Оглавление

 

РЕШЕНИЕ

«Об обращении Центральной избирательной комиссии Российской Федерации по поводу информационного спора этического характера, возникшего между ЦИК России и информационным агентством «Associated Press»

 

 

г. Москва, 26 сентября 2019 г.                                                                                                                            № 202

 

На 202-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе сопредседателя Коллегии Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиасообщества Евгения Абова, Виктора Лошака, Юрия Пургина, Алексея Симонова, членов Палаты медиааудитории Алексея Автономова, Дмитрия Орешкина, Владимира Ряховского рассмотрела обращение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации по поводу информационного спора этического характера, возникшего между ЦИК России и информационным агентством «Associated Press»

 

Вопросы процедуры. Заявитель, Председатель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Элла Александровна Памфилова, подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв тем самым на себя обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат  жалобы, и.о. Директора службы новостей Московского бюро «Ассошиэйтед Пресс» г-жа Харриет Моррис, также подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу, приняв тем самым на себя соответствующее обязательство.

 

Позиция заявителя Памфиловой Эллы Александровны при обращении в Коллегию была выражена следующим образом. «В соответствии с принципами проведения выборов в Российской Федерации избирательные комиссии осуществляют свою деятельность открыто и гласно, информируя избирателей, в том числе через средства массовой информации, о ходе подготовки и проведении выборов, о сроках и порядке совершения избирательных действий, о кандидатах, избирательных объединениях, законодательстве Российской Федерации о выборах.

При этом избирательные комиссии особое внимание уделяют качеству информационных материалов, публикуемых в средствах массовой информации, а именно - их объективности и достоверности.

21 августа 2019 года в ЦИК России поступило официальное обращение средства массовой информации «Associated Press» о проведении видеоинтервью с Председателем ЦИК России Э.А. Памфиловой «об избирательной кампании 2019 года и специфике предстоящих выборов».

27 августа 2019 года съемочной группой средства массовой информации «Associated Press» было записано часовое видеоинтервью с Председателем ЦИК России Э.А. Памфиловой (стенограмма прилагается).

29    августа 2019 года на сайте apnews.com в информационно-телекоммуникационной             сети             «Интернет»            по                 адресу https://apnews.com/a047cea7f78a46a3a3075b6d29741edf  (публикация прилагается) был размещен авторский материал корреспондента «Associated Press» Натальи Васильевой, содержащий оценочную, искаженную трактовкувидеоинтервью с использованием в нем вырванных из контекста высказываний Председателя ЦИК России Э.А. Памфиловой.

Видеоинтервью, записанное 27 августа 2019 года, не было опубликовано на сайте средства массовой информации «Associated Press», а размещенные краткие цитаты представляют собой разрозненные фразы, вырванные из контекста и потерявшие свой изначальный смысл. Вместе с тем автором статьи допущены искажения отдельных фактов, примеры которых приведены на официальном сайте ЦИК России по адресу http://cikrf.ru/news/cec/44091/.

В связи с вышеизложенным ЦИК России обратилась в средство массовой информации «Associated Press» с просьбой о разъяснении сложившейся ситуации, а также исправлении допущенных ошибок при опубликовании указанного материала.

В результате разговора, состоявшегося 30 августа 2019 года между Председателем ЦИК России Э.А. Памфиловой и и.о. Директора службы новостей Харриет Моррис, была достигнута договоренность об исправлении допущенных ошибок и корректировке текста статьи.

30   августа 2019 года поступил официальный ответ средства массовой информации «Associated Press» (прилагается), из которого следует, что статья признана корректной, опровержение не размещено, а в опубликованный материал 30 августа 2019 года внесены незначительные дополнения по тексту, которые, впрочем, не устранили искажения фактов.

В связи с изложенным считаем, что средство массовой информации «Associated Press», а также корреспондент Наталья Васильева нарушили принципы   и   нормы   профессиональной   журналисткой   этики   в   части распространения необъективной и недостоверной информации, при условии, что журналистам была предоставлена исчерпывающая информация в видеоинтервью, запись которого была осуществленная 27 августа 2019 года.

Официальный ответ редакции средства массовой информации «Associated Press», полученный ЦИК России, расценивается нами как определенная позиция редакции, нарушающая положения статьи 49 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее - Закон), нормы и принципы профессиональной журналистской этики. Положения статьи 51 Закона не допускают злоупотребления правами журналиста в целях фальсификации общественно значимых сведений, распространение слухов под видом достоверных сообщений.

Просим Вас рассмотреть информационный спор этического характера, возникший между ЦИК России и средством массовой информации «Associated Press».

 

Позиция адресата жалобы, и.о. Директора службы новостей Московского бюро информационного агентства «Associated Press» Харриет Моррис, была выражена в письме в Коллегию от 13 сентября 2019 следующим образом: «По нашему мнению, текстовый и видеоматериалы являются корректными. После публикации мы выслушали претензии со стороны представителей ЦИК и приняли решение выпустить уточнение для того, чтобы  добавить подробности того, почему независимым кандидатам было отказано в регистрации на выборах в московскую Городскую Думу 8 сентября 2019 года. Более подробная позиция по жалобе будет представлена дополнительно».

В «Письменных пояснениях» г-жи Харриет Моррис, полученных Коллегией 17 сентября 2019 г., говорилось (редакция оригинала сохранена. - Коллегия):

«После того, как стало очевидно, что Элла Памфилова не была довольна нашей статьей, опубликованной вечером 29 августа, я написала SМS-сообщение Ольге Кузнецовой из пресс-службы Центральной избирательной комиссии, в котором говорилось, что Наталья Васильева и я встретимся с Эллой Александровной на следующий день для обсуждения статьи. Ольга ответила, что Э.А. Памфилова хочет встретиться только со мной.

Я поехала на встречу 30 августа в 11:30 в Центральную избирательную комиссию. Я была там с Э.А. Памфиловой, ее заместителем Владимиром Владимировичем Грачевым и еще двумя членами пресс-службы ЦИК. Мне не разрешили пронести мой телефон и, следовательно, я не могла записать встречу. Я с самого начала четко дала понять, что я хочу и могу выслушать все их жалобы, но я не могу в одностороннем порядке вносить изменения в статью без предварительного обсуждения с моими коллегами.

Во время нашей встречи Владимир Грачев поставил меня в очень неудобное положение, когда он выступил с завуалированными угрозами в отношении моей коллеги Натальи, автора спорной статьи, сказав, что, публикуя такие статьи, она не сделает карьеру в России и не будет приветствоваться в Кремле и МИДе.

В конце этой встречи я пообещала, что в тот же день напишу им о том, что мы можем сделать для решения возникших претензий. После обсуждения с моими коллегами мы отправили письмо с изложением двух разъяснений, которые мы можем сделать.

В жалобе ЦИК на нас говорится:

В результате предметного разговора, состоявшегося между Эллой Памфиловой и и.о. Директора службы новостей Харриет Моррис, была достигнута договорённость о корректировке АР текста статьи и обсуждении формата опровержения допущенных в публикации ошибок.

Это заявление ЦИК не соответствует действительности, как указано мной выше.

Что касается жалобы на то, что видео не было размещено на сайте. Мы очень редко публикуем полные интервью на нашем сайте. Большая часть нашего контента из Европы отправляется напрямую нашим видеоклиентам через наши внутренние веб-платформы. Никто в ЦИК не просил нас опубликовать видео полностью перед интервью, и никто из АР не предлагал, чтобы видео было опубликовано полностью.

В целом я считаю, что спорная статья Натальи Васильевой, соответствует стандартам АР и не содержит никаких искажений либо недостоверной информации в отношении Э.А. Памфиловой.

Приведенный в спорной статье текст прямой речи Э.А. Памфиловой полностью соответствует тому, что она говорила во время интервью, что подтверждается соответствующей видеозаписью».

 

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии. Выступая на заседании, представитель заявителя Ольга Олеговна Кузнецова, начальник Управления пресс-службы и информации ЦИК РФ, заявила, что ЦИК, заботясь о качестве собственной деятельности в информационном пространстве, просит и журналистов придерживаться принципов объективности, достоверности, актуальности материалов, посвящённых избирательной системе. Подчеркнув, что «ЦИК всегда готов к разъяснению тех или иных вопросов, каких-то специфических тем», г-жа Кузнецова уточнила, что «руководство ЦИК всегда идёт навстречу всем запросам на интервью, поступающим от СМИ (…) За весь период работы нового состава ЦИК, с 2016 года, ни разу не возникало ситуации, когда какие бы то ни было недоразумения и несогласованности мы выносили в публичное пространство. Для нас эта ситуация так же нова, и я думаю, так же неприятна, как и для коллег из АР».

Уточняя обстоятельства возникновения информационного спора,  О.О. Кузнецова отметила, что в конце августа с.г. Председатель ЦИК Э.А. Памфилова в ответ на запрос от АР «дала развёрнутое интервью, касающееся одного из наиболее острых на тот период вопросов, касающихся отказов от регистрации кандидатов в Мосгордуму». При этом вместо заранее оговоренных 30 минут интервью длилось около часа. «Элла Александровна сочла моральным долгом разъяснить все моменты, все детали, ответив на все вопросы корреспондента Наталии Васильевой», приведя, в том числе, примеры нарушений и продемонстрировав часть подписных листов.

«Вместо заявленного видеоинтервью в архиве АР был размещён менее чем 4-х минутный видеоряд, состоящий из нескольких атмосферных кадров. Плюс пять выдержек – по 20-25 секунд каждая – из слов Эллы Александровны. К сожалению, смысл фраз в этой «промо-версии» видеосюжета сводится к ущербности избирательного законодательства, сложности жизни оппозиции, митингам, протестам и бессилии ЦИК и его руководителя. Звучит это, по крайней мере, так».

Формально отрывки были корректны, «поскольку слова действительно были сказаны Эллой Александровной. Когда они говорились, однако, у Памфиловой, через запятую, звучало “но”: с объяснениями, аргументами, фактами. Отсутствие этого “но” в выложенных отрывках, на наш взгляд, полностью меняет смысл того, что было сказано».

Представитель заявителя прокомментировала воспроизведённые на заседании фрагменты интервью, размещённые АР, восстанавливая контекст сказанного по стенограмме интервью главы Центризбиркома. По словам О.О. Кузнецовой, опущенным АР оказался основной лейтмотив интервьюируемого: «незыблемость закона и необходимость его соблюдения всеми сторонами и участниками избирательного процесса».

Оксана Владимировна Александрова, советник Председателя ЦИК и официальный представитель заявителя, охарактеризовала ситуацию, по поводу которой сформировался информационный спор, как непонятную ей, поскольку ЦИК  «не только всегда идёт навстречу журналистам, но и  особенно старается объяснить свою точку зрения тем, кто придерживается других взглядов».

Представитель заявителя высказала понимание того, что любое информационное агентство «настаивает на достоверности своей информации» и назвала «совершенно прекрасными вещами» следующие позиции документа, фиксирующего новостные принципы и ценности «Associated Press»: «Мы считаем неприемлемыми неточность, небрежность, предвзятость и искажения. Это означает, что мы никогда не помещаем заведомо ложную информацию в материал, предназначенный для публикации или трансляции»; «Цитаты должны быть чёткими и ясными»; «Мы никоим образом (…) не манипулируем фактами, полученными от источника»; «Ничто в нашем новостном сообщении: ни слова, ни фотографии, ни графика, ни звук или видео - не может быть выдумано или додумано». Но, как заметила О.В. Александрова, «вероятно, у нас разные представления об объективности».

Выразив удивление характером вопросов, которые задавала Э.А. Памфиловой корреспондент АР («её вопросы изначально выдавали позицию. Например: “Вот такого рода нарушения Вам кажется достаточными для отказа в регистрации?” Или: “А кто выталкивает людей в радикальное поле? Ваши решения не выталкивают людей?”»), представитель заявителя остановилась на примерах «неточностей и додумываний, которые позволила себе Наталия Васильева». Один пример из приведённых ею на заседании – заголовок и текст от 29.08: «Russian election chief defends ban on Moscow candidates» - «Глава Центризбиркома России поддерживает запрет на регистрацию кандидатов в Москве» (перевод Отдела международного сотрудничества УВВПП и МС Аппарата ЦИК России. - Коллегия). «Элла Памфилова настаивала в интервью АР на этой неделе на том, что она ничего не может сделать, чтобы предотвратить то, что переросло в крупный политический кризис». В дополненном тексте от 30.08 за приведённой фразой следует такая: «Памфилова заявила, что вопросы внутренней политики России находятся за пределами её компетенции» (перевод Отдела международного сотрудничества УВВПП и МС Аппарата ЦИК России. - Коллегия). Комментарий О.В. Александровой: «Я с собаками, что называется, искала в стенограмме словосочетание “политический кризис”. Не нашла. Единственное, что нашла на первой странице и что, наверное, должно было как-то помочь сориентироваться корреспонденту: “Я бы хотела подчеркнуть, что ЦИК России впрямую не отвечает ни за одну из многочисленных кампаний, которые идут в России”. Далее Элла Александровна объясняет компетенции ЦИК».

(Не имея возможности воспроизвести в преамбуле настоящего решения все примеры, приведённые стороной заявителя, Коллегия включает в материалы, дополняющие жалобу на сайте, документ «Сравнение фактов, приведённых в статье АР с цитатами из стенограммы интервью Памфиловой», предоставленный О.В. Александровой. - Коллегия).

«И последняя история - это сам заголовок. Как видите, статья называется “Памфилова поддержала запрет на регистрацию кандидатов в Москве”. Меня смущает “запрет на регистрацию”. Я на эту тему специально консультировалась с переводчиками, можно ли как-то по-другому перевести “запрет на регистрацию”? Мне ответили, что сказанное совершенно чётко переведено на русский. Но наша Конституция в 32-й статье опровергает, что существует вообще некий запрет на участие человека в активном или пассивном избирательном процессе. Данный заголовок, с моей точки зрения, делает Эллу Александровну соучастником нарушения Конституции. Если Наталия Васильева не считает, что это является предвзятостью или оскорблением, и требует, как минимум, доказательств, - то это на ваше решение, коллеги».

Наталия Васильева, автор публикации, пояснила, что оспоренный материал «был одним из нескольких. Это была серия материалов, которые мы готовили этим летом на тему московских выборов и реакций на московские выборы.  Бюро направило письмо в ЦИК с просьбой об интервью Эллы Памфиловой, интервью состоялось 29 августа. Ольга Кузнецова заранее спросила меня о теме. Я сразу сказала, что меня интересуют московские выборы и что большинство моих вопросов касается московских выборов». Подчеркнув, что Председатель ЦИК «сама подняла тему о недостатках избирательного законодательства» автор материала пояснила, что её эта тема заинтересовала, «поскольку, по мнению некоторых людей, законодательство явилось одной из проблем, приведших к тому,  по сути дела, политическому кризису, который мы видели в Москве этим летом. Элла Александровна высказала свою позицию. Её комментарии по этому поводу стали одним из основных лейтмотивов статьи, поскольку мне и нашей редакции показалось, что эта тема вызывает общественный интерес».

По словам г-жи Васильевой, через несколько часов после выхода статьи ей позвонила О.О. Кузнецова. «Я выслушала все её претензии пункт за пунктом, - включая те, которые, как мне казалось, касались некорректного перевода. Поясню, что лента АР выходит на английском языке, изначально все материалы, в том числе, мной, пишутся на английском. Т.е. у меня не было и нет русского текста. Текст на русском, который мы здесь обсуждаем, это перевод, составленный ЦИК. И претензии, которые по нему были высказаны, мне кажется, были высказаны как претензии, связанные с некорректным переводом. Я выслушала Ольгу и объяснила нашу позицию.

Через час после этого мне позвонила сама Элла Александровна. Я попросила назвать конкретные пункты, которые её не устраивают; по этим пунктам мы прошлись. Ей хотелось, чтобы был более развёрнутый комментарий. Где-то её не устраивал бэкграунд: факты, которые мы используем, когда описываем ситуацию, контекст, в котором что-то происходит. Пару пунктов, которые она высказала, я приняла, это были дополнительные факты, которые не попали в статью, потому что я ограничена количеством знаков, или же потому, что эти детали, на мой взгляд, были несущественны или достаточно сложны для понимания зарубежной аудиторией.

Тем не менее, после звонка эти два пункта были добавлены.   

Свой разговор я передала нашему исполнительному директору Харриет Моррис, которая сейчас отсутствует в Москве по семейным обстоятельствам. Она написала смс Ольге Кузнецовой с просьбой о встрече и с выражением того, что для нас отношения с ЦИК важны, и мы хотели бы ситуацию прояснить.

Г-же Моррис было предложено встретиться, но меня, автора материала, из этой встречи исключили. Замечу, что г-жа Моррис говорит и понимает по-русски, но её владение русским языком ограничено. Она не брала интервью и не участвовала в подготовке материала.

На следующее утро после публикации была назначена встреча, как это описывалось – “чай с Эллой Александровной”. Вместо этого с г-жой Моррис встречались четыре человека, которые в довольно эмоциональной атмосфере высказывали свои претензии. В том числе, произошёл один неприятный инцидент, когда один из сотрудников аппарата высказал комментарий в мой адрес, который мы расцениваем как угрозу. Было сказано: у Наталии никогда не будет карьеры, её не будут пускать в ЦИК, МИД и Кремль. Мы считаем этот комментарий недопустимым.

По возвращении г-жи Моррис у нас была встреча с ней и с редакторами в Лондоне и Нью-Йорке, чтобы понять – есть ли предмет для исправления, нужно ли что-то исправлять или добавлять.

Конкретики в претензиях было мало, тем не менее, мы вычленили несколько моментов. Например, расширяя одну из цитат, на чём настаивал ЦИК, мы привели вместо одного предложения три. Для нас это довольно необычно, но мы это сделали, пошли на этот шаг. И мы добавили подробности про регистрацию Соболь, — это тот вопрос, о котором говорила Элла Александровна.

Мы сделали эти добавления, выпустили сообщения на ленту о том, что статья дополняется. Описали – какие именно дополнения были сделаны. И после этого написали официальное письмо в ЦИК о том, что мы ещё раз посмотрели статью, изучили предмет претензий и внесли эти правки.

На следующее утро мы услышали заявление ЦИК о намерении обратиться в Коллегию».

Ильнур Ильгизович Шарапов, адвокат, представитель Московского бюро АР, предположил, что одной из причин возникновения ситуации информационного спора могло стать то, что выражение претензий по публикации свелось к разговорам. «Была бы претензия письменная, к примеру, с изложением конкретных сведений, которые Элла Александровна считает недостоверными, ошибочными или недостаточными, вопрос, я думаю, решился бы проще, не было бы этого заседания. Кроме того, разговор был с Харриет Моррис, которая, может быть, не совсем правильно восприняла просьбы и требования».

По словам представителя адресата жалобы, «Харриет была ошарашена тем, что происходило, что были высказаны угрозы. Для неё была непонятна ситуация, когда трое мужчин сердито высказали претензии к ней. Она написала письменные пояснения, я их передам Коллегии.  

По существу претензий: редакция полагает, что статья, в том числе и доработанная, соответствует требованиям этического кодекса АР. В статье нет лживой информации. Все, что было сказано Эллой Александровной, включено в текст в том виде, в каком было сказано. Да, по мнению автора что-то являлось интересным читателям, а что-то было опущено по той причине, что интервью шло целый час. Уместить в статью всё сказанное невозможно; к тому же, как сказала автор, это была серия статей. Обвинять Наталью в том, что это статья пропагандистская, что в ней содержится недостоверная информация, на мой взгляд, неправильно. В чем конкретно недостоверность информации, покажите? Вам не нравится то, что не полностью выражена мысль? Но из-за того, что не было сказано, статья не меняется в худшую сторону, смысл сказанного был сохранён.

Что касается перевода: он не совсем верный. Я подготовил перевод того текста, который делала Наталия; с переводом ЦТК он разнится. Посмотрите, это важно».

Отвечая на предложение привести пример «неточного перевода» ЦИК, представитель адресата жалобы обратил внимание на заголовок материала от 29.08. «Перевод ЦИК звучит следующим образом: “Глава Центризбиркома поддерживает запрет”. Перевод с тем смыслом, который в него вкладывался автором, звучит следующим образом: “Глава Центризбиркома защищает запрет”. Т.е.  не то, чтобы поддерживает, но защищает как глава ЦИК».

Комментируя сказанное стороной адресата жалобы, О.О. Кузнецова выразила сожаление, что подробности встречи в Центризбиркоме с Харриет Моррис невозможно выяснить без самой г-жи Моррис, «поскольку со стороны АР только она могла бы подтвердить, что именно было, и о чём были договорённости. Но тут была сказана пара громких фраз, - например, что трое мужчин напугали Харриет. Это совершенно не так. На встрече присутствовали Элла Александровна Памфилова, Ольга Владимировна  Александрова, я – и заместитель руководителя аппарата ЦИК РФ Владимир Владимирович Грачёв: единственный мужчина в той компании. И насчет того, что Харриет Моррис плохо владеет русским языком: она предупредила меня об этом. Поэтому Грачёв, который блестяще владеет английским, по просьбе Харриет сидел с ней рядом и буквально после каждого абзаца спрашивал её: стоит ли это перевести? На что-то она говорила: да, пожалуйста, на что-то – нет, я всё поняла». И маленькое пояснение: на мой вопрос о темах, вопросах, тезисах, которые планируется обсудить, Наталья мне чётко ответила, что она не может заранее предоставить мне вопросы, что она может только озвучить тему: Мосгордума и отказы от регистрации. Всё остальное остаётся за кадром, это её право».

О.В. Александрова напомнила, что в полученном запросе АР на видеоинтервью с Э.А. Памфиловой была строчка: «мы хотели бы как можно более объективно и полно осветить ситуацию, которая вызывает столько разногласий в обществе». «Как человек, поработавший и в журналистике, и в различных пресс-службах, я понимаю, что любой журналист, если он надеется получить информацию, должен знать, о чем именно он просит: о видеоинтервью, о комментарии к чему-то. Либо он говорит: мы готовим ряд статей и хотели бы получить ответы на такие-то вопросы. Сотрудник пресс-службы, исходя из запрошенного, понимает, что сказать спикеру. Надо ли ему говорить короткими фразами, если требуются комментарии (синхроны больше 25 секунд редко приветствуются), или он может, поскольку это интервью, позволить себе какие-то рассуждения. Мне в данном случае интересно: почему Наталия не предупредила нас о том, что запрошенное видеоинтервью – это просто запись, которая будет использоваться как комментарий к её статье?».

Наталия Васильева, отвечая на вопрос, заявила, что не считает текст, который обсуждается, «комментарием». «Это не одна-две фразы, это большой материал (больше 1000 слов) – и это телевизионный сюжет на 4 минуты. И это обычный, привычный формат: таковы интервью АР, Рейтер, АФП и других информационных агентств. Так мы работаем. Единственным исключением на моей памяти (за 11 лет работы в АР) был случай, когда мы брали интервью у президента Путина. Тогда были даны стенограмма и одновременно интервью.

В данном случае, и видеоматериал, и текстовый материал представляют собой интервью, потому что там есть только Элла Александровна Памфилова».

На уточняющий вопрос О.В. Александровой: «Но тогда почему вы написали «видеоинтервью», а не интервью для цитирования его в статье? В этом случае мы обязательно запросили бы согласование цитат», Наталия Васильева ответила: «Как вы видели, сюжет вышел, и видеоинтервью было. Оно включало в себя пять больших развёрнутых цитат».

Владимир Исаченков, корреспондент АР, представляющий сторону адресата жалобы, пояснил: «В АР и, насколько я знаю, в других международных СМИ нет практики визирования интервью. Интервью выходят в том виде, в каком редакция считает необходимым его выпустить. О согласовании вопросов, о согласовании текста, который выходит после интервью, речи идти не может: это обычная практика».

Ответ Наталии Васильевой на вопрос О.В. Александровой о том, как сочетается информация об ограничении автора публикации количеством знаков с тем, что в текст не был включен вообще никакой «фактаж» по выборам, за которым приходила корреспондент, но хватило места для экскурса в историю, справки о возрасте и элементах биографии Э.А. Памфиловой: «Я не хотела бы тратить время Коллегии на рассказ о том, почему важно в статье рассказать о персонаже, о котором мы пишем, дать небольшой бэкграунд и контекст, чтобы было понятно: кто это и что это за человек. И второе: я пришла с определённым набором вопросов – и я их придерживалась. Но в интервью Элла Александровна начала говорить о законодательстве, о том, что оно не совершенное. Мне показалось, что эта тема перевешивает какие-то технические подробности и детали, которые, может быть, были бы интересны для   специализированных российских изданий, но не для зарубежного читателя».

Ответ Владимира Исаченкова на уточняющий вопрос О.В. Александровой («Почему же, если корреспонденту АР показалась интересной тема именно изменений в законодательстве, она оказалась не раскрыта в материале?»): «Вы должны иметь в виду, что материал этот  рассчитан на очень широкую аудиторию: мировую, а не внутрироссийскую. Поэтому говорить, что какая-то тема раскрыта или не раскрыта, на самом деле, очень трудно. Мы вступаем на территорию очень субъективной интерпретации текста».

Отвечая на вопросы членов Коллегии, Владимир Исаченков пояснил, что в рамках АР и, насколько он знает, других мировых информационных агентств, интервью  выпускается «в виде связного текста, который включает в себя контекст»; только в случаях интервью с главами государств интервью  представляет собой отдельный материал с дословным воспроизведением сказанного.   При этом в практике АР «вообще нет примеров посылки текста интервьюируемому на согласование, в том числе, для предоставления какой-то дополнительной информации. Это исключено правилами».

По его мнению, конфликтная ситуация сложилась в силу недопонимания между сторонами информационного взаимодействия, которое могло быть прояснено в ходе предварительных переговоров.  

На вопрос к представителям заявителя: «А вы-то почему ничего не выяснили по поводу формата, времени, того, как отснятое будет подаваться в АР?» - получены ответы: «В заявлении было чётко написано: запрос на видеоинтервью. Когда к нам обращаются с запросом на интервью, мы понимаем, о чем говорим» (О.В. Александрова) и «Интервью это всё-таки интервью» (О.О. Кузнецова).    

На вопрос: распространяются ли на сотрудников АР, например, Кодекс общества профессиональных журналистов, другие американские стандарты более широкого плана, чем собственно стандарт АР, Владимир Исаченков ответил так:  «Конечно, мы поддерживаем широкие стандарты, которые приняты всем медиасообществом. Но мы не считаем, что они хоть как-то, хоть в какой-то степени были нарушены при подготовке и публикации этого материала».

На вопросы: говорилось ли о том, как полученное видеоинтервью может быть использовано, были ли договорённости о размещении интервью именно и только на сайте АР, обсуждались ли различные версии использования интервью, данного на камеру, шла ли речь о предварительном ознакомлении Эллы Александровны Памфиловой с тем, что именно и в каком виде будет размещено на сайте АР?, – были даны следующие ответы: «Когда мы сели перед камерой и начали записывать интервью, Элла Александровна задала вопрос: как вы будете его использовать? На что я ответила: будет текстовый материал – и телевизионный сюжет». О размещении материала. «Сайт АР – не главный источник распространения. У АР есть подписчики. Для распространения есть определённая техническая база, про которую я не хочу рассказывать, поскольку я не эксперт в этом. Смысл в том, что подписчики получают материалы через эти внутренние каналы. Они имеют доступ ко всему этому – и доступ к FTP-серверу, где лежат все эти материалы». (Наталия Васильева.)

«В разговоре с Наталией, когда она уже уезжала, был мой вопрос: вы нам пришлёте посмотреть, что получится? Она сказала “да”. Вопрос и ответ были, но тут, видимо, нужно говорить о недостатке конкретных договорённостей». (О.О. Кузнецова.)

«Мы никогда не запрашиваем материал на согласование, когда речь идёт об интервью. Если бы я услышала слово “статья” (а его не было, Наталия, или вы его очень тихо сказали, на ухо Элле Александровне), то я бы обязательно проговорила вопрос о согласовании.

Но дело даже не в этом. Когда Элла Александровна уходила, она сказала Наталии: я понимаю, что наговорила вам очень много, что час вы не возьмёте. У меня к вам единственная просьба: пожалуйста, не обрезайте фразы, не подвергайте их цензуре. Дайте лучше мало, но всю мысль целиком. Либо не ставьте вообще». (О.В. Александрова.)

На просьбу уточнить, что именно в тексте заявитель выделяет, относя к «искажению фактов» и «недостоверной информации», О.В. Александрова ответила, что готова была представить на заседании десять конкретных фактов. И что она готова передать Коллегии свой анализ текста, где всё это есть.

Ответ О.В. Александровой на вопрос, что именно заявитель понимает под пропагандой (поскольку в заявлении ЦИК было сказано, что публикация АР «производит впечатление пропагандистского материала»): «В моём понимании пропаганда – это отстаивание определённой точки зрения. И подтасовки фактов под эту точку зрения».  

На вопрос к представителям адресата жалобы: «Раз ваше представление об интервью настолько отличается от понимания этого формата в России, то почему же, обращаясь в ЦИК или другие организации, Вы не объясняете это различие? Вы же знаете, как люди понимают здесь интервью: явно не как колонку в газете, где приведены две цитаты человека, с которым ты час беседовал. Почему вы не объясняете, что именно имеете в виду?», были даны следующие ответы: «Речь шла об интервью на камеру. Имелось в виду, что интервью будет записано, что человек не против того, что его будут записывать». «Формат, в котором мы работаем, привычен для большинства американских и английских СМИ. Все интервью, которые я проводила за годы работы в АР, были сделаны в таком формате. Ни у одного из спикеров никогда не было претензий по этому поводу. И наше бюро никогда не сталкивалось с претензиями на такой почве. Поэтому мы не видели необходимости объяснять, как именно выглядит обычный американский формат интервью. (Наталия Васильева.)

«АР не является телевещателем, хотя у него есть отдельная служба теленовостей. Эта служба теленовостей делает отдельные сюжеты для вещателей, сюжеты эти длятся 3-4 минуты. Т.е. то, что мы даём 3 минуты, а не час, это не вопрос нашего субъективного выбора, это требование рынка, требование вещателей». (Владимир Исаченков.)

На просьбу уточнить, использовалось ли Эллой Александровной Памфиловой определение «крупный политический кризис», называла ли она события, происходившие в Москве перед выборами «политическим кризисом», поступил единственный определённый ответ: «Но в  английском тексте нет  слов «политический кризис». Там есть «она не сумела предотвратить события», а дальше идёт контекстная часть». (Владимир Исаченков.)   

Отвечая на вопрос: «Считаете ли Вы, что в Вашем материале нет неточностей, небрежностей, предвзятости и искажений?», Наталия Васильева дала ответ: «Да, я так считаю. Более того, АР выпустило заявление перед нашим заседанием, в котором заявило, что мы считаем материал корректным».  

 

 

На этапе подготовки к заседанию все члены ad hoc  коллегии были ознакомлены с результатами исследований («мнениями эксперта») д.филос.н. проф. Светланы Каимовны Шайхитдиновой и к. филос.н. Каринэ Акоповны Назаретян.

Участники заседания получили возможность ознакомиться с основными выводами, содержащимися в исследованиях экспертов. 

 

На заседании достигнута договорённость о том, что обе стороны предоставят Коллегии дополнительные материалы, которые посчитают нужными: с условием, что материалы эти могут быть приняты к сведению членами ad hoc коллегии на этапе доработки принятого решения.

 

С учетом изложенного Общественная коллегия приняла следующее решение.

 

РЕШЕНИЕ

 

  1. Коллегия находит заслуживающим внимания и уважения факт обращения ЦИК Российской Федерации в ситуации заведомо непростого информационного спора к российскому органу само- и сорегулирования в сфере массовой информации, - усматривая в этом понимание роли и значения профессионально-этического начала в журналистской профессии. 

Коллегия по достоинству оценивает готовность Московского бюро «Аssociated Press» (АР) подписать Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии по жалобам на прессу и принять участие в рассмотрении информационного спора.

Коллегия находит оправданным и полезным участие в рассмотрении информационного спора автора оспоренной публикации Натальи Васильевой.

 

  1. Коллегия определяет спор по поводу представленных публикаций АР как межкультурный и в значительной мере языковой, лингвистический в основе.

 

  1. Изучив языковые и смысловые особенности оспоренного текста и сопоставив переводы с английского языка, полученные от заявителя и от представителей адресатов жалобы, Коллегия не находит оснований для обсуждения вопроса о корректности переводов сказанного на русский язык.

Коллегия напоминает, что оспоренная публикация изначально готовилась для англоязычной аудитории, воспринимающей тексты АР в устоявшейся языковой, культурной, профессиональной журналистской традиции, заметно отличной от очевидной и привычной в России.

 

  1. Коллегия соглашается с тем, что сам по себе факт возникновения данного информационного спора в значительной мере связан с недостаточным учётом сторонами межкультурных различий, а именно с тем, что каждой из сторон представлялось понятным, не нуждающимся в прояснении, согласовании, в выработке и оформлении одинаково понимаемых договорённостей.

 

  1. Коллегия признаёт, что рассматриваемый информационный спор имеет выраженную профессионально-этическую составляющую, что позволяет Коллегии отнести этот спор к своей компетенции.

 

  1. Коллегия принимает к сведению тот факт, что агентство АР согласилось с выводами своего Московского бюро и признало материал корректным, о чем сообщила на заседании Коллегии Наталия Васильева.

С уважением относясь к точке зрения АР, Коллегия предлагает свой анализ ситуации и качества оспоренного текста применительно к конкретным претензиям к нему заявителя. При этом Коллегия апеллирует к соответствующим положениям Декларации ценностей и принципов Associated Press («Мы считаем неприемлемыми неточность, небрежность, предвзятость и искажения» и «нам необходимо быть честными»), а также к собственному Медиаэтическому стандарту.

 

  1. Рассматривая ключевой вопрос заявителя об этической допустимости «замены» видеоинтервью председателя ЦИК РФ Э.А. Памфиловой текстом, подготовленным Наталией Васильевой и пятью короткими выдержками из видеоинтервью на сайте АР, Коллегия принимает к сведению сказанное представителями адресата жалобы о принятом в АР понимании формата «интервью», привычного для аудитории АР.

Коллегия учитывает, вместе с тем, что оспоренное интервью взято в России, где для большинства журналистов и ньюсмейкеров характерна иная традиция, другое прочтение журналистских жанров, во многом отличное от того, к чему привыкла аудитория АР.

 

  1. Коллегия полагает, что журналист Наталия Васильева, не предупредив Э.А. Памфилову об итоговом формате публикации часового интервью, формально не нарушила каких бы то ни было обязательств и обещаний.

Предполагая, что в данном случае имело место недоразумение, «вызванное тем, что журналисты не смогли чётко и ясно изложить заявителю свои планы относительно формата будущего материала», эксперт Коллегии Каринэ Назаретян определяет сложившуюся ситуацию как «просчёт журналистов».

Соглашаясь говорить о просчёте, а не о введении ньюсмейкера в заблуждение, Коллегия усматривает за ним проявление «облегчённого» подхода журналиста к максиме «нам необходимо быть честными», содержащейся в упомянутой Декларации АР. И невыполнение правила, сформулированного в той же Декларации следующим образом: «если у источника есть свои условия, их необходимо обсудить заранее, до интервью».

Как представляется Коллегии, конкретные условия публикации интервью не оговаривались заявителем именно в силу того, что адресатом жалобы предварительно не были разъяснены ни цели интервью, ни особенности устоявшегося в АР подхода к этому формату.

 

  1. Коллегия находит, что обращённый к Н. Васильевой вопрос одного из членов ad hoc Коллегии: «Понимаете ли Вы, что эти люди чувствуют себя обманутыми?» проявил ситуацию утраты доверия к журналисту со стороны заявителя.

Коллегия признаёт, что вопрос о ценности сохранения доверия со стороны источника информации может быть поставлен для себя и решён только самим журналистом. 

 

  1. Воздерживаясь от выводов, расходящихся с её компетенцией, Коллегия отмечает столь же «облегчённый» подход сотрудников ЦИК РФ к работе со всемирно известным информационным партнёром. По роду своей деятельности эти сотрудники должны иметь чёткое представление о принципах, форматах и технологиях информационной работы АР, о принятом в АР понимании жанра интервью, о правилах поведения в ситуациях, касающихся требований исправления выпущенных текстов.

Приветствуя настроенность руководства ЦИК на дебюрократизацию в работе со СМИ и с журналистами, проявившуюся при подготовке интервью Э.А. Памфиловой корреспонденту АР, Коллегия рассматривает возникший информационный спор как досадный, но полезный урок для заявителя.

 

  1. Коллегия не разделяет подхода Наталии Васильевой к собственному материалу как к полностью соответствующему профессионально-этическим стандартам.

Не усматривая в оспоренном тексте признаков пропаганды, Коллегия соглашается со следующим выводом своего эксперта С.К. Шайхитдиновой:

«Сопоставление со стенограммой  данного в спорных текстах пересказа ответов главы Центризбиркома на вопросы интервью, а также цитат из ее речи,  подтверждает их документальность.   Однако, несмотря на то, что в публикациях действительно использованы высказывания Эллы Памфиловой из ее интервью, их общий смысл расходится с тем, что она в них вкладывала.

Способы, которыми произведен данный эффект:

  • в качестве события в первой заметке представлена некая политическая позиция главы Центризберкома России, которую она не заявляла;
  • вся информация из интервью подверстана под тему противостояния в России оппозиции и официальной власти (тема разворачивается на основе других фактов, вставленных в публикации), тогда как Памфилова стремилась избежать темы противостояния;
  • действия ЦИК изначально включены в отрицательно оцениваемый контекст. Высказывания главы Центризбиркома в интервью переведены в заданной логике из формата разъяснений, рассуждений в формат политических заявлений функционера, представляющего интересы Кремля.

Таким образом, спорные публикации на сайте информационного агентства «Associated Press» выглядят тенденциозными, что нарушает основополагающий принцип профессиональной этики журналиста – принцип объективности».

 

  1. Признавая за журналистом право выбора личной, в том числе, не беспристрастной позиции при обращении к конфликтной ситуации, имеющей признаки выраженного общественного интереса, Коллегия усматривает проблему оспоренного текста в том, что публикация, которая должна рассматриваться - по словам самой Натальи Васильевой - не как авторская статья журналиста, а как интервью Эллы Памфиловой, Председателя ЦИК Российской Федерации, имеет явные признаки текста небеспристрастного, политизированного и, главное, заметно расходящегося со смыслом и тональностью сказанного Э.А. Памфиловой на камеру.

Как представляется Коллегии, вкрапление в текст не искажённых и не оборванных цитат из интервью Э.А. Памфиловой мало что меняет в его характере, поскольку сами эти цитаты введены автором в им же выстроенный контекст.

 

  1. Коллегия обращает внимание на два прямых высказывания, определённо не делавшихся Э.А. Памфиловой, но воспринимаемых читателем как раскавыченная цитата. («Глава комиссии Элла Памфилова настаивала в интервью Ассошиэйтед Пресс на этой неделе на том, что она ничего не может сделать, чтобы остановить то, что переросло в крупный политический кризис» и «Памфилова заявила, что вопросы внутренней политики России находятся за пределами её компетенции» (перевод АР. - Коллегия.)

Напоминая об ответственности журналиста за достоверность передаваемых мнений, Коллегия соглашается с экспертом Каринэ Назаретян в том, что журналист позволила себе весьма вольную трактовку слов спикера, «что не соответствует заявленным в Декларации АР идеалам точности и корректности передачи информации».

 

  1. Коллегия находит не отражающим позицию Э.А. Памфиловой (в обоих вариантах перевода) заголовок текста, подготовленного Наталией Васильевой. Соглашаясь с тем, что в этом заголовке на момент выхода публикации мог быть усмотрен, в том числе, диффамационный оттенок, Коллегия, однако, не может согласиться с высказанным на заседании мнением о том, что такой заголовок якобы превращает Э.А. Памфилову «в соучастника нарушения Конституции Российской Федерации».

Напоминает о праве журналиста на ошибку, в том числе, не признаваемую им таковой, Коллегия предостерегает от преувеличения предполагаемых провинностей представителей СМИ, накопление которых способно открыть, пусть и невольно, дорогу к формированию «образа врага» в сфере массовой информации.

 

  1. Коллегия не готова обсуждать вопрос о том, выполнили или не выполнили адресаты жалобы некие договорённости, достигнутые по предъявлении претензий заявителя после публикации первоначального текста материала, подготовленного Наталией Васильевой, поскольку не может достоверно судить ни о самих договорённостях, ни об условиях, в которых они вырабатывались.

Коллегия констатирует в этой связи, что внесённые в текст дополнения не были сочтены заявителем достаточными, соответствующими его представлениям о том, что может или должно быть изменено, и его ожиданиям. И что по ходу переговоров сразу после выхода публикации  от 29 августа не велись протоколы и не были выработаны доступные обеим сторонам договорённости, выполнение или не выполнение которых могло бы рассматриваться в логике их соответствия позициям Декларации АР и Медиаэтического стандарта Коллегии.

 

  1. Коллегия предоставляет всем, кому это интересно, доступ к полному пакету документов по данному информационному спору, предоставленным сторонами на этапе подготовки к рассмотрению информационного спора и сразу после заседания Коллегии.

 

  1. Учитывая специфику рассмотренного информационного спора, Коллегия считает полезным ознакомить обе его стороны со следующими положениями Принципа 8. «Защита права на свободу слова» Медиаэтического стандарта Коллегии:

«В отношении с органами государственной власти или экономическими структурами журналист избегает каких-либо действий, способных подорвать его независимость или поставить под сомнение уверенность адресата журналистского текста в его критическом подходе и неангажированности.

Журналист дорожит доверием граждан к себе и своему слову, поддерживает редакционную самостоятельность, но при этом делает всё возможное для того, чтобы медиа не превращались во власть или антивласть, не выходили из-под демократического гражданского контроля».       

 

  1. Коллегия напоминает сторонам о взятом на себя обязательстве не использовать вынесенное решение Общественной коллегии по жалобам на прессу для продолжения данного информационного спора в судебном, ином правовом или административном порядке.      

 

  1. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

 

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

Подать жалобу

Укрепление негативных стереотипов, искажение высказываний, изложение несуществующих фактов, сокрытие истинной информации, необоснованное обвинение, публикация за взятку или взятка за непубликацию - жалуйтесь, если ваши права были нарушены, а интересы ущемлены прессой!
Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сайт Фонда президентских грантов