Экспертное мнение доцента Г.В.Лазутиной - Страница 4

Оглавление

 

 

Соображения доцента Г.В.Лазутиной для экспертного заключения

по телепрограмме «Момент истины»

        

Авторская программа А.В. Караулова «Момент истины» пользуется у телезрителей канала  ТВЦ  устойчивым вниманием как передача острая, смелая,  представляющая своего создателя неустрашимым борцом за правду и справедливость. И оставалось бы только радоваться за Андрея Викторовича и его коллег, если бы не то рассогласование между имиджем передачи и ее действительными характеристиками, которое обнаруживается при подробном  профессиональном анализе  конкретных выпусков «Момента истины». А оно столь значительно, имеет столь принципиальный характер, что ставит журналистское сообщество перед необходимостью лишний раз задуматься о сущности профессиональной деятельности журналиста и критериях ее успешности.  Свидетельствуют о таком рассогласовании и  выпуски программы, посвященные деятельности правления Всероссийского Музыкального Общества, по поводу которых поступили заявления в Общественную Коллегию по жалобам на прессу («МИ» от 18.02.08, от 09.06.08 и от 22.09.08).

        

Прежде чем перейти к рассмотрению интересующих нас сюжетов программы А. Караулова, коротко обозначим то представление о журналистском произведении, на основе которого мы полагаем необходимым строить наши суждения. Суть его в том, что  журналистский текст должно понимать  не просто как сообщение, не просто как  мнение о том или ином фрагменте действительности. Его отличительная особенность состоит в том, что  он представляет собой особый тип знания - оперативное знание, производимое журналистом в оперативных условиях и предназначенное для оперативного оглашения. В этом суть профессии журналиста. Такое знание  не  идентично научному, оно не может претендовать на абсолютную истинность и абсолютную репрезентативность. Вместе с тем мера истинности и репрезентативности его должна быть вполне достаточна для того, чтобы оно было способно служить средством реализации важнейшей функции журналистики - обеспечивать уверенную ориентацию человека в действительности.

       

Достигается данное качество продукта журналистского творчества теми характеристиками журналистской деятельности, которые в совокупности образуют  ее специфический способ, поддающийся освоению. Идейно-тематические и структурно-композиционные параметры журналистского произведения, зафиксированные в профессиональном сознании, выступают как порождающая модель журналистского творчества, направленного на производство достаточно надежного оперативного знания. Когда способ творческой деятельности журналиста произвольно нарушается, в продукте деятельности неизбежно возникают погрешности, резко снижающие степень его надежности.

           

Данный взгляд и определил наш подход к анализу материалов А. Караулова о ситуации во Всероссийском Музыкальном Обществе, предлагаемых телезрителям в упомянутых выпусках программы «Момент истины».

 

В сущности, разговор в программе идет не о ситуации во Всероссий-ском Музыкальном Обществе в целом.  Автора передачи интересует деятельность Правления Обшества, в частности, его председателя А.И. Жидкова по части распоряжения  недвижимостью, которая составляет имущественную базу Музыкального Общества. А. Караулов определяет эту деятельность как «передел собственности» и уже в первом из трех выпусков программы недвусмысленно дает понять, что во Всероссийском Музыкальном Обществе имеет место уголовно наказуемое деяние  -  присвоение общественного имущества  частными лицами, в числе которых и Жидков. Второй и третий выпуски программы усиливают отрицательное впечатление о председателе Всероссийского Музыкального Общества, представляя Жидкова как лживого и алчного человека, который в погоне за «золотым тельцом» попирает интересы российских музыкантов.

 

Зададимся вопросом: за счет чего удается автору телепередачи создать такое впечатление? Подчеркнем сразу: вопрос этот далеко не праздный. Претензии в адрес руководителя ВМО столь серьезны, что для них должны существовать и серьезные фактические основания. Выявить их в структуре телесюжетов – значит понять, насколько справедлива оценка положения, сложившегося  в Музыкальном Обществе, и насколько надежно знание о нем, предлагаемое аудитории. Итак, каков же фактический материал, поднятый в передаче, претендующей на статус журналистского расследования?

 

Заметим, что открываются кадры, посвященные ВМО, не с констатации какого-либо эпизода из его жизни. Они вплетены в беседу автора передачи с ее гостями, начатую в ходе предшествующих сюжетов и затрагивающую масштабные, острые общественные проблемы. Музыкальные заставки и видеоряд, представляющий то скрипача В.Третьякова, то симфонический оркестр в  момент вдохновенного исполнения известных произведений классики, возвещая о повороте передачи к новому предмету разговора, в то же время смыкают его с только что обсуждавшейся проблемой, тем самым определяя угол зрения на предстоящий сюжет. На этом фоне и  предъявляются зрителям сведения о ключевых моментах, из которых  складывается ситуация, привлекшая внимание тележурналиста.

         

Всего в выпусках речь идет о четырех таких моментах. Сообщается  о них аудитории  в следующем контексте:

• избрание на пост председателя правления Всероссийского Музыкального Общества А.И. Жидкова, пришедшего в правление из нефтяного бизнеса, нельзя признать легитимным: хотя и состоялись выборы, процедура избрания была нарушена - съезд  по составу участников являлся неправомочным;

• после прихода к руководству правлением А.И. Жидкова с недвижимостью Музыкального Общества начали происходить странные вещи: сначала со счетов комбинатов:стали «уводить» деньги, а потом принялись за реорганизацию самих комбинатов. В результате из предприятий общественной организации, каковой  является ВМО, они превратились в частные предприятия - акционерные общества, среди  учредителей которых оказался и Жид-ков;

• в своем предпринимательском ажиотаже А.И. Жидков дошел до того, что на нижнем этаже в здании офиса Волгоградского отделения Музыкального Общества, а затем и в здании центрального офиса ВМО в Москве позволил разместить сауну и «отель на час» («Наше предположение – публичный дом», заметил по ходу А. Караулов);

  когда у Музыкального общества истек срок аренды здания, в котором размещался его офис, и  Правительство Москвы вынесло решение  о передаче  помещения одному из монастырей, А.И. Жидков через средства массовой информации обвинил монахов в рейдерстве и  решение не выполнил.

 

Вполне возможно, что  перечисленные моменты так и выглядели в действительности. Однако удостовериться в этом по ходу  телесюжетов зрители не имеют возможности.  Дело в том, что источником всех приведенных сведений для А. Караулова выступают приглашенные к участию в передаче лица, связанные с деятельностью ВМО, и автор строит свои заключения, основываясь на доверии к ним. Между тем позиция, заявляемая ими в синхронах, с определенностью указывает на то, что они находятся в конфликтных отношениях с руководством Музыкального Общества.

 

 Согласно закономерностям творческой деятельности журналиста, отраженным в ее  способе и профессионально-этических нормативах, в подобных условиях автор должен особо озаботиться тем, что называется «проверкой фактов», -  установить степень адекватности реальному положению дел всех утверждений, которые исходят от участников конфликта.  Не удивительно поэтому, что и в данном случае время от времени у ведущего возникают вопросы к гостям, представляющим Музыкальное Общество, вроде бы продиктованные желанием уточнить суть происходящего. Однако на поверку оказывается, что они служат совсем другой цели: с их помощью А. Караулов акцентирует критический пафос высказываний. Попыток проверить их, предоставив развернутую возможность объяснить ситуацию объекту критики, ведущий не предпринимает, ограничившись отдельными фразами Жидкова, вырванными из интервью. Не прибегает он и к другим источникам информации: в сюжетах не фигурируют ни документы, однозначно подтверждающие правоту обвинений; ни лица, способные выступить в роли независимых экспертов; ни подлинная предметно-вещественная среда, сама по себе говорящая о жизни любой организации.

 

Зато периодически на экране возникают кадры, в которых мелькают то  громадные помещения фабричных цехов, то развернутые ряды современных заводских станков, то фрагменты документов, смысл которых зрителям уловить не удается. К реальным обстоятельствам все это отношения не имеет, однако для «расследования» А.Караулова, сводящегося  к разговору с одной из конфликтующих сторон, оказывается весьма существенным: такими «вкраплениями» замещаются отсутствующие подлинные источники информации, благодаря чему создается иллюзия достоверности высказанных утверждений. Подмонтированные к синхронам, эти кадры становятся как бы сви-детельством правоты говорящих даже в случае, когда   их  высказывания будут  грешить неправдой. Получается, что подобным  образом вместо нового знания о действительности аудитории предлагается его эрзац, замаскированный под знание с помощью манипулятивных технологий.

 

При этом распознать эрзац телезритель так просто не может. Мешают не только манипулятивные хитрости монтажа. Достичь задуманного эффекта – желаемого впечатления! - автору передачи позволяет еще одно немаловажное обстоятельство.

 

Замысел программы «Момент истины» – в полном соответствии со спецификой журналистского произведения -- предусматривает обя-зательный «проблемный контекст» тех  конкретных жизненных ситуаций, которые становятся предметом рассмотрения в телесюжетах. Обеспечивает такой контекст беседа ведущего с гостями передачи,  которые в конкретные ситуации не включены. У этих лиц в программе – особый статус: они выступают как олицетворение морального авторитета и житейской мудрости. Ни космонавт Георгий Гречко, ни писатель Олег Попцов, ни журналист Марк Дейч, ни прочие общественные деятели, приглашенные для участия в выпусках передачи,  не являются экспертами в том, что касается Всероссийского Музыкального Общества. Но их слово по поводу острых проблем, в контексте которых ведет обсуждение его перипетий А. Караулов, очень  значимо – во-первых, потому что  эти проблемы в определенной степени затрагивают всех, во-вторых – потому что людям этим есть что сказать о бедах, порождаемых такими проблемами. Оттого и берет происходящее на экране телезрителя за живое, что он  сам изо дня в день  сталкивается с похожими случаями, переживая их так же остро. И не его вина, если  свой праведный гнев против «сегодняшней беспредельщины»  он невольно обратит на тех, кого обвинила телеверсия событий в ВМО, хотя она и выглядит  не столько  добросовестным журналистским исследованием действительности,  сколько предвзятым  преследованием из выпуска в выпуск одного из фигурантов конфликта. Таким образом даже благое дело участия достойных граждан страны в осмыслении животрепещущих  общественных проблем превращается в спекулятивный прием, ведущий к манипулированию сознанием аудитории.

 

Причины, которыми вызваны огрехи рассмотренных телесюжетов, лежат в двух плоскостях. Первая из них – недостаток профессионализма у конкретного тележурналиста, проявившийся в виде нарушений способа профессиональной деятельности на уровне технологии исследования действительности и на уровне профессионально-этической регуляции творческого поведения. Вторая – недостаточно полное и глубокое осознание того значения, которое в условиях конвергенции информационного производства приобретает точное понимание журналистским сообществом  своей миссии в социуме и сути  своей профессии. Просчеты авторской программы А.Караулова «Момент истины» есть частный случай проявления  такого «кризиса понимания», который переживает сегодня все наше журналистское сообщество и ко-торый обнаруживает себя как в продуктах различных СМИ, так и  в высказываниях многих из «вип-персон» журналистики.

 

19.01.2009

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов