Решение Коллегии - Страница 4

Оглавление

 

РЕШЕНИЕ КОЛЛЕГИИ №231

                            «О жалобе Саяны Монгуш, Заслуженного журналиста Республики Тыва, на новостной сюжет “Иностранные журналисты в Туве” (автор Алдын-кыс Буйян, дата публикации 2.07.2021 г, адрес в интернете  https://www.facebook.com/tuva24tv/videos/4497082350326642/».

 

г. Москва, 27 октября 2021 г.                                                              № 231

На 231-м заседании Общественной коллегии по жалобам на прессу ad hoc коллегия в составе председателя Палаты медиааудитории Юрия Казакова (председательствующий), членов Палаты медиасообщества Евгения Абова, Надежды Ажгихиной, Андрея Жвирблиса, Ольги Кравцовой, Леонида Никитинского, Юрия Пургина, членов Палаты медиааудитории Александра Верховского, Евгения Гонтмахера, Вадима Клювганта, прот. Александра Макарова, Дмитрия Орешкина  рассмотрела жалобу Саяны Монгуш, Заслуженного журналиста Республики Тыва, на новостной сюжет «Иностранные журналисты в Туве» (автор Алдын-кыс Буйян, дата публикации 2.07.2021 г, адрес в интернете  https://www.facebook.com/tuva24tv/videos/4497082350326642/).

Вопросы процедуры. Заявитель Саяна Чодураевна Монгуш подписала Соглашение о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии, приняв на себя тем самым обязательство не использовать решение Общественной коллегии по данному информационному спору для его продолжения в судебном, ином правовом или административном порядке.

Адресат жалобы, редакция телеканала «Тува 24» на информационное письмо Коллегии, содержавшее предложение подписать Соглашение с Коллегией, разъяснить свою позицию по оспоренному материалу и принять участие в рассмотрении информационного спора, не ответила.

 

Позиция заявителя Саяны Монгуш при обращении в Коллегию была изложена следующим образом. «Я  обращаюсь за защитой своего имени и за реакцией Коллегии на  действия  редакции телеканала «Тува 24», выпустившего сюжет с кадрами фильма, в котором я снималась: с фрагментами моего изображения и с закадровым текстом об  «иностранных агентах», подразумевающем меня и режиссера, а также других героев фильма.

Вокруг данной темы, взятой якобы из социальных сетей, формируется  определённое общественное мнение. В результате выхода данного сюжета на государственном телеканале и в обстановке повышенной тревоги, вызванной его появлением, я понесла репутационные потери и не могу никуда трудоустроиться.

Закадровый текст сюжета: «Летом в республике всегда много гостей, которые едут как из России, так и из-за рубежа. Всех ли интересует только красота Тувы? Об этом начали рассуждать интернет-пользователи в различных группах социальных сетей. Обеспокоенность интернет-пользователей вызвало то, что в последнее время в Туву зачастили не просто туристы, а съёмочные группы различных компаний, интерес которых, так пишут в обсуждениях, в основном проявляется на политических моментах. В июне Туву посетило швейцарское радио и телевидение под аббревиатурой СРФ. Далее расскажет Алдын-кыс Буйян».

Пояснение в связи с тем, что в сюжете использованы кадры фильма РГО  «Планета Тыва». В 2018 году я снялась в фильме РГО «Планета Тыва» режиссера Светланы Родиной.  Мое дальнейшее сотрудничество с режиссером С. Родиной и приглашение мною корреспондентов «Тува 24» на встречу с режиссером повлекло создание сюжета с противоречащим встрече подтекстом о якобы «политическом интересе». Считаю, что подобный информационный продукт не отвечает ни здравому смыслу, ни закону о СМИ, а также нарушает права авторов использованного материала в данном случае правообладателя фильма — РГО».

Позиция адресата жалобы, редакции телекомпании «Тува 24» осталась Коллегии неизвестной.

Обстоятельства, установленные в ходе заседания Коллегии.  

Заявитель Саяна Монгуш, заслуженный журналист Республики Тыва, уточнила, что формально может не работать, поскольку  живёт на территории, приравненной к Крайнему Северу, и имеет возможность получать от государства деньги «по возрасту». Но, относясь к журналистам, людям, которые  «всегда стараются работать буквально до последнего дня, пусть вне штата»,  специфику своего нынешнего положения она определяет следующим образом: «я изгой, и меня это не устраивает».  Подчеркнув, что официально это никак не оглашается («я  хожу с негласным ярлыком какого-то иностранного агента, чуть ли не пособника каких-то шпионов»), ситуацию, в которой она живёт, заявитель определила как «очень нездоровую»: «Мой публичный статус дискредитирован, и это доставляет огромные неудобства». Заявитель выразила надежду, что «молодые журналисты, корреспонденты, которых заставили все это писать (достаточно безграмотно), получат какой-то урок на будущее. Что они поймут, что так нельзя делать, так нельзя работать».

Отвечая на вопросы о сюжете телекомпании «Тува 24», в котором «тувинка Монгуш Саяна», связанная с «группой иностранцев, снимающих фильм о скотоводах», присутствует  - в однозначно прочитываемом негативном контексте - в скриншоте поста некоего  Марата Маликова, выведенном в кадр, г-жа Монгуш пояснила, что «Марат Маликов» – это «бот, тролль, несуществующее лицо». И что сама ситуация, о которой говорится в посте, вымышленная, как вымышлены и чабаны, которые якобы рассказали о ней «Марату Маликову».

На озвученное постом «Марата Маликова» обвинение её в попытке втянуть чабанов в политические игры, навязать им, раздавая продукты и деньги, определённые ответы швейцарской съемочной группе, Саяна Монгуш ответила так: «Там ни одно слово ничему не соответствует: ни люди, ни лица, ни события. Мы, снимая фильм, подарили очень недорогой телефон мальчику, который имеет нормальный дорогой айфон. Подарили для работы, чтобы он мог с лошади снимать интересные кадры для фильма. Не было никакой раздачи ни слонов, ни денег». «Так что и автор поста в неназванной соцсети  (в оспоренном телесюжете он именуется «автором публикации», - Коллегия) абсолютно вымышленное лицо, да и таких событий не было. Светлана (режиссёр Светлана Родина, - Коллегия) приехала, мы с ней поехали ночевать на стоянку.  Познакомились с детьми, делали предварительные съемки. Всё было очень гостеприимно, чабаны дружат с нами, разрешали снимать. Всё, что требуют  Министерство образования, Роспотребнадзор, – всё было выполнено, все бумаги подписаны. И как снег на голову - этот сюжет. Я видела, когда  заходила в магазин по дороге, что меня снимали: зачем? Не знаю. Кто-то отрабатывает свои «палочки» что ли, баллы, бонусы к работе».

Ответ на вопрос о том, связаны ли её проблемы с появлением оспоренного телесюжета, или они возникли бы и без него, по просмотру фильма «Планета Тыва» (в этом фильме - двое соведущих, которые отправляются в задуманное его создателями «этнологическое и географическое, ментальное и метафизическое путешествие»: журналист тувинка Саяна Монгуш и известный фотограф, чех Станислав Крупар, - Коллегия): «Фильм  вышел давно. И это совершенно нормальный фильм, он вообще не имеет отношения к тому, как я здесь живу, существую, работаю. Нет, именно этот сюжет, этот монтаж, эти закадровые слова, эта отсылка к каким-то вымышленным персонажам соцсетей - вот что мне очень мешает, конечно. Мы живем в очень маленьком городе, в маленьком сообществе, где все сразу передается, - и я просто становлюсь нежеланной персоной. Где бы я ни появлялась, ко мне очень настороженно относятся».

Говоря о фактических ошибках авторов оспоренного телесюжета, заявитель назвала «бредом» прозвучавшее в сюжете утверждение о том, что фильм «Планета Тыва» был снят на деньги министерства  Культуры Швейцарии. «Фильм был снят по заказу Русского географического общества (РГО) и по гранту РГО; там не было никакого участия Швейцарии».

Что касается Светланы Родиной, представленной эмигранткой, то она – российский журналист, работала на Первом. «Светлана - не эмигрант, она гражданка России. А, поскольку замужем за швейцарцем, живёт на две страны».

Как пояснила заявитель, г-жа Родина, приступая к съёмке по заказу РГО фильма о Тыве, обратилась к ней сначала как к эксперту. «Но в результате решила  снимать все, что я говорю, как сказанное героем фильма».

«Через год она приехала ко мне с идеей снять фильм о детях Тывы, которые живут в двух мирах: на лето они могут из города поехать к бабушке и дедушке в юрту и скакать на лошадях. Такой хороший фильм - на контрасте: о том, как живут дети в Европе, немножко беспомощные, и дети наследующую кочевую культуру». 

«Этот новый фильм, ради которого мы ездили к чабанам и этим летом, и позапрошлым, - он да, снимается на средства Министерства культуры Швейцарии. Но пока сам фильм еще не начат, работы по нему – предварительные».

Г-жа Монгуш пояснила, что это она была инициатором приглашения журналистов телекомпания «Тува 24» на встречу со Светланой Родиной. «Они всё это снимают, разговаривают с нами очень мило, а в итоге выносят вот такой сюжет, абсолютно в противовес тому, что говорилось. Мне кажется – это очень нездоровая тенденция, когда приходят на одно мероприятие, а потом делают непонятный сюжет, с намеками каких-то вымышленных лиц».

Заявитель отказалась гадать: чей конкретно заказ, если он был,  отрабатывали авторы оспоренного телесюжета, с какого уровня (московского или местного) мог поступить такой заказ, и что конкретно могло толкнуть молодых журналистов, авторов сюжета, на его выполнение. «У меня нет обоснованных предположений. Может быть, дело в том, что я часто спорила с бывшим министром связи о том, как работать и что делать. Может быть, дело в каких-то силовых структурах, которые обязаны и в период локдауна следить, когда появляются один-два иностранца, и которые должны в этой ситуации как-то отработать и отчитаться. Все сложно, но неприятно».

На вопрос о том, обращалась ли она за защитой после выхода телесюжета к официальным инстанциям, к журналистским объединениям или просто к коллегам, г-жа Монгуш ответила так: поскольку в телесюжете речь шла о фильме по заказу РГО, в котором упоминается президент этой организации, она обращалась в РГО, но «они отмахнулись». Поскольку президент РГО это ещё и министр обороны РФ, она обращалась в Министерство обороны: вдруг  министр, «который обо мне ни сном, ни духом не ведает, не знает, что мы слеплены в какую-то чуть ли не шпионскую цепочку». В Министерстве обороны, по словам заявителя, «отписались», посоветовали обратиться в Министерство связи Тывы.

В журналистских объединениях г-жа Монгуш не состоит. Что до отдельных журналистов, то «часть их даже спрашивала: не сошла ли Саяна Монгуш с ума». «Были и такие, кто писали злорадные комментарии: “так ей и надо”». Подобную реакцию коллег заявитель объясняет своими выступлениями с открытыми комментариями, с упрёками в адрес тех из них, например, кто путает журналистские функции с функциями пресс-секретарей.

Ответ на уточняющий вопрос: с чем и куда она обращалась, помимо РГО и Министерства обороны: «Я рассылала стандартный текст всем: и в наш медиахолдинг (организация ГАУ РТ ”ИД «Тывамедиагрупп»”, - Коллегия), и в наше министерство связи, и в федеральное министерство связи».

На этапе подготовки заседания члены  ad hoc коллегии были ознакомлены с документом «Мнение эксперта», содержащим выводы исследования, проведённого экспертом Коллегии д.филос.н Светланой Каимовной Шайхитдиновой.

 

С учетом всего изложенного Коллегия приняла следующее решение.

РЕШЕНИЕ

1. Общественная коллегия по жалобам на прессу (далее – Коллегия) сожалеет, что адресат жалобы, редакция телеканала «Тува 24» (г. Кызыл) не отозвалась на письмо о принятии жалобы к рассмотрению, не подписала Соглашения о признании профессионально-этической юрисдикции Коллегии и не участвовала в рассмотрении настоящего информационного спора.

 Указанные обстоятельства не позволили Коллегии реализовать подход audiatur et altera pars («да будет выслушана другая сторона»), рассмотреть информационный спор в предусмотренном её Уставом  режиме  «конструктивного диалога между участниками конфликта», «в обстановке состязательности, открытости и равноправия сторон», а также задать вопросы, относящиеся как непосредственно к оспоренному телесюжету, так и к обстановке, сложившейся вокруг журналиста Саяны Монгуш.

2. Коллегия, исходя из своей компетенции, не рассматривает вопросов о соответствии оспоренного сюжета Закону РФ «О средствах массовой информации» и о защите прав правообладателя фильма «Планеты Тыва», фрагменты которого были использованы в оспоренном сюжете.

3. Коллегия, проанализировав оспоренный телесюжет, находит дефекты и проблемы, выявляемые им, далеко выходящими за профессиональные огрехи или просчеты (эклектичность, фактические ошибки, языковые погрешности в подводке и в авторском тексте, и проч.).

Обращая внимание на то, что у сюжета, тематически посвященного  «посещению Тувы» (так в тексте) съёмочной группой швейцарской телерадиокомпании SRF,   обнаруживаются три конкретных преследуемых - в прямом и переносном смысле - цели, Коллегия считает необходимым остановиться на каждой из них перед тем, как дать оценку сюжету в целом.

4. Коллегия исходит из того, что первой напрямую и персонально преследуемой целью сюжета является заявитель Саяна Монгуш. Не будучи знакома с её профессиональной деятельностью, Коллегия исходит из установленного факта: речь идёт об опытном профессиональном журналисте, имя которого хорошо знакомо жителям Республики Тыва.

Находя оспоренный сюжет диффамационным в основе, Коллегия обращает внимание на то,  что удар по профессиональному и личному имени, по репутации журналиста, наносится авторами сюжета, что называется, из-за угла, чужими руками. В роли обличителя  журналиста в сюжете, получившем эфир  на государственном телеканале, выступает автор блога, который обнаруживается (в том числе, экспертом Коллегии) призраком, неидентифицируемым персонажем.

Коллегия, установив этот факт, обращает внимание на следующие обстоятельства.

- Авторы сюжета, выводя на полный экран в текстовом виде  значительную часть обвинительного поста блогера-фантома, не подвергают само сообщение предварительной проверке на достоверность.

– Авторы сюжета, содержащего обвинения журналисту, человеку  репутационно зависимому, не обращаются за комментарием или разъяснением сказанного блогером к тому конкретному человеку, обвинения против которого, будучи переведёнными из онлайна (пост в сети) в офлайн (новостная телепрограмма), во-первых, приобретают публичный, общедоступный характер, и, во-вторых, получают гарантированно широкий  общественный резонанс (несопоставимый с сетевым ни по списку адресатов, ни по масштабу, ни по характеру), поскольку речь идёт о телевизионном продукте с характером политического скандала и с привкусом угрозы национальным интересам.

5. Коллегия считает, что авторы сюжета, преследующего в качестве первой отчётливо различимой цели убийство репутации конкретного журналиста, определённо нарушают ряд базовых профессионально-этических норм и правил: как действующих в журналистике на протяжении многих десятилетий (обеспечивать право граждан на получение достоверной, полной и точной информации; распространять в качестве информационных только такие сообщения, достоверность которых подтверждена доступными  журналисту и СМИ средствами проверки; отделять от достоверной информации слухи, а также ту информацию, подтверждение которой не удалось получить по не зависящим от журналиста и редакции причинам; удерживать во взаимоотношениях с коллегами баланс между честной конкуренцией и профессиональной солидарностью), так и относительно новых по оформлению в нормы и правила журналистской профессии.

Говоря о последних, Коллегия напоминает, в частности, следующее положение Глобальной хартии журналистской этики, принятой Международной федерацией журналистов в 2019 году: «Журналист должен с большой аккуратностью воспроизводить заявления и другим материалы, которые непубличные люди размещают в социальных сетях».

Прямое профессиональное нарушение со стороны авторов оспоренного сюжета Коллегия находит, в том числе, в нарушении п.10 Глобальной хартии журналистской этики относящего к «серьёзным профессиональным проступкам» искажение фактов, оговор, диффамацию, необоснованные обвинения.

6. Коллегия определяет второй и также персональной целью оспоренного телесюжета Светлану Родину,  режиссёра фильма  «Планета Тыва».

Коллегия считает недопустимым, несовместимым с основами журналистской профессии несоблюдение авторами телесюжета требования «уважать достоинство людей, названных или представленных в материале»  (п.8 «Глобальной хартии журналистской этики»): тем более, что речь в данном случае идёт как о конкретном деятеле культуры, мнение общества о котором определённым образом формируется телесюжетом, так и о тех произведениях кино- и теледокументалистики, которые с именем Светланы Родиной связаны в прошлом и  настоящем, а также могут быть связаны в будущем.

Коллегия напоминает, что, согласно принятому ею Медиаэтическому стандарту, уважение человеческого достоинства «находит выражение в профессиональной корректности в отношении репутации граждан, становящихся объектами внимания», в том числе, в отказе от диффамации.

Коллегия полагает, что нарушение этой нормы не может и не должно проходить для журналиста (даже и молодого, недостаточно опытного) бесследно, не вызывая должной профессиональной и общественной реакции, поскольку «диффамация», как было сказано выше, относится международным журналистским сообществом не к огрехам в работе журналиста, а к серьёзным профессиональным проступкам.

 Коллегия считает, что введение в сюжет «охлаждающих» элементов,  призванных создать у телезрителей Тывы определённый публичный образ режиссёра Светланы Родиной («эмигрант», снимающий «антироссийские фильмы»), говорит о неуважении авторов сюжета к журналистским нормам, не соответствует интересу жителей Республики Тыва быть достойно представленными в России и мире, а также не отвечает общественному интересу.

Что касается профессиональных норм, обязывающих журналиста быть   беспристрастным и не тенденциозным: Коллегия обращает внимание на заведомо предвзятую негативную оценку двух работ режиссёра Светланы Родиной, определённо не знакомых массовому телезрителю. Подкреплённая достаточно неуклюжей сентенцией «жизнь россиян, отражённая в фильмах, носила только однобокий характер» и содержащая отсылку к мнениям неведомых «кинокритиков», эта публичная оценка никак не может быть признана добросовестной с профессиональной журналистской точки зрения.

Не обсуждая темы имиджевых потерь (как минимум, не приобретений), связанных с  приостановкой, случись она,  съёмок фильма о детях Тывы, а тем более - с отказом от производства этого фильма, Коллегия обращает особое внимание на урон, наносимый оспоренным сюжетом общественному интересу.

Разъясняя, что урон такого рода способен наступать, в том числе, в силу заблуждений, «возникающих у общественности в результате заявлений или действий отдельных лиц или организаций» (Медиаэтический стандарт, Принцип 6), Коллегия рассматривает оспоренный сюжет как угрозу формирования  ситуации заблуждения общественности. Угроза эта создана - по недомыслию самих журналистов или по замыслу, носящему, возможно,  не журналистский характер, - именно сюжетом, за подготовку и выпуск которого несут ответственность представители конкретной телевизионной организации.

7. Коллегия, оставаясь в пределах своих полномочий, ознакомилась с документальным фильмом «Планета Тыва», оказавшимся по факту одной из опорных точек сюжета телеканала «Тува 24».

Подходя к фильму с участием журналиста Саяны Монгуш как к продукту, пограничному с телевизионным, и оценивая сказанное в нём заявителем с позиции норм и правил журналистской этики, Коллегия находит работу Саяны Монгуш в фильме «Планета Тыва» примером ответственного отношения журналиста к своему профессиональному долгу. Как представляется Коллегии, основные носители главной идеи фильма Саяна Монгуш и Станислав Крупар в лучших традициях кино- и теледокументалистики справились с той заведомо непростой задачей, которая самой Светланой Родиной была определена  как «разговор об уважении друг к другу», побуждающий учиться принимать чужую культуру, традиции и вероисповедание.

Коллегия особо подчёркивает, что как режиссёр фильма, так и тележурналист Саяна Монгуш, приглашённая режиссёром на роль голоса своего народа, профессионально точно и при этом ярко справились с задачей «действовать так, чтобы распространение информации или мнений не умножало (…) предрассудков, делать все возможное, чтобы не способствовать дискриминации по таким основаниям, как географическое, социальное или этническое происхождение, (…) язык, религия, (…) политические и другие взгляды». («Глобальная хартия журналистской этики», п.9).

Коллегия поддерживает вывод своего эксперта проф. С.К. Шайхитдиновой о том, что культурологическое значение и основные аспекты фильма Светланы Родиной «прошли мимо внимания авторов сюжета». «Таким образом, доброе имя и профессиональная репутация журналиста  Саяны Монгуш, а также других создателей фильма “Планета Тыва” пострадали в связи с тем, что до аудитории не была доведена информация о реальных качествах кинопроизведения, о его глубоком созидательном потенциале и эстетике. Вместо этого участники творческой команды помещены в отрицательно оцениваемый контекст, заклеймлены как “не наши”, как представители интересов иностранных государств, “отрабатывающие заплаченные деньги”».

8. Как представляется Коллегии, третьей целью - также не задекларированной публично, но уже не персональной, а системной - создателей оспоренного сюжета было (или же оказалось по факту) снижение уровня и градуса информационного сотрудничества между народами, работа на «закрывание» Республики Тыва от гостей с телекамерами и микрофонами.

Судя по сюжету, эти люди воспринимаются недопустимыми раздражителями или же нежеланными гостями даже и в том случае, когда делом подтверждают намерение быть достаточно объективными, непредвзятыми в оценках культуры, быта и умонастроений людей, уклад жизни которых заведомо отличается от уклада жизни граждан той же Швейцарии.

9. Коллегия, не углубляясь в описание логики и представимых последствий выявленной «охранительной» тенденции, отмечает, что формирование «привычки» или «моды» поиска внешних и внутренних врагов, способствующей нарастанию «закрытости» как отдельных территорий, так и страны в целом, а равно и сама многолетняя практика разделения журналистов на «правильных» и зачисляемых в «иноагенты», неизбежно снижает уровень профессионализма в журналистской профессии.

Негативно влияя на способность журналиста сохранять верность долгу, принципам и нормам своей профессии, такой подход неизбежно снижает  защищённость общества от болезней, своевременно выявляемых журналистикой, настроенной на «уважение к фактам и право общества знать правду». («Глобальная хартия журналистской этики», п.1)

10. Полагая, что в данном случае она столкнулась с одним из вариантов практики, размывающей и ослабляющей журналистское сообщество, прежде всего,  в российских регионах,  Коллегия обращает внимание на то, что в качестве спускового механизма для достижения всех трёх искомых целей в рассматриваемом случае был использован метод нежурналистской провокации: введение в поле зрения зрителя государственного телеканала «поста» некоего пользователя соцсети, введённого в оборот тележурналистами в качестве заслуживающего доверия мнения гражданина, человека «из глубинки», пообщавшегося с реальными чабанами.  

Обозначая характер как бы профессионального приёма-прикрытия для  применения этого «метода» («рассуждения интернет-пользователей в различных группах социальных сетей») определением «уловка»,  Коллегия предупреждает о возможности нанесения тяжёлого урона как российской журналистике, так и российскому обществу в случае, если использованный сотрудниками телекомпании «Тува 24» приём обнаружится успешным и  получит достаточно широкое распространение.

Как представляется Коллегии, сам факт того, что использование журналистики в  нежурналистских целях, включая «охоту на ведьм», заметно облегчается использованием «мнений» персонажей из социальных сетей (как реальных, так и мнимых, создаваемых на одну «информационную атаку»), обязывает профессиональных тележурналистов с особым вниманием относиться к термину «самоограничение», заложенному в преамбулу «Хартии телерадиовещателей»: шаг за шагом нарабатывая опыт гигиенической профессиональной практики, защищающей от провокаций подобного рода

11. Коллегия, оценивая сюжет в целом и главном, полагает важным привести два фрагмента итогового документа исследования («Мнение эксперта») проф. С.К. Шайхитдиновой, дополнив их выводом, выходящим за рамки сказанного экспертом.

По мнению эксперта, основная цель первой половины сюжета – «продвижение идеологии “пятой колонны”, клеймление “неугодных”. Эта же тема продолжена во второй половине сюжета. Таким образом, нарушены такие основания профессиональной этики журналиста, как принцип объективности (достоверности), недопустимость распространения слухов, принцип уважения культур и доброго имени героев материалов».

По мнению эксперта, «ни одно  из прозвучавших на первой минуте сюжета утверждений документально не может быть подтверждено (автор сюжета не была на месте встречи чабанов со съемочной группой из Швейцарии в июне этого года; не проведено интервью ни с гостями, ни со скотоводами). Какие вопросы  задавали упомянутые гости местным жителям, какие они преследовали цели, что они хотели в дальнейшем показать  – нет фактов, одни домыслы создателей спорного сюжета. Государственный телеканал  оказался заранее согласен с позицией, декларируемой в  провокационном посте. 

Можно сказать, что  “факты” сфабрикованы. Любая подробность в сюжете работает  на идеологическую концепцию “пятой колонны”, заданную на телеканале “Тува 24”».

Коллегия, в продолжение, но и в развитие сказанного экспертом, находит оспоренный сюжет во всех смыслах антижурналистским. Не получив возможности выяснить: знакомы ли авторы сюжета и его публикаторы со сводом тех норм и правил, которые были ими нарушены, т.е. идёт ли речь об умышленном пренебрежении к нормам профессионального поведения  или же о выполнении журналистских функций на государственном канале людьми, не знакомыми с основами журналистики, Коллегия рассматривает публичный выпад против профессионального журналиста Саяны Монгуш как недопустимый и не совместимый с представлениями о добросовестной и ответственной журналистике.

12. Коллегия, рассматривая ситуацию «обнаружения врага» в оспоренном сюжете как реальную угрозу и российской журналистике, и российскому обществу в целом, обращает внимание на то, что атмосфера «охоты на ведьм» в журналистской среде может использоваться, в том числе,  для сведения личных счётов, для борьбы с более успешными или попросту «неудобными» представителями журналистской профессии.

Учитывая сказанное, Коллегия просит журналистские союзы  внимательно разобраться в конкретной ситуации, обнаруженной информационным спором, и предпринять все необходимые усилия для того, чтобы профессиональная судьба заявителя Саяны Монгуш оказалась освобождённой, как минимум,  от внепрофессиональных ограничений.    

13. Коллегия напоминает руководству телекомпания «Тува 24» о подходе, закреплённом п.6. Глобальной хартии журналистской этики: «Журналист должен сделать всё возможное для своевременного, явного и недвусмысленного исправления любых ошибок или неточностей в опубликованной информации».

Учитывая, что на телевидении возможность журналиста исправить свои ошибки много более ограничена, чем в печатных СМИ, Коллегия приводит здесь же следующую позицию Медиаэтического стандарта: «В случае обнаружения в публикации ошибок или существенных неточностей, ложных или искажённых данных профессионально правильной реакцией редакции на ситуацию считается незамедлительное исправление ошибки журналиста или редакции способом, соответствующим представлениям о честной журналистике. И образом, понятным задетому лицу».

14. Общественная коллегия просит:

- редакции журналов «Журналист» и «Информационное право» - опубликовать состоявшееся решение Общественной коллегии;

- факультет журналистики МГУ им. М.В.Ломоносова, а также факультеты журналистики других вузов – обсудить состоявшееся решение Общественной коллегии со студентами, изучающими профессиональную этику;

- председателя и секретариат Союза журналистов России, руководство Союза журналистов Республики Тыва, сопредседателей Профсоюза журналистов и работников СМИ, президента Русского географического общества, Комиссию Общественной палаты Российской Федерации по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, Постоянную комиссию по свободе информации и правам журналистов Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека – принять к сведению состоявшееся решение Общественной коллегии.

 

Настоящее решение принято консенсусом.

Председательствующий,

Ю.В. Казаков

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов