Мнение эксперта - Страница 3

Оглавление

Мнение С.А. Куликовой

о материале Жанны Голубицкой «Зоошиза: ненормальное отношение к животным разрушает психику и семью», опубликованном в электронном периодическом издании «МК.ru»

Мнение является результатом проведенного исследования 

Куликова Светлана Анатольевна, к.филол.н, доцент каф. конституционного и муниципального права Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского.

Материалы, по которым велось исследование:

- Обращение в Общественную коллегию Затонской Анастасии Станиславовны;

- Публикация Ж. Голубицкой «Зоошиза: ненормальное отношение к животным разрушает психику и семью»;

Вопросы, вынесенные на обсуждение:

  1. Содержатся ли в материале «Зоошиза: ненормальное отношение к животным…» признаки нарушения норм профессиональной этики журналиста? Способствует ли публикация возбуждению социальной нетерпимости, пропагандирует ли она жестокость, обнаруживает ли угрозу дискриминации по признаку убеждений? Если «да», то в каких фрагментах текста это обнаруживается.
  2. Нарушает ли публикация материала «Зоошиза: ненормальное отношение к животным…» требование этических кодексов уважительно относиться к чести и достоинству людей, которые стали объектами профессионального внимания журналиста? Допустил ли журналист оскорбительные выражения в адрес героев своей публикации?
  3. Нарушено ли в публикации требование Кодекса профессиональной этики российского журналиста распространять только ту информацию, в достоверности которой журналист убежден и источник которой ему хорошо известен? Можно ли говорить о том, что журналист распространил домыслы и слухи под видом достоверных сведений?

 Методология исследования базируется на теории массовой коммуникации и теории социальной ответственности прессы, этическом кодексе журналиста, решениях Общественной коллегии по жалобам на прессу [1, 2, 4, 5]. 

 

Выводы исследования

Ответ на вопрос  1

Статья «Зоошиза: ненормальное отношение к животным…» написана в жанре трендовой статьи. Жанровое своеобразие трендовой статьи в том, что в ней описывается и анализируется новое общественное явление. (По одному из определений, «актуальность для трендовой статьи – это такое накопление изменений в окружающей среде, когда они уже есть, но еще не бросаются в глаза. Вот когда журналист напишет, тогда все увидят» [3].) Принято считать, что цель трендовой статьи – увидеть новое общественное явление, описать его грани, выявить социальный эффект (социальные вред или пользу), попытаться определить, какие проблемы могут быть связаны с этим явлением и какие пути их решения существуют или могут быть предложены специалистами. Главным при описании общественного явления, как предполагается,  должно стать его исследование журналистом доступными ему способами, с привлечением различных источников и способов получения информации: тут и истории героев публикации, и статистические данные, и мнения специалистов по исследуемой проблематике, и т.д.

Проблема, которая поднимается в публикации Ж. Голубицкой, без сомнения относится к общественно значимым. Тема отношения к бездомным животным и к их защите в нашем обществе стоит достаточно остро, отношение граждан к таким животным противоречиво. Об этом, в частности, свидетельствуют и рассмотренные Коллегией жалобы на публикации, связанные с зоозащитниками и их деятельностью  [4, 5]. 

Журналист Голубицкая в рассматриваемом случае сосредоточила свое внимание на поведении зоозащитников. При этом позиция её достаточно определённа: зоозащитники в публикации изначально обнаруживаются людьми, которые «не понимают, что их привязанность к животным вышла за грани разумного и происходит в ущерб близким им людям». 

Журналист не пытается разобраться в проблеме, она высказывает заранее сформированное мнение. Об этом свидетельствует заголовок, в котором появляется ярлык «зоошиза» и, по сути, выносится приговор явлению: «ненормальное отношение к животным разрушает психику и семью». 

Единственный фрагмент, где представлена заявка на анализ описываемого явления – это лид, где говорится об опасной черте, которая разделяет любовь и привязанность к животным от такого отношения к ним, которое переходит «грани разумного», оборачиваясь ущербом близким людям». Однако эта заявка не подтверждается основной частью текста.

Материал состоит из историй, в которых зоозащитники показаны исключительно в отрицательном ключе. Они совершают действия, которые носят очевидно противоправный характер: «могут безжалостно избить человека», «обманом врывающиеся в чужие дома», «подманивают и уводят чужих собак и кошек», совершают мошеннические действия, собирая деньги на непонятные цели и т. д. Кроме того их действия нарушают этические нормы по отношению к супругам, детям, соседям и т.д.

Журналист, как представляется, использует некоторые приемы манипулирования читательской аудиторией. Поделившись в начале публикации с читателем как бы научным знанием - «к зообезумию психологи относят любое отношение к животным, противоречащее разуму и интересам человека», - автор не считает возможным ни назвать имена считающих так психологов, ни привести ссылку на какой-либо источник: желательно достаточно авторитетный, когда речь об общественном интересе. То же и в случае с утверждением:  «к «зоошизикам» относят зоорадикалов». «Относят» - это кто конкретно, чьё мнение воспроизводится как авторитетное, ориентирующее читателя? Говорится: «по признанию специалистов, развивается зоошиза постепенно», но о каких специалистах идёт речь читатель должен или догадываться, или не задумываться, не задаваться вопросом. Применением приёма такого рода обобщения авторства высказываний и позиций создает впечатление, что специалисты-психологи уже установили, что существует такое психическое отклонение, как «зоошиза», и даже классифицировали тех, кто и в каких случаях под него подходит. Но не стоит надеяться на то, что и в данном случае автр приведёт соответствующие имена и ссылки. Автор использует известный, но не внушающий доверия прием «есть мнение»: в данном случае - сложившееся в Сети и проявляющееся в сетевом сленге.

В качестве манипулятивного приема следует оценить и привлечение  специалистов с именами для, как предполагается, квалифицированной оценки явления.

Информацию о специалисте-ветеринаре О`Брайане найти, к сожалению, не удалось. Что касается А.Колесовой, то она, как показывает поиск, является постоянным экспертом для Ж. Голубицкой, консультируя автора по широкому кругу вопросов: от избавления от интернет-зависимости до решения бытовых семейных проблем, от того, как себя вести в случае увольнения до путешествия в Индию или гаджетомании в Америке» [6].

Разумеется, журналист волен сам выбирать эксперта или консультанта для конкретной публикации. Но привлечение одного человека, возможно, хорошего психолога, в качестве эксперта при обсуждении заведомо различных вопросов, в том числе, требующих специальных познаний в тех или иных областях, вызывает вопросы.

Не пытаясь догадаться о причинах, по которым в оспоренной статье, претендующей на серьёзное обобщение, нет ни статистических данных, ни мнений представителей других специальностей или профессий, я, как читатель, могу разве что пожалеть о том, что не нашла в ней мнений социологов  или юристов, к примеру. Думаю, что не у меня одной при чтении публикации возник такой, например, вопрос: а способствует или нет решению проблем, которым посвящена статья (той же проблемы содержания большого количества животных в малогабаритных квартирах) недавно принятый Федеральный закон «Об ответственном обращении с животными» от 27.12.2018 г. № 498-ФЗ? Понятно, что ответа на такой вопрос не стоит ждать от психолога. Может быть, и самого вопроса (такого или другого, других) в публикации нет ровно поэтому?  

 

Ответ на вопрос 2

Касаясь соответствия публикации требованию этических кодексов уважительно относиться к чести и достоинству людей, которые становятся объектами профессионального внимания журналиста, можно сказать следующее.

Журналист относится к героям своей публикации как к иллюстрациям заложенной в неё идеи. Описание их поведения призвано обнаружить  отклонения от нормы: «женщина впала в истерику», «тетки средних лет – большинство одинокие, сядут за стол и ведут разговоры, от которых я вздрагиваю. Например: «Да его самого надо изрезать, убить и закопать за этого несчастного пса», «жена пускает здоровых уличных псин в свою кровать, целует их прямо в пасть», «я увидела, как у него горят глаза и мне стало страшно» и т.д.  

«Зоошизики», «зоорадикалы», «зооэкстремизм»: ярлыки, говорить об их безобидности не стоит. Оспоренный материал в целом написан в уничижительном по отношению к героям публикации тоне. 

 

Ответ на вопрос 3

Обращаясь к вопросу о распространении домыслов и слухов под видом достоверных сведений, о введении общественности в заблуждение относительно некоего психического заболевания, следует заметить, что материал построен как серия историй. Их достоверность трудно проверить или опровергнуть. Журналист ни разу не упоминает, что лично встречалась со своими героями. Эти герои рассказывают свои истории как бы «вообще», всем, либо при обращении к психологу. Сказанное позволяет предположить, что источником одной части «историй» для журналиста стала та же Алина Колесова, другая же была почерпнута автором из соцсетей. При таком подходе бессмысленно всерьёз надеяться на то, что журналист проверял предоставленную ему информацию или хотя бы предпринимал такую попытку –  и может подтвердить ее достоверность.

 

Краткие ответы на вынесенные на обсуждение вопросы:

 Проведённое исследования статьи Ж. Голубицкой «Зоошиза: ненормальное отношение к животным разрушает психику и семью» позволяет сделать следующие выводы.

  1. Используемые автором языковые средства и приемы подачи информации создают устойчивое впечатление предзаданности автора, такого подбора информации определённого содержания и характера, который позволяет навязать читателю заранее сконструированную картину там, где требуется достаточно серьёзный, не тенденциозный анализ некоего общественного явления.
  2. Материал создает сугубо негативный образ людей, обеспокоенных судьбой животных. При этом призывов к социальной нетерпимости, оправдания жестокого отношения к животным, равно как и призывов к дискриминации граждан или групп граждан по признаку отношения к животным в тексте не обнаружено.
  3. Использование автором таких манипулятивных приемов, как ссылки на неназванных специалистов, отсылка к сетевым мнениям как к мнению общественному или же привлечение «универсального» эксперта в качестве профильного свидетельствует о достаточно низком качестве публикации. Это обстоятельство можно было бы не рассматривать в качестве значимого, когда бы речь не шла о заведомо общественно значимой, социально конфликтной теме взаимоотношения человека и животных.
  4. В тексте используются выражения «зоошизики», «зоорадикалы», «зооэкстремизм», которые без сомнения значительным числом людей могут трактоваться как задевающие или даже оскорбительные. Материал в целом написан в уничижительном по отношению к героям публикации тоне, определенно не отвечающем журналистским стандартам.
  5. Характер изложенных в тексте «историй» вызывает обоснованные сомнения в том, что журналист проверяла предоставленную ей информацию на достоверность. В том числе, и по этой причине выводы журналиста, претендующие на социальную значимость, нельзя признать ни обоснованными, ни социально значимыми.

Специальное замечание.

Автор настоящего исследования считает полезным воспроизвести в нём следующий вывод одного из решений Коллегии: «заведомая «хайпогенность» ряда тем в сетевой журналистике требует повышенной осторожности, профессиональной чуткости журналиста и редактора применительно к ситуациям, гарантирующим высокий общественный резонанс либо в силу специфики самой темы, либо по причине обнаруживаемого в той или иной ситуации градуса общественного интереса. Как представляется Коллегии, значительная часть информации, относящейся к зоозащите и зоозащитникам, подходит под оба этих критерия.

Сказанное означает, в том числе, что при подготовке публикаций «зоозащитного» направления повышенное внимание редакциям сетевых изданий стоило бы уделять задаче предохранения граждан, становящихся объектами внимания СМИ, от ложных обвинений, исходящих от третьих лиц, минимизации угрозы травли лиц, задетых публикациями, в социальных сетях. Эксплуатация повышенной отзывчивости одной части общества к теме отношения к животным столь же опасна, как и эксплуатация глухоты, равнодушия другой части общества к проблемам, которые обнаруживаются в этой сфере» [4]. 

На наш взгляд, это мнение Коллегии заслуживает внимания журналистов, обращающихся к зоозащитной теме вне зависимости от жанра, в котором готовится конкретная публикация.  

 

Литература

 

  1. Настольная книга по медийному саморегулированию /Под общей редакцией сопредседателя Общественной коллегии па жалобам на прессу, д.ю.н., профессора М.А. Федотова. М., 2009.
  2. Кодекс профессиональной этики российского журналиста https://presscouncil.ru/teoriya-i-praktika/dokumenty/633-kodeks-professionalnoj-etiki-rossijskogo-zhurnalista
  3. Колесниченко А.В. Настольная книга журналиста: учебное пособие М., 2013 г. С. 135 URL: http://www.newsman.tsu.ru/wp-content/uploads/2015/11/Kolesnichenko_-_Nastolnaya_kniga_zhurnalista.pdf
  4. Решение «О жалобе Узялло Виктории Викторовны на материал «Зоозащитники узнали, кто рассылает фото с пытками животных», размещённый сетевым изданием «360tv.ru». (Авторы – Ксения Степанова, Олег Городничий. Дата публикации – 19.08.2018 г., URL: https://360tv.ru/news/koty/zoozaschitniki-uznali-kto-rassylaet-foto-s-pytkami-zhivotnyh/ .)
  5. Решение «О жалобах Зиберт С.А. (коллективная, одиннадцать подписей) и  Москаленко И.Н. в связи с выходом в эфир телеканала «Россия-24» сюжета о бездомных собаках и возможных способах решения этой проблемы. (Дата публикации – 28.02.2017 г., программа «Вести в 23.00 с Максимом Киселёвым». URL:http://www.vesti.ru/videos/show/vid/708629/cid/3261/
  6. Авторский проект Алины Колесовой URL : http://www.psychology4u.ru/articles/

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов