Решение Коллегии - Страница 7

Оглавление

 

РЕШЕНИЕ

«О жалобе Ставишенко И.В. на опубликование ложной информации на сайте газета «Комсомольская правда – Урал («Комсомольская правда - Екатеринбург»; интернет-версия публикации от 25.04. 2011 г. «В Екатеринбурге соседка распылила газовый баллончик в лицо младенцу», автор А. Гусельников), а также в сюжете программы «Чрезвычайное происшествие» телеканала НТВ (апрель 2011 г., автор И. Базанов)

 

г. Москва, 05 сентября 2013 г.                   №92

 

На 89-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова (председательствующий), члена Палаты медиа-сообщества Евгения Абова, членов Палаты медиа-аудитории Евгения Гонтмахера, Сергея Ениколопова, прот. о. Александра Макарова, Григория Томчина рассмотрела жалобу Ставишенко Ираиды Васильевны «в связи с опубликованием ложной информации» на сайте газета «Комсомольская правда - Екатеринбург» (интернет-версия публикации от 25.04. 2011 г. «В Екатеринбурге соседка распылила газовый баллончик в лицо младенцу», автор А. Гусельников), а также в сюжете программы «Чрезвычайное происшествие» телеканала НТВ (апрель 2011 г., автор И. Базанов)»

Вопросы процедуры. Заявитель, И.В. Ставишенко, подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии и в связи с этим приняла на себя письменное обязательство не продолжать дела в судебном или административном порядке.

Редакция газеты «Комсомольская правда» и телекомпания НТВ на письменные обращения Общественной коллегии не ответили и готовности сотрудничать в разрешении настоящего информационного спора не проявили.

С учетом изложенных выше обстоятельств дела и руководствуясь положениями своего Устава, Общественная коллегия по жалобам на прессу признала жалобу И.В. Ставишенко подлежащей рассмотрению в соответствии со своим мандатом.

Позиция заявителя, И.В. Ставишенко, в обращении в Коллегию была изложена следующим образом. «В средствах массовой информации (более 200 источников) были размещены не соответствующие действительности и порочащие мои честь, достоинство и деловую репутацию сведения. Кроме того, распространение этих сведений нарушает мои конституционные и гражданские права (Ст.49 Конституции РФ; Ст. 152.1 ГК). Я никогда бы не стала (…) впускать в свою квартиру корр. «КП-Урал» Гусельникова, если бы он не заявил, что его прислали из милиции. А впоследствии гражданин Гусельников передавал (продавал?) различным телекомпаниям без моего согласия все отснятые и явно смонтированные им видеоматериалы, намеренно искажающие события, произошедшие при конфликте с бывшими соседями и нападении на меня Блюшко В.А. Практически весь новостной материал носит заказной характер, поскольку основан только на доводах корр. Гусельникова и Базанова (как они заявляют: «Совершивших собственное расследование этого уголовного дела») и семьи Блюшко. Поступившая от этих корреспондентов в СМИ информация не подтвердилась ни врачами скорой медицинской помощи и детской больницы №11, ни сотрудниками правоохранительных органов. Приводимое Гусельниковым на сайте газеты КП, якобы сделанное мною высказывание «Не нужно было с ребенком к двери выскакивать (это о соседке – прим. ред)» являются только вымыслом автора. А предоставленные Гусельниковым различным СМИ фотографии младенца, находящегося на тот период времени якобы в детской больнице №11, вызывают сомнение: съемка в инфекционном отделении ДГКБ №11 разрешается только с письменного разрешения главного врача. Гражданин Гусельников в своем репортаже на сайте газеты КП (написанном даже без осознания диагноза заболевания ребенка, с грамматическими ошибками: «конвьюгационная желтуха») намеренно оскорбил память моей покойной мамы, Беляковой Надежды Александровны – участника Великой Отечественной войны, медика, работавшей до последних дней и умершей от рака в 1977 г. На протяжении длительного времени он неоднократно редактировал эту статью: на многих сайтах исчезло утверждение автора о том, что моя покойная мама, якобы, «кидалась банками в соседских детей» (эти «дети» родились в/после 1977 г.). (…)

В репортаже НТВ корр. Базановым утверждается «…На этот раз за его жизнь пришлось бороться реаниматологам….Малыша привезли со страшными ожогами глаз….». Данное утверждение неверно. Юристом Детской городской клинической больницы №11 подтверждено, что по электронным статистическим данным Блюшко А. был привезен в больницу бригадой скорой медицинской помощи, сразу по приезде в медицинское учреждение был осмотрен врачом приемного отделения и помещен не в реанимационное, а в инфекционное отделение с диагнозом «конъюгационная желтуха». Ожогов и травм у младенца – Блюшко А. при осмотре врачом ДГКБ №11 отмечено не было. Блюшко Е.С. с малолетним ребенком, якобы «получившим тяжелые травмы и сильнейшие ожоги», не находилась (…) на момент времени съемки репортажа НТВ в больнице, а была дома – давала различные интервью телекомпаниям НТВ, 4 Канал, 41 Канал, 5 Канал и др. Подтверждающие это утверждение документы имеются в материалах дела

Ленинского районного суд а г. Екатеринбурга: справка из поликлиники №1 (режим – домашний); рапорт инспектора ОДН ОМ по МО «г. Екатеринбург» Малюковой М.С. от 25.04.2011 г. («…после осмотра врачом, малолетний с родителями отпущен домой»).

По факту якобы «обрызгивания младеца» я не привлекалась правоохранительными органами к уголовной ответственности. Однако Блюшко подали на меня в суд заявление частного обвинения о «причинении физической боли» отцу семейства – Блюшко В.А. (ст. 116, ч. 1). На суде эти люди продолжали утверждать, что я обрызгала их ребенка из перцового баллончика. Суд длился 1 год 9 месяцев. 29.11.2012 г. судьей Ленинского районного суда г. Екатеринбурга Яковлевой Н.В. по апелляционной жалобе мне вынесен оправдательный приговор, в настоящее время вступивший в законную силу (прилагаю).

Таким образом, в опубликованной в газете КП [№58 (25675) 2011 г., 26 апреля], на интернет-сайте газеты КП информации, как и в показанных в выпусках новостей видеоматериалах (телекомпании 4 Канал, 41 Канал, 5 Канал, НТВ и др.) содержатся обвинения меня в совершении преступления в отношении новорожденного ребенка, которого я не совершала. Данные сведения, получившие широкую огласку посредством телевидения и сети Интернет, носят намеренно ложный и оскорбительный характер».

Заявитель согласилась с предложением Коллегии ограничиться при рассмотрении настоящего информационного спора (в качестве «модельного» по выводам) двумя материалами конкретных СМИ: одного печатного и одного электронного. В качестве уточнённых адресатов жалобы И.В. Ставишенко были названы в итоге «Комсомольская правда - Екатеринбург» и программа «Чрезвычайное происшествие» телекомпании НТВ.

Позиции адресатов жалобы, руководства редакции газеты «Комсомольская правда» и руководства телекомпании НТВ, по данному информационному спору остались не проясненными в силу того, что ответов на своё обращение к руководителям данных СМИ (В.Н. Сунгоркину и В.М. Кулистикову) - с уведомлением о принятии жалобы к рассмотрению и с приглашением к сотрудничеству в урегулировании информационного спора - Коллегия не получила.

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Общественной Коллегии.

Коллегия приняла к сведению оправдательный приговор судьи Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29 ноября 2012 г.. Отменив в апелляционном порядке приговор мирового судьи судебного участка №3 Ленинского района г. Екатеринбурга от 07 июня 2012 г., судья Яковлева Н.В. признала Ставишенко И.В. «невиновной по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1. ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации» и постановила оправдать её «за отсутствием в её деянии состава преступления».

Коллегия ознакомилась с «мнением эксперта» проф. С.К. Шайхитдиновой по публикациям в газете «Комсомольская правда – Екатеринбург» и в программе «Чрезвычайное происшествие» телекомпании НТВ.

Основные выводы эксперта по публикации в газете «Комсомольская правда - Екатеринбург» сводятся к следующему:

- Автор публикации «В Екатеринбурге соседка распылила газовый баллончик в лицо младенцу» нарушает принцип объективности в изложении материала (что дает основания заключить, что необъективность присутствовала уже при сборе материала).

- Нарушены такие этические принципы журналиста, как презумпция невиновности героя публикации, введение в заблуждение источника информации в лице Ставишенко, невмешательство в частную жизнь (в тех версиях текста, где указывается возраст Ираиды Ставишенко, что «работает» на образ женщины без детей, которой «кошка заменяла семью»).

Эксперт считает, что в указанной публикации (материале, «выполненном по канонам таблоидного издания») целью журналиста обнаруживается «стремление вывести бытовой конфликт соседей в разряд скандального происшествия. Ставишенко стала “жертвой” формата. Заголовок сформирован в таком объеме и такого содержания, чтобы выйти в первые строки рейтинга просмотров пользователей. Под него подстроено остальное содержание публикации».

Эксперт полагает, вместе с тем, что применительно к публикации «В Екатеринбурге соседка распылила газовый баллончик…» говорить следует «не о заказе “против Ставишенко”, а о заказе на скандал как о бизнес-политике тех газет и телевизионных каналов, которые набирают популярность за счет “желтых” текстов».

«Мнение эксперта» по публикации о «чрезвычайном происшествии» в одноимённой программе телекомпании НТВ содержит следующие системные позиции:

- Телевизионный сюжет выполнен полностью по материалам следствия по уголовному делу, заведенному «по факту нападения на ребенка», но еще не переданному в суд. Исходя из Приговора Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 22 ноября 2012 г. приходится признать, что телепрограммой и автором сюжета И. Базановым была распространена «ложная версия следствия», чем был нарушены принцип презумпции невиновности Ираиды Ставишенко.

- Само нарушение принципа презумпции невиновности (применительно к И.В. Ставишенко) оказалось при этом следствием нарушения принципа объективности журналистом И. Базановым, который опирался при подготовке сюжета, по сути, на один источник: на материалы уголовного дела «по факту нападения на ребенка». Никакого специального журналистского «расследования» автором сюжета произведено не было.

- В телевизионном сюжете, как и в газетном материале, имеет место некорректное использование персональных данных И.В. Ставишенко: идя вслед за версией следователей, повторяющих версию супругов Блюшко, автор утверждает, что мотивом действий И.В.Ставишенко стала месть за кошку одинокой женщины определенного возраста (этот возраст указывается журналистом). По мнению эксперта, журналисты в итоге нарушили принцип невмешательства в частную жизнь.

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение.

РЕШЕНИЕ

1. Коллегия сожалеет об отказе руководства редакции газеты «Комсомольская правда» и телекомпании НТВ от сотрудничества с органом саморегулирования в рассмотрении и разрешении настоящего информационного спора.

1.1. Коллегия считает, что подход, допускающий разрешение информационных споров исключительно в судебном порядке, противоречит интересам граждан, журналистов и масс-медиа в целом, поскольку идет вразрез с основами журналистской профессии и выводит из поля профессионального и общественного контроля профессионально-этическую составляющую публикаций СМИ. Дело в том, что в силу своей особой, моральной природы эта фундаментальная для социально ответственной журналистики составляющая профессии изначально не подлежит правовой оценке. Последнее означает, в том числе, что конфликты, с нею связанные, заведомо не могут быть урегулированы через суд.

2. Коллегия разделяет основные оценки и выводы эксперта проф. С.К. Шайхитдиновой в отношении текста А. Гусельникова «В Екатеринбурге соседка распылила газовый баллончик в лицо младенцу».

Коллегия признаёт, что как автором данного текста, так и редакцией СМИ, его опубликовавшего, был грубо нарушен основополагающий принцип презумпции невиновности гражданина, которому публично (через СМИ) предъявляются обвинения, а также и то, что журналистом не были соблюдены базовые для профессии принципы правдивости и справедливости.

3. Коллегия сожалеет, что не получила возможности задать журналисту А. Гусельникову вопрос о том, действительно ли он использовал для доступа в квартиру И.В. Ставишенко профессиональный приём «работы под прикрытием» другой профессии («прислали из милиции»).

Полагая сам данный приём профессионально допустимым в известных обстоятельствах (в том числе, и в том, что касается доступа на частную территорию), Коллегия напоминает, что к «известными обстоятельствам» в конфликтных ситуациях подобного, исключительного рода в журналистике принято относить журналистское расследование, внятно мотивированное общественным интересом.

Учитывая, что никакого реального «журналистского расследования» А. Гусельниковым проведено не было, и что «общественный интерес» как профессиональная мотивация в тексте «В Екатеринбурге соседка распылила…» не был ни обозначен, ни реализован, Коллегия квалифицирует образ действий журналиста как нарушение стандартов профессионального поведения в том, что касается уважения частной жизни и достоинства личности, сбора информации честными методами, не злоупотребления доверием гражданина.

3. Напоминая о том, что право граждан на достоверную информацию относится к международно признанным принципам профессиональной этики журналиста, Коллегия напоминает в то же время о том, что свобода выражения мнений в журналистике, позволяющая реализовать этот принцип, неотделима от обязанности журналиста «действовать добросовестно, чтобы предоставлять достоверную и надежную информацию в соответствии с нормами журналистской этики». (Из постановления «Бергенс Тиденде и другие против Норвегии» Европейского суда по правам человека).

4. Коллегия полагает, что позиция журналиста А. Гусельникова, по факту обнаруживающая себя предвзятой, односторонней (несмотря на формальное предоставление слова «другой стороне»), а значит недобросовестной в профессиональном понимании, определенно не может рассматриваться как «заказная»: в значении «направленная против Ставишенко».

Безусловно солидаризуясь и по этому поводу, в том числе, со своим экспертом, Коллегия обращает особое внимание на вывод проф. С.К. Шайхитдиновой о том, что «речь в данном случае идет (…) о заказе на скандал как о бизнес-политике тех газет и телевизионных каналов, которые набирают популярность за счет “желтых” текстов».

4.1. Не обсуждая особенностей ни «желтых» текстов, ни той категории прессы, которая работает на удовлетворение и поддержание общественного любопытства в самых разных его проявлениях, Коллегия обращает особое внимание на вывод эксперта о том, что «Ставишенко стала жертвой “формата”».

Специфика ситуации публичной травли, в которой оказалась И.В. Ставишенко (по её оценке, за задавшей тон публикацией «В Екатеринбурге соседка распылила…» последовало «более 200 публикаций» аналогичного свойста), побуждает эксперта писать слово жертва без кавычек, а Коллегию - напомнить о социальной ответственности журналиста как о базовом, международно признаваемом профессиональном принципе.

4.2. Не имея возможности задать уточняющие вопросы журналисту А. Гусельникову, Коллегия не рассматривает и не оценивает утверждение заявителя о том, что «впоследствии гражданин Гусельников передавал (…) различным телекомпаниям (…) все отснятые и явно смонтированные им видеоматериалы (…)».

5. Коллегия обращает внимание на то, что профессиональное правило «исправления любой опубликованной или распространенной информации, которая оказывается впоследствии грубо неточной», отнесенное Резолюцией №2 «Журналистские свободы и права человека» (1994 г.) к числу ключевых для демократической журналистики, ещё и сегодня не рассматривается в качестве важного, репутационно значимого, а значит и обязательного для своей практики, большинством российских СМИ.

5.1. Коллегия полагает, что отказ от исправления допущенной ошибки (в логике доброй воли) редакции «газеты, которую читают все!», ознакомленной, в числе прочего, с судебным документом, подтверждающим необоснованность обвинений, публично предъявлявшихся заявителю, никак не соответствует профессиональным, в том числе, принципам гуманности и справедливости.

6. Коллегия разделяет основные выводы эксперта проф. С.К. Шайхитдиновой в отношении телевизионного сюжета телекомпании НТВ (программа «ЧП-расследование», Екатеринбург, автор Иван Базанов), по факту появления которого заявитель ставшего поводом для обращения его в Коллегию.

6.1. Коллегия признаёт, что журналистом И. Базановым и распространенным программой «ЧП-расследование» НТВ сюжетом из Екатеринбурга нарушены принцип презумпции невиновности гражданки И.В. Ставишенко, а также базовые для журналистики принципы достоверности информации, распространяемой журналистом, и невмешательства в частную жизнь. Что касается последнего, Коллегия соглашается с экспертом также и в том, что речь идет о некорректном использовании персональных данных.

7. Коллегия обращает особое внимание на то, что телевизионный материал, вышедший в программе «ЧП-расследование», не был журналистским расследованием, и что конфликтная ситуация в нем была подана не в логике поиска истины средствами и способами, доступными профессиональному журналисту, а в соответствии с логикой следствия «по факту нападения на ребенка».

7.1. Признавая обязательным учет специфики материалов телевизионной криминальной хроники (криминального репортажа), выходящих в эфир до решения суда по описываемым, опубличиваемым ими происшествиям, Коллегия не считает саму эту специфику экстраординарной, допускающей отступление от «норм журналистской этики, диктующих правила самоограничения и устанавливающих грань дозволенного в публичном распространении материалов, способных нанести вред нравственному, физическому и психическому здоровью людей». («Хартия телерадиовещателей», под которой стоит подпись ООО «Телекомпании НТВ».).

К числу таких норм Хартей телерадиовещателей относятся, в частности:

- уважение и соблюдение неприкосновенности частной жизни и

- соблюдение объективности и особой тщательности при распространении сведений о возбужденных, расследуемых и разрешаемых судом уголовных делах.

8. Коллегия полагает уместным напомнить о своей рекомендации журналистам, представляющим публике уголовные дела, «особо критически относиться к информации, полученной от заинтересованных лиц (в данном случае – органов следствия и прокуратуры), всегда и везде, где это оказывается практически возможным, выслушивая и отражая должным образом в публикации мнения подозреваемых и обвиняемых». (Решение № 59 от 09.2010 г. «О жалобе гражданина А.А. Плескачёва на публикацию материалов (…) редакцией газеты «Московский комсомолец».)

8.1. Коллегия полагает остающимся в силе следующий вывод Решения № 66 от 11.03.2011 г. («О жалобе И.Г. Ясавеева на программу «Перехват» телекомпании «Эфир»): «Силовые ведомства и их пресс-службы, являясь регулярным поставщиком информации для программ криминальной хроники и городских происшествий, нуждаются в постоянном и плотном контроле (…) со стороны журналистов».

Напоминая о том, что к сказанному о нужде в контроле над поставщиками информации для программ криминальной хроники и городских происшествий в Решении № 66 примыкал вывод о нужде «в активном и также постоянном самоконтроле самих журналистов и медиаорганизаций», Коллегия с сожалением признаёт, что ни самими журналистами, ни службами, отвечающими за связь с прессой силовых министерств и ведомств, за последние годы не были предприняты сколько-нибудь серьезные попытки изменить привычный (граждански, но и профессионально затратный) порядок установившихся, по существу – взаимно безответственных взаимоотношений.

Не имея возможности практически повлиять на обнаруженную ситуацию, Коллегия настоятельно рекомендует обратить на неё внимание медиаассоциаций и медиаорганизаций, заинтересованных в сокращении числа конфликтов, затрагивающих права человека в сфере массовой информации.

9. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- Факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику журналиста и медиаэтику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по поддержке средств массовой информации как основы гражданского общества,

- обеспечению свободы слова и доступу к информации- – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

Настоящее решение принято консенсусом

Председательствующий, Ю.В. Казаков

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов