Реакция на решение - Страница 5

Оглавление

 

Заявление С.В.Иваненко.

Заявление Г.А.Явлинского.

 

ПИСЬМА ЧЛЕНАМ ОБЩЕСТВЕННОЙ КОЛЛЕГИИ

 

1) Уважаемые господа! Товарищеский суд в СЖ, который прошел 8 июля 2008 г. по жалобе Е. Диллендорф и Ю. Шейна принес очень плачевный, предвзятый  и не объективный результат. Он показал, в каком деструктивном и корпоративно – повязанном состоянии находится Российская журналистика.  Мне не понятно как можно было пропустить столь очевидные и вопиющие факты хамства, непрофессионализма, предвзятого отношения, со стороны радио «ЭХО Москвы» и его сотрудников.   Вы считаете приемлемым и уместный, в эфире радио высказывания о партии фюрерского типа, это только яркие примеры освящения  ЯБЛОКО, но мне как слушательнице постоянно приходится слышать шельмование и пренебрежительный стеб в эфире. Очень стыдно за вас господа, я думаю Вы прекрасно знаете как на Эхо любят высмеивать ЯБЛОКО, но вы решили занять сторону коллег, так чтоб потом лишний раз не спорить внутри компании, а лучше вместе посмеяться как прокатили ЯБЛОКО с их «честолюбием и вечным недовольством». Вот только знайте, что граждане так не считают. Есть резонанс в обществе и душевное беспокойстве за ваш поступок.

 

http://www.echo.msk.ru/doc/526064-echo/comments.html#comments

http://www.echo.msk.ru/programs/razvorot/526059-echo/comments.html#comments

http://www.forum-tvs.ru/index.php?showtopic=55884

http://www.yabloko.ru/Forums/Main/posts/421904.html

 

Людмила Ушакова.

 

2) Уважаемый член Общественной Коллегии Союза Журналистов!

 

С глубоким прискорбием узнала из форума «Новой Газеты» , что Вы участвовали в позорном судилище над партией Яблоко.

 

Ваш голос в поддержку Эха Москвы, тенденциозность которой очевидна даже такому далёкому от партийной политики человеку, как я, - это дополнительный гвоздь в гроб независимой и компетентной российской журналистики.

 

Я надеюсь, что Вы примете единственно верное решение и подадите в отставку.

 

С надеждой, Ксения Польских

 

3) Как Вам не стыдно?Игорь

 

Вам, как члену Общественной коллегии по жалобам на прессу Союза журналистов РФ и просто как опытному и бывалому человеку тенденциозность подачи Эхом новостей, касающихся партии Яблока и её лидеров, должна быть видна невооружённым глазом. Вы просто присоединились к общей травле Яблока и всё. Несправедливое решение, принятое Вами под влиянием псевдокорпоративной солидарности и, возможно, приятельских отношений с Эховцами, демонстрирует всё убожество современной отечественной журналистики. А что касается лично Вас, то как Вы можете и дальше оставаться арбитрами в вопросах, касающихся журналистской этики, я не понимаю. Как говорится в одном анекдоте - и эти люди не разрешают мне ковыряться в носу...

 

4) Уважаемые господа Симонов и Федотов! Прочитал в интернете о претензии партии «Яблоко» к «Эху Москвы», прочитал решение Общественной Коллегии, в которой вы состоите. Я думаю, что ваши имена надолго останутся в памяти с таким «рассмотрением». Помните Галича? «Мы поименно вспомним тех, кто поднял руку». Теперь эти слова относятся к вам. Ведь о такого рода ситуациях написаны горы литературы, ну почему история повторяется? Почему вы – участники этого повтора? Жаль.

 

Слушатель Эха, избиратель Явлинского, гражданин.

 

5) Уважаемые господа.В наше время как-то стало не принято вступаться за кого-то, проще видимо быть в стаде. В этом стаде находился и я. Все свои сомнения относительно жалобы  Яблока вынашивал в себе. Но, увидев, что я не один такой, что возникла дискуссия (и на Эхе Москвы, и на сайте Общественной коллегии, и в других местах), решил вам написать.

 

Во-первых, мне кажется, что в этом споре дело даже не в Яблоке. Просто  Яблоко, как это часто случалось, вскрыло важную проблему. Проблему состояния сегодняшней журналистики (речь идет, конечно, не о придворной, а о, насколько это сегодня возможно, свободной  журналистике). В связи с уникальностью положения Эха  его это касается в первую очередь.

 

Передергивания, хамство, самолюбование, некомпетентность, неподготовленность, предвзятость и в целом  обывательское, а не журналистское поведение . явления, все чаще наблюдаемые в эфире радиостанции, постоянным слушателем которой являюсь в том числе и я.

 

Ваше решение лишь усугубило данные явления. С момента его принятия на Эхе царит, прошу прощения, кураж и глумление. Все происходит по-новой, только теперь уже с индульгенцией вашего органа. Например, Сергей Пархоменко называет пресс-службу Яблока тухлой, а Алексей Венедиктов и Юлия Латынина перевирают ситуацию с освещением убийства Фарида Бабаева (ведь речь шла не о том, что не освещалась в итоговых программах смерть от ран Ф.Бабаева, а о том, что само покушение, приведшее к смерти, не нашло отражения в этих программах).

 

Вместо того, чтобы уберегать, сохранять и воспитывать в непростых условиях достойную, свободную, профессиональную журналистику, вы дали зеленый свет разнузданности под прикрытием не менее презренной ²корпоративной солидарности.

 

Д.Сивков

 

6) Алексей Венедиктов, программа "Без посредников": Первое, что я хотел бы вам сказать. История с жалобой двух членов «Яблока» Евгения Диллендорфа и Юрия Шеина против «Эха Москвы», для «Эха Москвы» закрыта. Почему? Потому, что если мы обратимся к тексту жалобы, мы видим, что эти два члена «Яблока» просили разъяснить, пояснить, вернее, цитирую, «членов общественной коллегии, в какой мере перечисленные ниже сообщения соответствуют нормам, принятым сегодня в российском журналистском сообществе, в частности, закону о СМИ и Кодексу профессиональной этики российского журналиста». Просят также членов Общественной коллегии в случае нарушения журналистских норм, высказать своё мнение, имеем ли мы дело с сознательной тенденциозностью радиостанции или с непрофессионализмом сотрудников и попустительством ему со стороны руководства «Эха Москвы», и в каких случаях.

 

Отлично. Общественная коллегия. Итак, напомним, это они обратились туда. Они, не мы! И попросили разъяснить. Им объясняют. «Общественная коллегия не усматривает в этих материалах каких-либо признаков информационной атаки, предвзятости и тенденциозности в отношении РОДП «Яблоко». Общественная коллегия полагает, что претензии заявителей к авторским программам радиостанции «Эхо Москвы» неосновательны». Вот суть содержания. Они спросили, пожаловались. Им ответили. Тема закрыта. Мы здесь больше не при чём. Если эти члены «Яблока» хотели бы выяснять и дальше, им придётся выяснять это с Коллегией, компетентность и уважение которой они выяснили. И эта тема, это жалобы, закрыта.

 

Во всяком случае, для нас. И мы вполне удовлетворены решением общественной Коллегии. Хотя, сразу вам должен сказать, что по каждому эпизоду, а их было семь, проводилось тщательное расследование. Я дал поручение Володе Варфоломееву, Марине Королёвой, провести по каждому пункту жалобы расследование. Там, где была их компетенция. Вот, собственно говоря, вся история, на которой я хотел бы остановиться.

 

Теперь, что касается выступлений отдельных членов руководства «Яблока», прежде всего, Сергея Иваненко, который уже после того, как получено было решение Коллегии, он заявил, что не будет приходить в эфир «Эха Москвы», если мы не извинимся. За что извинимся, когда Коллегия подтвердила, что не было нарушений ни профессионализма, ни профессиональной этики. Мы не считаем правильным извиняться за то, что мы не делали. А если Сергей Викторович Иваненко не хочет приходить на «Эхо Москвы», это его проблема. Мы по-прежнему будем его приглашать в эфир «Эхо Москвы», его право выбирать, хочется, не хочется, капризничать, не капризничать, это его дело. Меня это не касается, продюсеры работают, приглашают гостей. Главный редактор здесь не при чём. Никаких выводов из заявления г-на Иваненко мы делать не будем.

 

Что касается заявления лидера партии Григория Алексеевича Явлинского, который в своём заявлении оценивает профессиональный уровень журналистов «Эхо Москвы», степени их подготовленности к эфирам с ним, и прочее, прочее, прочее… Но это мнение. Мы всегда бьёмся за то, чтобы было свободное мнение. Григорий Явлинский может иметь мнение по поводу профессиональной подготовленности, наверное, он в этом понимает хорошо, журналистов «Эхо Москвы», и это его право. Так же, как может такое же мнение иметь г-н Жириновский, г-н Зюганов, г-н Миронов, г-н Белых, г-н Путин, г-н Медведев. Не вопрос! Но вот у него такое мнение. Я это мнение не разделяю. Не разделяю. Вот и всё. Поэтому тоже никаких последствий для г-на Явлинского и г-на Митрохина, и г-на Иваненко, их заявления, в смысле редакционной политики «Эха Москвы» не принесут. Мы не капризные дети, чтобы обижаться на заявления лидеров партии, министров, президентов и т.д. Мы профессионалы. Они могут иметь любую точку зрения, мы продолжаем работать на вас.

 

И ещё одна позиция, которую я хотел бы высказать. Мне позвонили с радиостанции «Свобода», от моих коллег, и пригласили участвовать в передаче, в следующую пятницу, по этому поводу, напротив Евгения Диллендорфа и членов Комиссии. Слушайте! Я не буду повторять эту историю.

 

Если Женя Диллендорф хочет спорить с Комиссией по этике, это их двусторонние отношения. Для меня вопрос этих жалоб исчерпан. Если же меня попросят придти в передачу, в которой будет принимать участие либо г-н Митрохин, либо г-н Иваненко, либо г-н Явлинский, я, конечно же, приду. Потому, что там речь идёт и должна пойти о независимой журналистике, независимой не только от государства, не только от институтов, не только от акционеров, но и независимой от оппозиции, от лидеров партий, которые, конечно, хотят, чтобы они выглядели лучше. Это для меня совершенно очевидно.

 

Поэтому сразу хочу сказать, что я не отказываюсь от серьёзного разговора и высказывания мнения относительно «Эха Москвы». И, завершая эту позицию, хочу сказать, что, конечно же, «Эхо Москвы» совершает ошибки. Конечно же, ошибается! Забывает. Я вам могу сказать, мы с коллегами говорили, что мы историю с Алексаняном проспали, мы опоздали больше, чем на сутки. Чистая ошибка. Это если из серьёзных. Из мелких, оговариваются бывает. Вот была история, действительно, тоже связанная с «Яблоком», которая не вошла в этот перечень. Когда наш корреспондент сказал там, о Илье Яшине, что он, выступая на митинге, заявил. Илья Яшин, действительно, заявил, и действительно, на митинге, но не выступая, а в интервью журналистам. Корреспондент за это получил по шее. Это правда. Потому, что «выступая на митинге» подразумевается, что он выступал с трибуны. Голос Яшина был, он это сказал, но была ошибка. Мы её исправили. Нет вопроса для нас.

 

Возможно, и в отношении «Яблока» мы тоже совершали ошибки. Но не те, которые были перечислены, не те 7 позиций, которые были перечислены. Потому, что по каждой позиции было проведено, ещё раз повторяю, расследование и исследование. Я точно так же, как показалось Елене с аберрацией слуха, я просто так не отвечаю. И я сказал г-ну Федотову, который сказал меня на Коллегию ещё до Коллегии, я сказал, что у меня есть ответы, Михаил Александрович. Но если Коллегия признает, что мы виноваты, мы, конечно, с этим не согласимся, потому, что уже расследование прошло и, с моей точки зрения, мы абсолютно правы, но если Коллегия решит, мы извинимся в эфире, даже если мы не согласны. И для нас вопрос будет закрыт. Это нормально, потому, что мы как бы вручили себя этой Коллегии, мы признали её компетентность. Я считаю, что это очень правильная история.

 

И когда после решения Коллегии, недовольные решением люди стали уже на Коллегию нападать, ну, давайте, с Коллегией воюйте. Это не наш вопрос уже. Мы пошли туда, куда они нас позвали, грубо говоря. Позвали бы в другое место – пошли бы в другое место.

 

7) Сергей Пархоменко, передача "Суть событий": "Вторая группа вопросов, которых тоже очень много и которые, на мой взгляд, совершенно не соответствуют масштабу самого события, но так уж сложилось, что среди наших радиослушателей эта часть очень активная, напористая. Это поклонники партии «Яблоко», которые возмущаются тем решением, которое было принято 8 июля. Комиссия по информационным спорам здесь приняла решение по существу отклонить, признать неуместной и несостоятельной жалобу двух влиятельных руководителей партии «Яблоко», которые в данном случае решили заявить, что они выступают не как функционеры партии «Яблоко», а как частные лица, что, на мой взгляд, само по себе является лицемерием. Ну неважно… им захотелось тут полицемерить – ну, полицемерили. Вот у меня спрашивают, грубо говоря, не стыдно ли мне, что такое решение было принято. А решение было принято совершенно очевидное и однозначное, что те претензии, которые были здесь высказаны к радио «Эхо Москвы», будто бы оно третирует партию «Яблоко», как-то ее дискриминирует, как-то специально ведет против нее какую-то кампанию, вот эти обвинения признаны абсолютно несостоятельными, и более того – эта самая комиссия по информационным спорам еще и позволила себе указать на несовершенства в работе пресс-службы партии «Яблоко», которая прикрывает свои собственные промахи и свою собственную профессиональную несостоятельность вот такого рода претензиями, которые она скрупулезно как-то накапливает, складывает в кучечку, как-то нумерует, слюнит пальцем, потом все выносит и говорит – «вот, здесь не сказали про нас, там не сказали, тут вот нас обидели, здесь не позвали…» и т.д., что, конечно, полная чушь, потому что была предъявлена статистика, на мой взгляд, совершенно безобразная, свидетельствующая о том, что партия «Яблоко» просто с ногами сидит в эховском эфире, не вылезает отсюда, и я, честно говоря, не очень понимаю, где у этих людей совесть, которые еще что-то такое, пытаются еще иметь какие-то претензии. Вот. Мое отношение к этому такое. К сожалению, партия «Яблоко» много от чего пострадала, но в частности она пострадала от глубоко непрофессиональной работы своей пресс-службы. К сожалению, партии у нас прямо перешли от такого романтического периода, так же точно, кстати, как и многие другие политические институты, в том числе и государственные институты, и правительство, и администрация президента, и разного рода парламентские образования, и разного рода, скажем, военные даже, связанные с обороной институты – такие, как Министерство оборона, Генеральный штаб и так далее. Вот когда-то был такой романтический период, когда они были очень открыты и очень близки к прессе, и это была эпоха простого, легкого, короткого доступа к информации, замечательная эпоха, надо сказать, для российской печати, она продолжалась недолго – 90-92гг., пожалуй, может, часть 93-го, до мятежа осени 93-го года. Ну а потом как-то это вся прямой ногой перешло в прямо противоположное состояние – в состояние глухой закрытости и отгороженности всякими пресс-службами, пресс-секретарями, всякими информационными отделами, всякими барьерами, рогатками и прочим. Есть очень редкие исключения. Ну, например, известное исключение – это пресс-служба Конституционного суда, которая известна тем, что она работает многие годы очень хорошо и очень интенсивно, эффективно и как-то близко к журналистскому цеху, и я знаю, что пресса очень довольна ею, несмотря на всю тонкость и деликатность того, что в Конституционном суде происходит. А вот с партиями хуже. Ну и, в частности, с партией «Яблоко» совсем плохо, где пресс-служба была, конечно, чрезвычайно слабой, вялой, тухлой и непрофессиональной все эти годы. И вот один из результатов – они умудрились поссориться даже с «Эхом Москвы». Они умудрились вздорными бессмысленными претензиями наехать на эту радиостанцию, пользуясь тем, что часть их сторонников и поклонников, как я вижу в частности из вопросов, которые я получаю, не очень склонны разбираться в сути дела и не очень внимательно следят за аргументами сторон, а просто зажмурившись, более или менее доверяют этим функционерам партии «Яблоко». Ну, в конце концов, это неплохо для партии, когда у нее есть такая часть поклонников, которые просто вот готовы зажмуриться, пригнуть голову и идти, что бы там ни происходило. Но иногда это подводит. Потому что это лишает возможности адекватно видеть окружающую действительность. Вот что я могу сказать. Коротко говоря, я доволен решением Комиссии по информационным спорам. Кстати, в этих претензиях упоминался и я тоже. С абсолютно вздорными претензиями ко мне выступили и к программе «Суть событий». Я доволен этим решением, я считаю его справедливым. Мне кажется, что в данном случае эта комиссия сумела как-то подойти к делу разумно. А обе стороны перед тем, как это разбирательство произошло, я читал постановление, где специально было об этом сказано, что обе стороны подписались, что они предают себя в руки этой Комиссии, что они доверяют ее решению, что они, кстати, что важно, не собираются рассматривать этот спор каким-то другим образом – в уголовном судебном производстве или в гражданском или еще каким-то образом. Это, кстати, важная часть регламента, насколько я знаю, этой Комиссии, что она рассматривает те случаи, когда это не предшествует какому-то другому судебному разбирательству, чтобы не оказывать влияния на суд, не создавать ситуации давления. Очень разумное, кстати, правило. Вот в данном случае обе стороны заявили о том, что нет, они не собираются, грубо говоря, судиться, они готовы вот здесь начать и закончить разбирательство. Ну вот оно там началось и закончилось. На сем, наверное, и нам следует успокоиться".

 

8) Уважаемые Господа, члены Общественной Коллегии! Упоминаемое Вами единодушие Коллегии при вынесении решения весьма напоминает так критикуемое (и справедливо) Вашим сообществом Басманное правосудие. Только когда власть применяет подобные методы  тут у Ваших коллег гнев праведный аж кипит. Но как только речь заходит о них самих, когда им становится неуютно  действуете точно так же.

 

Помнится, когда надо было защищать НТВ от власти, не многие из Ваших коллег проявили единодушие, зато как Эхо защищать от Яблока  - тут все в едином строю, единогласно, без каких-либо внутренних дискуссий.

 

О чем бы ни шла речь, ответ у вас один  непрофессионализм пресс-службы Яблока. Даже если это где-то имело место, ну разве можно им объяснить весь спектр вопросов, затронутых в жалобе? Разве можно объяснить непрофессионализмом пресс-службы Венедиктовское  партия фюрерского типа?

 

Да и вообще, Е.Диллендорф все-таки женщина, разве мужчине достойно  выезжать  на шельмовании женщины?...

 

Особенно удивило меня кстати, что в этой компании оказался А.К.Симонов  очень уважаемый мною человек. Страшно возмущен, что он не подал голоса в защиту Яблока.

 

Кроме того, насколько я понимаю, С.И.Сорокина (член Коллегии) работает на  Эхе  и, наверное, получает там з/п. Почему она не взяла самоотвод? И почему никто из Коллегии не предложил ей взять самоотвод? Это же вопиющий случай, она вершила суд по жалобе на ее же работодателя! Поразительно.

 

Д.Сивков.

 

9) Я старинный слушатель Эха и могу засвидельствовать, что необъективность службы новостей и комментариев ведущих настолько очевидна, что это невозможно не заметить. Дело даже не в конкретной жалобе по поводу освещения партии Яблока, а в подходе - пристрастном и некомпетентном. Однако я бы хотел обратить Ваше внимание на то обстоятельство, что после принятого Вами решения, на Эхе началась просто травля партии и её лидеров. Не проходит и дня, чтобы в авторском комментарии не проскользнула издевательская нотка. И это только по тем немногим передачам, которые мне удаётся послушать. За прошедший уик-энд я слышал программыы Пархоменко, Венедиктова и Латыниной и в каждой было глумление над Яблоком по самым разным поводам. Могу себе представить, что творится в других передачах, которые я не слушаю.

 

Хотелось бы узнать, не кажется ли Вам, что упомянутое решение стало своеобразной единогласной индульгенцией Вашего журналистского "синклита" и теперь главред может пускаться во все тяжкие. Вас не беспокоят последствия Вашего решения для будущего отечественной журналистики.

 

Меня, а судя по посещаемым мной форумам СМИ и социальным сетям, не только меня одного, это очень беспокоит.

 

Буду рад прочитать или услышать в СМИ Ваш комментарий.

 

С уважением, Максим Юрьевич Будишевский, СПб

 

  

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов