Несогласие заявителя с решением - Страница 7

Оглавление

 

Обоснование несогласия с решением по делу
«ВВ. Стащенюк против газеты «Известия»

Текст решения Общественной коллегии по жалобам на прессу №52 от 3 сентября 2010 года

Аргументация несогласия

На 50-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиа-сообщества Михаила Федотова (председательствующий), председателя Палаты медиа-аудитории Юрия Казакова, членов Палаты медиа-сообщества Евгения Абова, Владимира Бородина, Алексея Венедиктова, Эдуарда Сагалаева,

Эдуард Сагалаев в заседании Коллегии участия не принимал;

Алексея Симонова, членов Палаты медиа-аудитории Евгения Гонтмахера, Сергея Ениколопова, Вадима Зиятдинова, Ольги Кучкиной, Виктора Монахова, Дмитрия Орешкина, Григория Томчина и Александра Шершукова.

Не включены Георгий Сатаров, который прибыл в самом начале заседания и сидел рядом со мной, и Алексей Венедиктов, с которым у меня в ходе заседания состоялся диалог.

рассмотрела жалобу В.В. Стащенюка на публикацию Ксении Гагай «Скованные одной цепью» в газете «Финансовые Известия»

Статья называется «Спутанные одной сетью». Она размещена на сайтах «Финансовых известий»: http://www.finiz.ru/career/article1251085/ и «Известий»: http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3121613/

Вопросы процедуры. Заявитель В.В. Стащенюк признал профессионально-этическую юрисдикцию Коллегии и письменно подтвердил, что не намерен продолжать данный информационный спор в судебном порядке.

Главный редактор газеты «Известия» Виталий Абрамов ответил на обращение Общественной коллегии и подписал Соглашение о признании профессиональной и этической юрисдикции Общественной коллегии. 

С учетом изложенных выше обстоятельств и руководствуясь положениями своего Устава, Общественная коллегия признает данную жалобу подлежащей рассмотрению в соответствии с мандатом Общественной коллегии по жалобам на прессу.

 

Позиция заявителя. В своем обращении В.В. Стащенюк полагает, что статья "Спутанные одной сетью" представляет собой «негативно окрашенный вымысел». В статье, в основе которой использован дневник некоей жительницы г. Ростова-на-Дону, «опубликованы недостоверные сведения».

Цитата из моей жалобы приведена с изъятием. В русском языке такие изъятия принято заменять многоточием. Тем не менее изъятие положения о том, что мной проводилась проверка, проживает ли в г. Ростове-на-Дону такой человек или нет, представляется умышленным:

«Статья "Спутанные одной сетью" представляет собой негативно окрашенный вымысел. В статье, в основе которой использован дневник некоей жительницы г. Ростова-на-Дону (на сведения о проживании которой в городе даны отрицательные ответы), опубликованы недостоверные сведения»

Если начало и окончание цитаты присутствует, а часть текста опущена, она заменяется многоточием:

«Статья "Спутанные одной сетью" представляет собой негативно окрашенный вымысел. В статье, в основе которой использован дневник некоей жительницы г. Ростова-на-Дону … опубликованы недостоверные сведения»

Взятие в кавычки отдельных словосочетаний при наличии всей цитаты применяется обычно, чтобы принизить значение закавыченных слов и унизить автора.

Отрицательный ответ на запрос о проживании в городе не означает, что человека не существует.

В частности, заявитель указывает, что ссылка автора на данные Управления ФСНП по Москве за 2008 г. не соответствует действительности, т.к. Федеральная служба налоговой полиции (ФСНП) упразднена в 2003 г.

Ссылка на данные, приписываемые Управлению ФСНП по Москве не может соответствовать или не соответствовать действительности. Удивляет стиль обращения профессионалов с русским языком. Ссылка - это адрес данных. Данные, приписанные ФСНП, не соответствуют данным, заимствованным из статьи И.Н. Соловьева, опубликованной в 2000 году. Автор статьи служил в Управлении ФСНП по Москве, в оперативных и аналитических подразделениях и подписал статью с указанием места прохождения им службы. Такая ссылка недопустима, поскольку службы в 2008 г уже не было. Эта часть статьи недостоверна.

Заявитель отмечает, что в статье упоминается книга топ-менеджера компании " Amway" Эрика Шайбелера,

Шайбелер никогда не был топ-менеджером, поэтому текст «книга топ-менеджера компании Amway Эрика Шайбелера» должен быть взят в кавычки целиком, это цитата, после которой в тексте заявления следует сообщение о том, что именование Шайбелера «топ-менеджером» не ошибочно, а ложно, поскольку для выяснения истины достаточно было обратиться в ООО Амвэй.

который якобы рассказывает о том, что "потратил 20 лет жизни на создание заведомо мошеннической системы". В действительности, как поясняет заявитель, бывший дистрибьютор компании Amway Э. Шайбелер вступил в конфликт с другими дистрибьюторами, вышел из бизнеса и развернул против компании клеветническую кампанию, однако никаких доказательств мошенничества он не привел.

Несмотря на мои пояснения к пояснениям В.Н. Перекреста о том, что текст «бывший дистрибьютор компании Amway Э. Шайбелер вступил в конфликт с другими дистрибьюторами, вышел из бизнеса и развернул против компании клеветническую кампанию» представляет собой справку о Шайбелере, оформленную в виде изложения текста с сайта www.quixtarfacts.com (www.quixtarresponce.com), а не какие-то «доказательства», которые В.Н. Перекрест пытался пользовать для оскорблений заявителя обвинением в «подмене». Вызывает недоумение выпячивание в тексте решения именно этой цитаты, а не того, что он не был ни «отцом-основателем», ни «топ-менеджером» и не тратил 20 лет на создание якобы «заведомо мошеннической схемы», которую он не считал мошеннической все время, пока активно вел бизнес, как он сам описал в своей книге.

В обращении В.В.Стащенюка отмечается, что в публикации приведен текст, приписанный молодому врачу-психиатру Андрею Хаванову. Заявитель утверждает, что «вступил в переписку, в ходе которой Андрей Хаванов сообщил, что консультировал корреспондента, и что в статье, обе ссылки на копии которой я ему сообщил, нет ни одного его слова».

Словосочетанием «заявитель утверждает…» подчеркнуто недоверие к заявителю; эта часть заявления поставлена под сомнение, фактически заявитель в этом пункте заподозрен во лжи.

По мнению заявителя, «статья представляет собой негативный отзыв о сетевом маркетинге в целом и о компании Amway, работающей на территории РФ с 15 марта 2005 года, в частности».

Это не «мнение заявителя», а характеристика им содержания и тональности статьи.

Заявитель считает «эту публикацию именно провокацией, затрагивающей интересы около 800 000 граждан России, которые являются партнерами - дистрибьюторами компании Amway. Статья выставляет их деятельность в ложном, негативном свете, а их самих унижает (последний абзац статьи явно унизительной тональности) по признаку профессиональной деятельности, что недопустимо по Конституции РФ и может образовывать состав преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ».

Заявитель просит членов Коллегии «рассмотреть жалобу и обратиться к руководству газеты «Известия» с просьбой (или требованием - я не знаю, какой термин здесь уместнее) об удалении этих статей с сайта газеты».

Опущена претензия заявителя к редакции, характеризующая ее как стремящуюся отгородиться от читателей, сделать все возможное, чтобы унизить посетителя бесконечными проволочками, отказом должностных лиц от встречи с посетителем, предложением официального лица редакции – заместителя редактора отдела, который прежде подослал вместо себя нештатного сотрудника ‑ фактически постороннего человека ‑ побеседовать на свалке мебели в коридоре редакции. Эти обстоятельства не позволили решить информационный спор в 2008 г. при непосредственном обращении в редакциею.

Позиция редакции газеты «Известия» не получила письменного выражения, но была подробно изложена в ходе состоявшегося заседания Общественной коллегии.

 

Обстоятельства, установленные в ходе рассмотрения информационного спора:

Заявитель В.В. Стащенюк пояснил, что узнал о публикации «Скованные одной цепью» из Интернета.

Статья называется «Спутанные одной сетью». Цитирование неполно и не отражает сущность проблемы, порожденной статьей. Я начал свое сообщение с того, что, что ссылку на статью, как на «образец нейтрального изложения», мне дал один из администраторов Википедии, Георгий Шуклин. То есть читатель «Известий», администратор Википедии, ‑ оказался настолько неосведомлен, что воспринимает лживый текст как пригодный для ссылок на него в Википедии – свободной энциклопедии, правила которой, к сожалению, не защищают ее от ложной информации.

По его мнению, то, что написано в статье никак не могло иметь место.

Доказательства представлены в пояснениях к пояснениям В. Н. Перекреста и в анализе статьи К. Гагай, направленных в адрес Коллегии после принятия ею пояснений В.Н. Перекреста. Таким образом, это не мнение, а доказанный факт. Продолжение именования сообщений заявителя «мнениями» доказывает, что пояснения заявителя в решении не учтены.

Он объяснил теорию и практику прямых продаж и сетевого маркетинга.

 

Он отметил, что налоговые нарушения, о которых говорится в статье, действительно имели место, но только в 2000 году, а не в 2008, как утверждает автор.

Это не так. Я сказал, что статья И.Н. Соловьева опубликована в 2000 году, когда компания Amway в России не действовала. Такая формулировка в решении представляет собой приписывание мне самооговора – признания мной моих личных налоговых нарушений, коих на самом деле никогда не было.

Заявитель пояснил, что в беседе с ним врач Андрей Хаванов подтвердил, что с ним беседовал кто-то из журналистов, но ни одной его дословной цитаты в статье нет.

Я никогда не беседовал с Андреем Хавановым и не знаком с ним лично. Я изложил содержание его электронного письма в мой адрес

Заявитель выразил мнение, что он не отстаивает престиж компании Amway и не представляет ее интересы.

Это неверное истолкование моих слов, что я представляю не компанию Амвэй, а себя, а компания Амвэй ‑ это компания Амвэй, я ее партнер. Я не являюсь сотрудником компании. Однако ее интересы и престиж совпадают с моими личными интересами и моим личным престижем, поэтому я не могу их не отстаивать и не защищать.

Он не настаивает на снятии этой статьи с сайта газеты «Известия», но полагает, что в ней много ошибочной информации (например, упоминание о «данных ФСНП за 2008 год»)

Это неправда. Я не говорил ничего подобного! Я настаивал и настаиваю на безусловном снятии статей с сайтов Известий и Финансовых известий, поскольку никакими правками невозможно превратить эту статью хотя бы в минимально достоверную: она и в целом, и в деталях – ложная.

Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии В.В. Стащенюк отметил, что статья нанесла вред сетевому маркетингу как таковому.

Это не так. Я не говорил о сетевом маркетинге «как таковом», ибо вред способу продвижения товаров и услуг нанести невозможно, и сама подобная формулировка абсурдна. Я ответил на вопрос члена Коллегии, что материальный ущерб, безусловно, нанесен и продолжает наноситься ежедневно партнерам компании Amway, гражданам России, коих 1 040 000 человек, и для многих из которых это предпринимательство – единственный источник дохода. Тот факт, что этот мой ответ обойден в решении молчанием, констатирует фактическое безразличие Коллегии к судьбам сотен тысяч сограждан, которым материальный ущерб наносится теперь уже и самим этим решением. Эта статья и теперь ‑ решение Коллегии наносят вред и самой героине, если она продолжает сотрудничество с компанией, так как она доверилась автору и редактору, которые в результате обмана ими читателей сократили ее возможности по развитию бизнеса и доходы от него.

Что касается компании Amway, то число ее дистрибьюторов за время, прошедшее после публикации материала Ксении Гагай, заметно увеличилось.

Этой формулировкой предпринята попытка противопоставить компанию Амвэй и ее дистрибьюторов. Вопрос звучал: сказалась ли статья губительно на бизнесе Амвэй? Я ответил, что, наверное, нет и пояснил, что, к счастью, не все граждане России читают «Известия» и посещают сайты этого издания в интернете, и что численность НПА и товарооборот компании возрос, вероятно, за счет тех, кто не читает «Известия».

В.В. Стащенюк уточнил, что оставил свой комментарий к данной статье на сайте «Известий», воспользовавшись при этом чужой фамилией. Объясняя этот факт, заявитель признал, что инициативная вовлеченность в процесс восстановления истины по обсуждаемой теме уже навлекла на него «достаточно неприятностей».

Я сказал, что воспользовался вымышленными фамилией, именем и отчеством (которые я назвал). Кроме того, я расшифровал слово «неприятности», указав, что в отношении меня были совершены уголовно наказуемые по ст. 272 УК РФ деяния, установленные УСТМ ГУВД г. Москвы, и нанесшие мне существенный материальный и моральный вред.

Вынужден обратить внимание на тот факт, что когда я объяснял Коллегии ситуацию с Википедией и когда я сообщил, что опубликовал сообщения на форуме обсуждения статьи под вымышленным именем, В.Г. Абрамов вместо обсуждения текста статьи стал обсуждать меня.

Не исключая в принципе возможности существования некоего дневника, взятого за основу в материале Ксении Гагай, заявитель утверждал, что большинство приведенных в публикации фрагментов, претендующих на представление фактической стороны дела, «не соответствуют действительности».

Взятие в кавычки фрагмента «не соответствуют действительности» имеет целью придание несерьезности и незначительности аргументам и доказательствам, приведенным заявителем.

В пояснениях В.Н. Перекрест ясно указал, что ДНЕВНИКА НЕ БЫЛО, он «восстанавливался по памяти», только он не сообщил, по чьей: героини, автора или его собственной, а может быть, по памяти его консультантов с клеветнического анти-млм-сайта.

По его словам, целый ряд специфических, понятных специалисту деталей свидетельствует о том, что в т.н. «дневнике» речь идет о конкретной компании Amway и о ее продуктах

Это неправда. «Детали» – «концентрированные» зубная паста, стиральный порошок и средство для мытья посуды, которых «хватает на год», оказались понятными не только специалисту, но и рядовому гражданину, читателю. По результатам проведенного мной в г. Москве опроса производителя перечисленных в статье товаров со свойствами (концентрация, одной упаковки хватает на год) однозначно определили как Amway, около 70% респондентов, которые при этом не являются НПА. Эта формулировка решения напоминает попытку оглупления читателя.

(на эту компанию, не называемую ни автором дневника, ни автором статьи применительно к дневнику, в определенный момент все же появляется ссылка как на представляющую сам феномен сетевого маркетинга).

Феномен — необычное явление, редкий факт, то, что трудно постичь (Современный толковый словарь, изд. БСЭ)

Сетевой маркетинг давно не феномен, я рядовое экономическое явление, формулировка свидетельствует о наличии определенной ксенофобии по отношению к сетевому маркетингу и в Коллегии.

Но человеку, знающему об этой компании не понаслышке, понятно, что автор дневника пользуется деталями, ставшими ему известными с чужих слов и относящихся к прошлому этапу жизнедеятельности компании.

Автор дневника не мог пользоваться этими «деталями», так как, по словам В.Н. Перекреста, были описаны события 2008 года. В 2006 в Ростове-на-Дону открыт ТЦ компании Амвэй, о котором в «дневнике» нет ни слова и в котором достаточно литературы с официальной терминологией. Очевидно, что «деталями с чужих слов» пользуется не автор дневника, а автор и редактор статьи, и исходный текст «дневника» происходит из гораздо более раннего времени и иного места, чем Ростов-на-Дону, учитывая сообщение В.Н. Перекреста мне в 2008 о том, что он (а не Гагай) взял информацию с сайта, ссылка на который присутствует в статье.

Кстати, эта «творческая находка» отсутствует в сообщениях В. Абрамова на заседании и в пояснениях В. Перекреста.

Заявитель признал, что представитель редакции Владимир Перекрест предлагал ему сотрудничество в продолжении обсуждения темы сетевого маркетинга в «Известиях», но подчеркнул, что за этим общим предложением в дальнейшем «ничего не последовало».

Эта формулировка неверна. «Ничего не последовало» со стороны не заявителя, а В.Н. Перекреста, которому я предоставил свои контактные данные. Это было ложное предложение в целях получить мое расположение и «хорошо расстаться». Кроме того, в своих пояснениях В.Н. Перекрест сообщил, будто бы его предложение о сотрудничестве носило не общий, а частный характер, якобы он предлагал мне изложить мою собственную историю.

Главный редактор газеты «Известия» Виталий Абрамов пояснил, что на момент публикации спорной статьи не работал в «Известиях». В связи с рассмотрением данного информационного спора в Общественной коллегии он переговорил с сотрудником редакции Владимиром Перекрестом, который готовил материал к печати. По утверждению последнего, автор дневника, Анна, – реальный человек, живущий в Новочеркасске (Ростовская область). Журналист-практикант Ксения Гагай решила использовать опыт работы дистрибьютором своей подруги для освещения проблем конкретного человека, вовлеченного в сетевой маркетинг.

 

При этом Анна просила подругу не раскрывать ее подлинное имя во избежание конфликтов с компанией, с которой она сотрудничает.

Прошу разместить на сайте Общественной коллегии ссылку на аудио-файл с фонограммой заседания. Насколько я помню, В. Абрамов этого не говорил. Однако если я это упустил, ситуация предстает в ином свете: мне и, насколько я понял, сотруднику компании Амвэй в 2008 году В.Н. Перекрест сообщил, что героиня реальная и имя – ее настоящее.

По словам В. Перекреста, на которго ссылался В. Абрамов, разговор Ксении Гагай с психологом Андреем Хавановым действительно имел место. Обращение к А. Хаванову самого В. Перекреста показало, что психолог не видит в пересказе сказанного им в тексте материала «Скованные одной цепью» искажения смысла своей позиции. Уточняя, что повторный разговор с А. Хавановым происходил под запись, и что запись эта имеется в редакции, Виталий Абрамов признал, что сам этой записью не занимался и говорит о ней со слов В. Перекреста.

Тот факт, что К. Гагай беседовала с А.Хавановым, сомнению не подвергается, и повторять это в решении есть косвенное обвинение меня в том, что я в этом усомнился. Но я вел переписку с А.Хавановым и в пояснениях к пояснениям В.Н. Перекреста привел фрагмент его письма. Привожу его письмо полностью (чтобы была возможность сверить с содержимым почтового ящика А. Хаванова на gmail.com):

«Andrey Havanov <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.> 12 ноября 2009 г. 14:38

Кому: Василий Стащенюк <Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.>

Василий Стащенюк пишет:

[Цитируемый текст скрыт]

Здравствуйте!

Статья, на которую вы ссылаетесь в двух источниках не содержит ни одного моего слова, насколько я могу это припомнить. Видимо статья представляет собой частное мнение автора, сформированное по материалам из разных источников

К сожалению я не могу вам предоставить данных о работах на эту тему

У меня возникает резонный вопрос - если существуют определенные правила для оформления статей Википедии, без удовлетворения которых статья не может быть опубликована - каким образом она стала доступна большинству пользователей сети?»

Виталий Абрамов подчеркнул, что статья посвящена не проблемам сетевого маркетинга, а проблемам конкретного человека, который этим занимается.

При этом однако В. Абрамов не сообщил, как именно и чем помогли героине дневника сама статья и лично К. Гагай, В. Перекрест, В. Мамонтов (ранее) и В. Абрамов (ныне). Если у героини были проблемы, а сотрудник компании просит ее оповестить, как ей их решить, то почему о выполнении этой просьбы В. Абрамов и В. Перекрест умолчали?

В связи с этим он отметил, что «Известия» не имеют никакого отношения к Википедии и не могут отвечать за спор заявителя В.В. Стащенюка с этим Интернет-ресурсом.

 «Известия» имеют самое непосредственное отношение к Википедии, так как объявлены в ее правилах авторитетных источником, об этом В.Г. Абрамову пора знать. В.Н. Перекрест позаимствовал данные с сайта antimlm.info и организовал их включение в статью. Один из соавторов этих данных, чьи сочинения размещены на указанном сайте, позднее стал активным редактором Википедии и поместил туда негативные ложные сведения, которые заимствовал В.Н. Перекрест, и обосновал их ссылкой на статью в «Известиях». Так газета стала объектом манипуляции.

Экспромт В.Г. Абрамова на заседании есть обсуждение не текста статьи, а личности заявителя

Отвечая на вопросы членов Общественной коллегии, Виталий Абрамов пояснил, что полностью доверяет той информации, которую получил от сотрудников редакции. Он отметил, что редакция предлагала пресс-секретарю компании Amway принять участие в дискуссии и получила предварительное согласие на это, за которым, впрочем, ничего не последовало.

Вызывает сожаление, что Коллегия обошла молчанием представленный мной документ - фрагмент письма мне от сотрудника компании Амвэй, который назван пресс-секретарем:

«Мы также признательны Вам за то, что Вы в инициативном порядке решили встретиться с г-ном В.Перекрестом и попытались развенчать ряд очевидных глупостей, изложенных в статье г-жой К.Гагай. Последняя, по словам В.Перекреста, является молодой студенткой, стажировавшейся в их газете вплоть "до прошлой недели" (на момент разговора). Как я выяснил позже, она публикуется там чуть ли не с 2006 г. Как Вы уже поняли, после выхода данной статьи в свет я тоже разговаривал с ним по телефону и, действительно, с самого начала поблагодарил его за данную публикацию, что является правилом хорошего тона при общении с представителями СМИ при любом, даже самом негативном раскладе.

 

Как и Вы, я привлек его внимание к тому, что г-н Э.Шейбелер никогда не был топ-менеджером компании. А равно и к тому, что ФСНП была расформирована ее тогдашним руководителем М.Е.Фрадковым 2003 г., а ее функции распределены между ФНС и ДЭБ МВД. Кроме того, я попросил г-на Перекреста связаться с "пострадавшей" героиней сюжета (если мы не опередим его в этом) и передать ей, чтобы она незамедлительно обратилась в наш ростовский ТЦ и вернула туда всю нереализованную продукцию, получив обратно 80% ее закупочной стоимости. Это предусмотрено нашей политикой гарантии качества и выкупа товарных излишков. Я также проинформировал его о том, что мы проведем собственное расследование описанного в статье случая и еще свяжемся с редакцией. Г-н Перекрест не дал мне практически никаких комментариев, вежливо отметив, что он "тоже читал этот материал" и порекомендовал нам в случае наличия "замечаний к его содержанию" прислать их ему для сведения по почте. Встречаться со мной он отказался.»

То есть г-н Перекрест скрыл, что он принимал участие в подготовке материала, иначе понятно, какова его мера ответственности за работу студентки. Не В. Перекрест предлагал встречу, а сотрудник компании – В. Перекресту, и «ничего не последовало», как и в случае со мной, ‑ со стороны того же В.Н. Перекреста.

Редакция была бы согласна опубликовать материал о судьбе другого дистрибьютора, но категорически возражает против удаления спорной статьи с сайта газеты. В. Абрамов согласился с тем, что в публикации есть фактические ошибки, которые редакция готова исправить.

Эта статья не спорная, а бесспорно лживая. Но настойчивость редакции в направлении ее сохранения достаточно характеризует ее.

Здесь я вынужден повторно попросить о доступе к фонограмме заседания, поскольку не помню о высказывании В. Абрамовым подобных инициатив. Я помню гипотезу О.Кучкиной о том, что, может быть, можно как-то исправить статью? Я возразил, что в таком случае это будет уже другая статья, другого автора и опубликованная не в 2008, а в 2010 году, то есть тем самым подтвердил неизменность моей позиции относительно требования удалить статьи с сайтов.

Уже после завершения заседания Общественная коллегия получила письмо журналиста В.Н.Перекреста, содержащее важные подробности, касающиеся данного информационного спора.

 

Заместитель редактора отдела «Новости, происшествия, расследования» редакции газеты «Известия» В.Н. Перекрест сообщает, что подготовка спорного материала проходила у него на глазах, и он может «засвидетельствовать тщательную и добросовестную работу стажировавшейся у нас в отделе студентки факультета журналистики  Ростовского госуниверситета Ксении Гагай. Она не менее десяти раз созванивалась с автором дневника, переписывалась с ней по электронной почте. …Фото также реальное: на нем изображена автор дневника, она сама прислала свое фото Ксении Гагай по электронной почте».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Непонятно, какое это все имеет отношение к содержанию статьи? В армии, когда не подстриженному солдату задают вопрос: «Почему нестрижен?», чаще всего следует ответ: «Я стригся». Хотя процесс никто не обсуждает, обсуждается результат.

Что касается обвинений в дискредитации компании Amway, то В.Н. Перекрест указывает, что «представитель московского отделения звонил в редакцию после выхода статьи, разговаривал со мной, беседа прошла в дружелюбном тоне, я предложил ему написать реплику, но мой собеседник, сказал, что поскольку в тексте не содержится обвинений в адрес компании, он не воспользуется моим предложением, подчеркнув, что не имеет претензий ни к автору, ни к газете».

Как и следовало ожидать, В. Перекрест в 2010 году описывает события противоположным образом по сравнению с сотрудником компании, который писал мне, своему союзнику по свежим следам в 2008 (ему, сотруднику Амвэй, просто нет смысла лукавить).

Совпадает только то, что редакция Известий не проявляла инициативы к сотрудничеству – и ответчик В.Г. Абрамов, и я ‑ сообщили, что В. Перекресту звонил сотрудник Амвэй, а не наоборот. Таким образом, заявление В. Абрамова о наличии у редакции предложений о продолжении дискуссии после сообщения, что В. Перекрест от встречи отказался, выглядит беспочвенным.

В.Н. Перекрест полагает необоснованными и претензии заявителя по поводу упоминания в материале данных Федеральной службы налоговой полиции. Он пишет: «Но разве факт ликвидации службы отменяет созданные ее сотрудниками аналитические материалы? Более того, я разговаривал с автором процитированного исследования, бывшим офицером ФСНП кандидатом юридических наук И.Н. Соловьевым. Он заверил меня, что продолжает исследовать тему злоупотреблений в структурах многоуровневого маркетинга, и что данные 2003 года актуальны и на момент публикации». В доказательство справедливости своих слов В.Н. Перекрест приложил статью И.Н. Соловьева «Сетевой маркетинг (MLM) и коммерческие культы. О налоговых правонарушениях и преступлениях в сфере многоуровнего маркетинга».

В статью К.Гагай, датированную 2008 годом, включена не цитата, а искаженный текст статьи И.Н. Соловьева, данным приписан 2008 год, что само по себе не соответствует действительности, более того, сами данные изменены и изменена ссылка на источник. В статье нет ни слова о неких аналитических материалах 2008 года.

В письме В.Н. Перекреста приводится также фрагмент его переписки с процитированным в публикации психологом Андреем Хавановым, в которой Хаванов признает, что возможно выбрал не самые удачные слова для ответа на вопрос В.В. Стащенюка, «но как бы то ни было, я нигде не открестился от своих взглядов на сетевой маркетинг».

Привожу повторно фрагмент письма А.Хаванова мне:

«Здравствуйте!
Статья, на которую вы ссылаетесь в двух источниках не содержит ни одного моего слова, насколько я могу это припомнить. Видимо статья представляет собой частное мнение автора, сформированное по материалам из разных источников
К сожалению я не могу вам предоставить данных о работах на эту тему»

Позднее в адрес Общественной коллегии поступили еще два документа, отражающие позицию заявителя В.В. Стащенюка. В одном из них заявитель выражает мнение, что «опубликованные пояснения Владимира Николаевича Перекреста проникнуты заметным неуважением к оппоненту («обильно представлен...»). Кроме того, сведения, которыми он аргументирует свое несогласие с моим требованием удалить материалы с сайтов, слишком часто не соответствуют действительности». Далее в документе содержится обширная полемика с письмом В.Н. Перекреста. Второй документ представляет собой подробное изложение мнений заявителя по поводу содержания большинства абзацев статьи Ксении Гагай.

 

Поступившие от В.Н. Перекреста и В.В. Стащенюка материалы были включены в файл данного информационного спора и учтены при выработке окончательного текста настоящего решения.

Это не так. После опубликования материалов В.Н. Перекреста я направил в Коллегию пояснения к его пояснениям и анализ статьи К.Гагай. Ни одно слово не было включено ни в преамбулу, ни в решение, и не было ни в малейшей степени учтено в нем.

С учетом всего изложенного выше Общественная коллегия приняла следующее решение:

РЕШЕНИЕ

1. Констатировать, что публикация, ставшая предметом информационного спора, содержит явные фактологические ошибки (в частности, в публикации указывается: «По данным Управления ФСНП по Москве, на 2008 год в России насчитывается 1,7 млн сетевых дистрибьюторов», тогда как ФСНП упразднена с 01.07.2003 г.). Подчеркивая, что данное обстоятельство свидетельствует о проявленной автором небрежности, Общественная коллегия напоминает о профессиональной норме, обязывающей  журналиста «сделать все возможное для исправления любой опубликованной информации в случае, если установлено, что она наносит урон искажением истины» (Декларация принципов поведения журналиста, Международная  федерация журналистов,  1954, 1986).

Общественная коллегия полагает, что любой редактор и журналист, заинтересованный в сохранении доброго имени издания,  должен стремиться к максимально оперативному исправлению допущенных в публикации неточностей и фактических ошибок. При этом Общественная коллегия соглашается, что форма исправления допущенных изданием неточностей и ошибок устанавливается редактором.

 

 

 

 

Общественная коллегия, к великому сожалению, не оценила, что исправление этой статьи НЕВОЗМОЖНО в принципе, и этот факт немедленно получил подтверждение (см. ниже.

В этой связи Общественная коллегия принимает к сведению исправления в отношения «данных ФСНП», внесенные редакцией газеты «Известия» по итогам заседания Общественной коллегии в текст данной статьи, размещенный на Интернет-сайте газеты.

«Исправления ошибки», поспешно принятого к сведению Коллегией, в отношении данных ФСНП не произошло: внесенную в статью информацию ФСНП никогда никому не предоставляла и нигде не публиковала (И. Н. Соловьев покинул эту службу до ее расформирования, в 1999 году). Вот состояние абзаца статьи, которое Коллегия «приняла к сведению» (22.50 05.09.2010):

«Сколько человек в России вовлечено в многоуровневый маркетинг, официальная статистика умалчивает. Когда-то Федеральная служба налогой полиции (ФСНП, упразднена в 2003 году) давала информацию о 1,7 млн сетевых дистрибьюторов. С тех пор, считают специалисты по борьбе с налоговыми правонарушениями их число не сильно изменилось.»

Обращает на себя внимание фамильярный стиль. Учитывая, что автором числится студентка, это выглядит некорректно. Также странно для «Известий» выглядят грамматические ошибки в абзаце:

«Когда-то Федеральная служба налогой (спешка или вновь халатность?) полиции (ФСНП, упразднена в 2003 году) давала информацию о 1,7 млн сетевых дистрибьюторов.»

Это ложь. Никогда и никому ФСНП эту «информацию» не «давала».

Об 1,5 млн. сетевых дистрибьюторов И.Н.Соловьев, не имевший права подписи документов, изданных в Управлении ФСНП по Москве, нашел (сослался на неких анонимных «специалистов МЛМ») сведения, которые сформулированы так:

«По оценкам специалистов МЛМ, в России насчитывается 1,5 млн. человек, являющихся дистрибьюторами товаров МЛМ-фирм, оборот которых составляет 25 млрд. долл. США в год».

Где «1,7 млн сетевых дистрибьюторов»?

Хотя для того, чтобы собрать сведения о численности, достаточно обратиться в РАПП (Российскую ассоциацию прямых продаж, http://www.rdsa.ru).

Но автору (теперь это В. Н. Перекрест?) хочется официальной статистики. Почему бы не обратиться в Госкомстат?

Странно продолжение тактики отказа от сотрудничества: если бы «Известия» хотели привести статью в приемлемый вид, они могли бы это сделать как очно, пригласив меня в редакцию, так и заочно, используя электронную почту и программы быстрого обмена сообщениями. Однако они самостоятельно внесли изменения, которые снова являются ложью.

 2. Общественная коллегия принимает к сведению, что данный материал был написан студенткой факультета журналистики, проходившей в редакции стажировку. Этот факт, однако, не освобождает Владимира Перекреста, опытного редактора, готовившего материал Ксении Гагай к публикации, от ответственности за отсутствие надлежащего контроля за работой стажера. Общественная коллегия подчеркивает, что защита интересов читателя (имеющего дело с текстом, как правило, не снабжаемым какой-то специальной маркировкой, указывающей на возраст или профессиональный стаж автора), а равно и забота о репутации издания очевидно требуют не только повышенного внимания коллег и руководства редакции к работе стажера, но и серьезного внутриредакционного контроля за качеством подготавливаемых им текстов.

 

 3. Общественная коллегия констатирует, что редакция газеты «Известия» проявила готовность к продолжению дискуссии о судьбах людей, вовлеченных в сетевой маркетинг, с участием заинтересованных компаний.

Формулировка «о судьбах людей, вовлеченных в сетевой маркетинг» представляется недопустимой. Она означает оскорбительное и унизительное отношение к сетевым дистрибьюторам, как к неким жертвам, попавшим в некие сети протии воли. Сочетание этой формулировки с диким текстом «подвёрста» обсуждаемой статьи, включающего термины «тоталитарная секта», «культ» и иные оскорбления, противоречат намерениям коллегии, определенных п. 1.4. Устава: «- укоренение в сфере массовой информации идеалов толерантности и культуры мира в контексте предотвращения опасностей, связанных с предрассудками и дискриминацией, ксенофобией, агрессивным национализмом, этнической и религиозной разобщенностью»»

Вызывает сожаление, что добрая воля редакции не встретила отклика со стороны заинтересованных компаний.

В ходе рассмотрения дела никем не представлены сведения о приглашении на заседание представителей каких-либо компаний сетевого маркетинга. Странно было бы ожидать инициативы с их стороны, поскольку ни одна из них прямо в статье не названа. Поэтому этот пункт некорректен. Я обратился лично как читатель и как независимый предприниматель. Я и есть «заинтересованная компания», поскольку в статье речь идет о деятельности такого же как и я НПА, а не о деятельности компании сетевого маркетинга. Я зарегистрирован в налоговых органах как индивидуальный предприниматель, проявил добрую волю, откликнулся на приглашение Коллегии, однако в ходе рассмотрения был обманут, а представленные мной материалы были не просто проигнорированы, а оскорбительно названы в решении «полемикой с письмом».

 4. Общественная коллегия констатирует, что материал Ксении Гагай написан в форме отрывков из личного дневника. Данный творческий прием известен в журналистике как допускающий некоторую дозу художественного вымысла. Общественная коллегия, уважая право журналиста на выражение личной точки зрения и выбор конкретных, адекватных авторскому замыслу форм выражения своей профессиональной и гражданской позиции, полагает важным уточнить, что «дневниковый» жанр в журналистике, в отличие от литературы, требует от автора и от редакции повышенной осторожности в обращении с фактами и их истолкованием. В силу особенности этого жанра, восходящего к конкретным людям, судьбам и биографиям, «дневниковая» форма в журналистике изначально претендует на повышенную доверительность предлагаемой информации, на стоящий за ней реальный и при этом достаточно длительный личный опыт. Вот почему журналист, который к нему обращается, по факту несет повышенную ответственность как за достоверность основы своего «послания» читателю, так и за ненанесение ущерба тому конкретному человеку, доверителем которого (как публикатор дневника) по факту становится автор подобного материала.

В случае, если героиня и события дневника имели место, то героиня статьи оказалась обманутой подругой – автором статьи.

Диалектика сетевого маркетинга такова, что любая негативная информация о бизнесе действует разрушительно. Если автор и редакция вознамерились вытащить героиню, «запутавшуюся в сети», то они должны понимать, что сначала их подзащитная потеряет вознаграждения, которые, возможно, уже делают ее бизнес прибыльным – превосходят траты на лично потребляемую продукцию и обучение, а потом и право приобретать продукцию по специальным, низким ценам. А то, что продукция высочайшего качества и абсолютно защищена от подделок – делает эту потерю угрожающей для здоровья ее и семьи. Кроме того, мы ничего не знаем о том, выполнил или нет В. Перекрест просьбу сотрудника Амвэй связаться с героиней, чтобы помочь ей вернуть деньги. Очевидно, нет. С учетом того, что В.Перекрест не раскрыл персональные данные, а ввел сотрудника Амвэй и меня в заблуждение («героиня реальная и имя настоящее»), его действия или бездействие (не прокомментировал замечания сотрудника и мои и отказался от встречи с сотрудником Амвэй, «забыл» о своем предложении мне о сотрудничестве) приобретают характер от аморальных до преступных. А нам рисовали душераздирающую картину почти сумасшествия героини.

5. Общественная коллегия оставляет на усмотрение редакции газеты «Известия» вопрос о сохранении на Интернет-сайте или удалении с него материала, ставшего предметом данного информационного спора. В случае сохранения материала на сайте Общественная коллегия полагает необходимым, чтобы редакции газеты «Известия» подверстала к нему текст настоящего решения Коллегии или ссылку на соответствующую страницу Интернет-сайта Общественной коллегии.

То есть основная аргументированная просьба заявителя проигнорирована. Выполнена просьба ответчика оставить жалобу на ложь без последствий. «Исправление» текста статьи сохранило ложь. СМИ получили урок всепрощенчества, игнорирования реакции аудитории и безнаказанности.

7. Общественная коллегия напоминает обеим сторонам данного спора, что  в силу моральных обязательств, принятых ими при подписании Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Общественной коллегии, настоящее решение является обязательным для исполнения и как таковое кладет конец данному информационному спору и не предполагает его продолжения в суде или в иных органах государственной власти или местного самоуправления.

В таком виде решение совершенно неприемлемо, в данный момент этому информационному спору конец положен быть не может.

 

Стащенюк Василий Владимирович.

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов