Текст статьи - Страница 3

Оглавление

 

 

КРУГОВАЯ НЕВМЕНЯЕМОСТЬ

 

КТО ДАЛ ПОЩЕЧИНУ ОРЛОВСКИМ ВЕТЕРАНАМ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

 

 «Господин министр! Сегодня в нашей стране трагический юбилей: годовщина со дня гибели в Чечне бойцов сергиево-посадского ОМОНа, — с таким открытым письмом в начале марта 2005 г. обратился к Сергею Иванову Геннадий Уминский. — Но в этот день не объявляется траур, не приспускаются флаги. Жаль, что ребята погибли, но жизнь продолжается. Есть, конечно, и проблемы в России: некие граждане, изъявившие желание повоевать в Чечне и по собственной вине ставшие инвалидами, нагло требуют каких-то компенсаций от возглавляемого Вами славного министерства. Впрочем, механизм постановки на место подобных наглецов давно отработан: суды объясняют им, что со всеми исками необходимо обращаться (ха-ха-ха) непосредственно к причинителям вреда.

 

Оказался в числе граждан, от которых успешно обороняется Министерство обороны, и я. Но, пройдя через Чечню, не раз побывав под обстрелами, я решил стать первым, кто ваши абсурдные доводы попытается довести до логического конца.

 

Я подал в суд на Масхадова и Басаева. Став инвалидом в Грозном, я потребовал возместить нанесенный мне вред. На сайте «Кавказ-центр» я прочитал реплику, смысл которой: надо возместить У минскому вред и это будет лучшей пощечиной России.

 

Сегодня матери погибших омоновцев возвратили награды своих сыновей. Возвращаю свои награды и я...».

 

Антон ЯМСКОЙ

 

МЕДАЛИ НА ПРОКАТ

 

Больно. Господи, ну что же у нас за страна такая, что ни возьми — все до крайности, до бреда. Если реформа, то нагишом остается полстраны, если выборы — так плаваем в дерьме, если не Великая Отечественная, то не война, а спецоперация. Ах, покалечили? Ищи врага сам. Найдешь — подавай на него в суд и требуй компенсаций. Государственный цинизм, похоже, уже не знает границ, а его проводники — чиновники всех мастей — исключили разум и совесть из реестра качеств, отличающих человека от животного.

 

Одно меня удивило в ситуации с Уминским: почему борется в одиночку? Почему не слышно военного братства? Неужто для них, видевших смерть в лицо, «гражданка» оказалась страшнее войны, формализм — опаснее пули?

 

И я пошел в Орловскую региональную организацию ветеранов боевых действий. Лучше бы я этого не делал...

 

Вопрос об Уминском встретили крепкой фразой: «Заработал бы он ордена своей кровью, так бы не швырялся. Дорогой ценой они достаются...». Затем было минутное молчание, как будто люди в чем-то извинялись. Но постепенно разговорились.

 

 «Уминский пришел в Орловскую региональную организацию ветеранов боевых действий еще в конце 90-х, — рассказывает председатель правления организации, отвоевавший в Афганистане два с половиной года, А. Щепетин. — Нам он представился как участник боевых действий в Афганистане, Чечне и Нагорном Карабахе. Говорил о своих наградах. Развернул активную деятельность. Мы его приняли, он стал даже заместителем. Но вскоре выяснилось, что Уминский далеко не тот человек, за которого себя выдавал». В Афгане не был, срочную службу проходил в Подмосковье, а в разговорах пересказывал боевые истории, которые когда-то слышал от афганцев и чеченцев, как свои личные. Дальше — больше. «Ребята подходили ко мне и спрашивали, есть ли у Уминского награды, вспоминает Александр Владимирович. — Причину столь странных вопросов объясняли тем, что Уминский обращался к ним с просьбой дать их медали и ордена на торжественные мероприятия. И мы выяснили, что награды Уминскому... государством не выдавались».

 

"Как не выдавались?!!» — отказываюсь верить своим ушам. Капитан Щепетин молча протягивает мне ответ из Главного управления кадров Министерства обороны РФ. В шоке читаю: «... по учетным данным Главного управления кадров Минобороны РФ, Г.В. Уминский среди награжденных и представленных к награждению государственными наградами не значится. Наградной материал на него в Главное управление кадров не поступал». Позже выяснилось и то, что боевые награды, которые Г.Уминский выдавал за свои, в действительности существуют, но вручались совершенно другим людям. К примеру, орденом Мужества № 21890, который так афишировал прапорщик, еще в феврале 1998 г. наградили Евгения Анапреева, а медалью «За заслуги перед Отечеством» — старшего лейтенанта Константина Кривовязова. Более того, если верить официальным документам, то и указы президента о награждениях военнослужащих, на которые ссылается Г. Уминский, — липа!

 

"ПОДВИГ"

 

...Героев создавать легко. Труднее с ними расставаться, ведь «раскрученный» символ себе уже не принадлежит, становясь «собственностью» общества. А оно очень неохотно отказывается от мифов и иллюзий, особенно если последние подтверждены ожиданиями. Журналисты — не исключение из общего правила.

 

"Недоразумение, штабная ошибка, — уговаривал я себя. Он же рассказывал о кровавой бойне в Грозном летом 1996 г., когда вместе с сослуживцами пробивался в город, где попал в нешуточный переплет: из 200 человек в живых тогда осталось не более 50. Целый месяц они были заблокированы боевиками в горящем полуразрушенном доме, который впоследствии получил имя гвардии капитана Бучнева, представленного к званию «Герой России». А рукопашные схватки и ночные разведки, где Уминский сталкивался с жестокими бандитами лицом к лицу? Это же настоящий подвиг!»

 

«Подвиг? — грустно спрашивает капитан-афганец и продолжает: — Созванивались мы с Юрием Бучневым. Увы, герой России фамилии прапорщика даже не вспомнил, лишь заметил, что часть, в которой служил Уминский, и рядом не воевала...».

 

Взбудораженный, иду в военкомат, но и там все оказывается против меня и Уминского. Военные рассказывают, что в Чечню наш герой попал, уже будучи инвалидом МВД. Правда, в Советском военкомате г. Орла он об этом не сказал, как не сказал и командиру воинской части № 47387, с которым подписал контракт. «Много неясного и в том, как прапорщик уволился из армии, — говорит военный комиссар Советского района г. Орла Сергей Старков. — Со слов Уминского, получив в августе

 

1996 г. в Грозном две контузии, он якобы долгое время провел в госпиталях, а когда вернулся в Буйнакск, узнал, что его полк расформировали, сам он числится пропавшим без вести. Официальный же ответ на запрос гласит, что в штатной книге воинской части № 47387, где и служил Г. Уминский, есть запись, что он не вернулся из отпуска и прапорщика «досрочно уволили с военной службы в запас за невыполнение условий контракта».

 

Так кто ты, Уминский: настоящий солдат или подлец, решивший подзаработать на чужой боли? Жертва Минобороны или собственной алчности?

 

ХОТЕЛИ ВЫГНАТЬ — УШЕЛ КРАСИВО

 

Документы, свидетельства... Свою военную биографию, как оказалось, Гена Уминский начал со службы в Советской армии. Когда демобилизовался, устроился работать милиционером. Наверное, неслучайно: его отец работал в органах внутренних дел следователем по особо важным делам в областном управлении, был на хорошем счету. Однако династии не получилось.

 

Служил Г.Уминский участковым в Заводском РОВД, но большого энтузиазма к службе не проявлял. Уже через год за халатность, необоснованную волокиту при рассмотрении материалов и утерю заявлений, поступивших от граждан, ему влепили строгий выговор. Но урок не пошел впрок, и лейтенант по-прежнему тянул служебную лямку из рук вон плохо. 29 июня 1992 т. в Заводском РОВД родился приказ № 102: «...за нарушение сроков рассмотрения материалов, фальсификацию и обман руководства РОВД ходатайствовать перед руководством УВД об увольнении из органов внутренних дел». Что написали, то и сделали. Но тут, видимо, сработал авторитет отца. Уминского-младшего вызвали на ковер к тогдашнему начальнику УВД Орловской области В. Капустянскому, и тот дал возможность участковому продолжить службу в Советском РОВД. Однако работа не сложилась: те же самые грешки, что и были. Из Советского РОВД его перевели на должность оперативного сотрудника в следственный изолятор г. Орла — тогда он еще был в структуре МВД. Парень не растерялся. За шесть месяцев новоявленный опер завел неплохие отношения с... заключенными, предоставлял им незаконные свидания, «нарушал профессиональную этику, выразившуюся в поборах с заключенных». Сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью и коррупцией провели служебную проверку, и Уминского отстранили от должности. Уволили его в январе 1994г., но сделали это... по болезни, полученной «во время несения службы». Врачи как-то очень вовремя обнаружили у бедняги ряд общих заболеваний. В итоге дали Г.Уминскому вторую группу инвалидности, и нерадивый мент вдруг стал «заслуженным» инвалидом. Вторую группу ему, правда, вскоре сняли, дали третью. Но из-за неявки на очередное переосвидетельствование областной ВТЭК позже убрали и ее.

 

Но в 1998 Г. Уминского в Главном бюро медико-социальной экспертизы по Орловской области в очередной раз признали инвалидом второй группы. Теперь уже по причине «военной травмы». Через два года группу ему уже установили пожизненно. За это время прапорщик чеченской войны и инвалид по линии МВД Уминский получил машину «Ока», от Минобороны ему назначили пенсию — свыше трех тысяч рублей. Ежемесячно получает он и доплаты из областного бюджета. По неподтвержденной информации, досталась ему по льготной линии и двухкомнатная квартира.

 

КТО Ж ЕГО ПОСАДИТ...

 

Уже по возвращении из Чечни прапорщик в 1999 г. устроился работать в подразделение судебных приставов Заводского района г, Орла. Но и тут разразился скандал.

 

В августе 2001 г. в прокуратуре Заводского района г. Орла в отношении Г. Уминского возбудили уголовное дело № 18636 по факту присвоения пяти тысяч рублей. В ходе предварительного следствия выяснилось, что Г. Уминский вместе со своей коллегой И. Гороховой присвоили десятки тысяч рублей. А у директора ТОО «Содружество» они взяли 75 ящиков сгущенного молока, которые затем отдали родственникам Гороховой для реализации. В определении суда Заводского района г. Орла читаю: «указанные товарно-материальные ценности (Горохова и Уминский) присвоили с использованием своего служебного положения и распорядились ими по своему усмотрению».

 

Уголовное дело до суда дошло. Но рассматривалось оно лишь в части о применении к Уминскому мер медицинского характера. Пристав скоро оказался в областной психиатрической больнице, и к общим заболеваниям добавилось еще одно. «Героя» чеченской кампании признали... невменяемым, что и освободило его от уголовной ответственности.

 

Ирония судьбы: на борьбу против государственного цинизма поднялся только невменяемый. К слову, сегодня он работает в одном из частных охранных'предприятий г. Орла.

 

Черт возьми, но почему же молчат настоящие солдаты? Или честь, доблесть, мужество — это там, на войне. А тут — приспосабливайся, кто как может? «Мы звонили журналистам в Москву, предупреждали их, но нас не слушали. А тут, в Орле, сор из избы выносить не хотелось, стыдно», — говорят сегодня ветераны боевых действий.

 

ФЕНОМЕН УМИНСКОГО

 

Ну а что же все-таки с «долгами» перед солдатами, офицерами и прапорщиками, прошедшими локальные войны и защищавшими там свое Отечество?

 

А ничего. Суд не встал на защиту граждан своей страны, его решение абсурдное, с точки зрения здравого смысла, — экономит казне миллионы, которые затем беспощадно разворовываются власть имущими. Так что по пафосу письмо Уминского министру обороны верно. Одна беда: когда одна грязь накладывается на другую — чище не становится. Может, в том и проблема?

 

Я не мог не встретиться с Уминским. Прапорщик охотно показал ряд документов, касающихся его службы в Чечне. Считает, что против него организована травля, чтобы человека, пошедшего против государства, поставить на место. Говорит, его это не пугает. Предупредил, что уже в мае 2005 г. о деле Уминского заговорят с новой силой: в областной суд приедут ответчики из Ичкерии и журналисты иностранных СМИ. Значит, процесс примет политический характер. О своей биографии Уминский особенно не распространялся, сказав лишь, что если в ней что и было, то какое это имеет отношение к истории, где все замешано на деньгах?

 

P.S. Накануне публикации материала стало известно, что по «липовым» наградам Уминского в прокуратуре и в РОВД Советского района г. Орла проводили проверки. Уголовные дела ни по статье 303 УК РФ, ни по статье 327 не возбудили — не нашли состава преступлений. С позиции закона, чужие медали и ордена — имидж, а не средство обогащения...

 

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов