Указанное противопоставление является ярким маркером языка вражды. Номинацией «здоровая часть общества» в контексте публикации презюмируется неполноценность группы лиц, противопоставляемых «носителям традиционных ценностей».

В соответствии с Медиаэтическим стандартом Общественной коллегии по жалобам на прессу, «журналист принимает все меры к тому, чтобы избежать даже и невольного стимулирования дискриминации  человека по признакам расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального или социального происхождения. Журналист воздерживается от любых пренебрежительных намёков или комментариев в отношении расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального или социального происхождения конкретного лица». В Глобальной хартии журналистской этики особо отмечено, что «журналисты должны действовать так, чтобы распространение информации или мнений не умножало ненависти или предрассудков, и делать всё возможное, чтобы не способствовать  дискриминации по таким основаниям, как географическое, социальное или этническое происхождение, раса, гендер, сексуальная ориентация, язык, религия, инвалидность, политические и другие взгляды».

Позиционируя себя и свою аудиторию как «здоровую часть общества», авторы оспоренных публикаций «Царьграда» прямо дискриминируют группу лиц, противопоставляемую «своей» аудитории. В оспоренном материале негативное отношение к группам лиц, объединенным по признаку принадлежности ЛГБТ-активистам, феминисткам и борцам с домашним насилием находит выражение в априори предполагаемом превосходстве тех, кто принимает позицию авторов публикаций, и демонстративном предубеждении по отношении к другим, как бы заведомо неполноценным.

 

Дискредитация: цель – выборы

 

В Глобальной хартии журналистской этики содержится этическая норма о долге журналиста «избегать смешения своей профессии с рекламой или пропагандой». Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу также  исходит из того, что журналистика должна быть отделена от всего, что ею не является:  «Занятие журналисткой на профессиональной основе не допускает исполнения журналистами (под прикрытием своего профессионального статуса или без уведомления о нём адресата) функций специалистов по связям с общественностью, специалистов по рекламе, а также продвижения скрытой рекламы, - в том числе, по указанию работодателя».

Заголовок, начало и конец текста, в которые, как правило, закладываются основные авторские позиции, содержат в рассматриваемом случае прямую апелляцию к статусу депутата Оксаны Пушкиной: в заголовке это прямое обращение: «Не тратьте силы, Оксана Викторовна. Мы вас больше не выберем», а установка завершающего блока - «Уйти нельзя баллотироваться».    

И заголовок, и финал, и содержание оспоренных материалов, но прежде всего их специфика (предвзятое освещение темы, отказ от предоставления слова обвиняемым лицам, фальсификация экспертностииспользование языка вражды), а также время появления в публичном пространстве (преддверие выборов в Государственную Думу),  свидетельствуют о том, что первоочередной коммуникативной целью названных публикаций является дискредитация Оксаны Пушкиной как возможного кандидата в депутаты Государственной Думы. При этом сам спорный текст реализует предвыборные политические технологии и не имеет отношения собственно к журналистике.

Глобальная хартия журналистской этики журналистская миссия понимается как реализация права каждого человека на доступ к информации и идеям, закрепленного в Статье 19 Всеобщей декларации прав человека, при этом указывается, что  «ответственность журналиста перед обществом превалирует над любыми другими видами ответственности, в частности перед работодателем или органами государственной власти». Социальная ответственность журналиста также регламентируется принципом  «Профессиональная и социальная ответственность журналиста» Медиаэтического стандарта Общественной коллегии по жалобам на прессу. В соответствии с ним,  «Журналистская деятельность направлена на служение обществу; информация в журналистике понимается, прежде всего, как социальное благо». Этот принцип поддерживается рядом профессиональных норм и правил, согласно которым, в частности, «Журналистская деятельность несовместима с участием в информационных войнах, с манипулированием информацией и сознанием адресатов СМИ».

Содержание и способ подачи оспоренных материала свидетельствует  об участии журналистов «Царьграда» в информационной войне, связанной с выборами в Государственную Думу в 2021 году. При этом бенефициар в данной войне, как представляется, не связан с аудиторией СМИ.

 

Вопросы этики и юридические процедуры

 

В период подготовки настоящего заключения на сайте «Царьграда» появилось несколько сюжетов, связанных с   подачей коллективной жалобы, а именно:

- «В фильме «Царьграда» ищут разжигание ненависти. Сочувствуем ненавидящим», расположенный 18.06.2021 г. по адресу: https://tsargrad.tv/articles/v-filme-cargrada-ishhut-razzhiganie-nenavisti-sochuvstvuem-nenavidjashhim_369949;

- «"Токсичная депутатка": чьи интересы защищала в Думе Оксана Пушкина?», расположенный 25.06.2021 г.  по адресу: https://tsargrad.tv/articles/toksichnaja-deputatka-chi-interesy-zashhishhala-v-dume-oksana-pushkina_372380;

- «Дембельский аккорд Оксаны Пушкиной: иноагенты лоббируют "закон о семейном насилии"», расположенный 29.06.2021 г. по адресу: https://tsargrad.tv/articles/dembelskij-akkord-oksany-pushkinoj-inoagenty-lobbirujut-zakon-o-semejnom-nasilii_375071 .

Во всех указанных публикациях содержится апелляция к коллективной жалобе. При этом «Царьград», не дожидаясь рассмотрения жалобы, сформулировал свою позицию, которая сводится к тезису об отсутствии в исследуемых материалах языка вражды и выражению готовности к судебному процессу в случае обращения заявителей в суд.

Данная позиция демонстрирует подмену понятия языка вражды его юридизированными формами, а также подмену вопросов профессиональной этики юридической составляющей спорной коммуникации.

Обращение заявителей в Общественную коллегию по жалобам на прессу свидетельствует о желании заявителей обойтись рассмотрением спорных материалов с апелляцией, прежде всего, к системе профессионально-этических, медиаэтических, а не собственно юридических координат, поскольку рассмотрение спора Общественной коллегией – это альтернатива судебному разбирательству.

Давая оценку своему материалу, «Царьград» заявляет, что «журналисты телеканала лишь пролили свет на деструктивную деятельность некоторых общественных и политических деятелей. Эта деятельность направлена на разрушение семьи и традиционных ценностей, что не может быть представлено в органах власти или общественной жизни России, страны с тысячелетней историей».

Несмотря на уже заявленную публично позицию «Царьграда», согласно которой спорный материал невозможно квалифицировать как нарушение правил журналистской этики, хотелось бы надеяться, что диалог между заявителями и журналистами «Царьграда» при посредничестве Общественной коллегии по жалобам на прессу состоится и что стороны смогут услышать и понять аргументы друг друга.

Специально отметим, что речь не идёт об отказе адресата жалобы от своей позиции по закону о домашнем насилии, но только о том, что противоположный заявителям взгляд на ситуацию может и должен быть представлен корректно с профессионально-этической точки зрения. Понятно, однако, что подобный подход предполагает готовность дистанцироваться от политической повестки и перейти в сферу этической составляющей профессиональной коммуникации.   

 

Выводы

 

Исследование оспоренных материалов приводит к выводу о  наличии в них нарушений профессиональных журналистских и медиаэтических стандартов. К числу таких нарушений относятся пропаганда вражды, недостоверность, предвзятое освещение темы, манипулятивное изложение информации и внедрение в общественное сознание искаженной картины мира.

Спорный материал телекомпании «Царьград» содержит нарушение следующих базовых принципов журналистской этики, закрепленных в Медиаэтическом стандарте Общественной коллегии по жалобам на прессу:

принципа обеспечения прав граждан на информацию, в соответствии с которым «народ в целом и отдельные граждане имеют право на получение достоверной, точной, полной и непредвзято поданной информации, способствующей формированию у каждого из тех, кто имеет дело с журналистской продукцией, адекватной картины мира»;

принципа добросовестного освещения событий,  согласно которому журналист обязан обеспечить «точность и полноту информации о фактах, а также честное, добросовестное  освещение текущих  событий в том контексте, в котором информация об этих фактах и событиях приобретает смысл для конкретного гражданина, отдельной социальной группы, общества в целом»;

принципа профессиональной и социальной ответственности  журналиста, в соответствии с которым «информация в журналистике понимается прежде всего как социальное благо». Способ подачи материала способствует эскалации конфликта, а не служит социальному благу, что исключает спорные материал из сферы профессиональной журналистики.

 

Используемые источники

Медиаэтический стандарт Общественной коллегии по жалобам на прессу //   https://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/dokumenty/4756-mediaeticheskij-standart-2015

Глобальная хартия журналистской этики // https://presscouncil.ru/images/docs/doc_2020/global_hartiya_etiki.pdf

 

* - с 29.12.2020 организация включена Минюстом РФ в реестр НКО выполняющих функции иностранного агента

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов