Мнение эксперта - Страница 5

Оглавление

 

Мнение эксперта С.К.Шайхитдиновой

о «Реакции» «Любовь Запада» журналиста Валерия Татарова

(телеканал «Санкт-Петербург») на КвирФест 2014

 

Мнение  резюмирует итоги проведенного исследования.

Эксперт-исследователь: Шайхитдинова Светлана Каимовна, зав.кафедрой журналистики Института социально-философских наук и массовых коммуникаций Казанского (Приволжского) федерального университета, профессор, к.филол. н. по специальности «журналистика»;  д.филос.н.; стаж работы в практич. жур-ке – 6 лет;   опыт производства экспертных заключений по конфликтным текстам массовой информации – с 1997 года;  член экспертно-консультационного совета при управлении Роскомнадзора по Республике Татарстан, член Казанского регионального центра экспертиз.

Время и место проведения исследования:  9-15 февраля 2015г.,  г.Казань.

Лицо, назначившее проведение исследования:Юрий Казаков, председатель палаты медиа-аудитории Общественной коллегии по жалобам на прессу (г.Москва).

Материалы, предоставленные эксперту:

- Жалоба  в Общественную коллегию  Анисимовой Анны Владимировны,  Миниахметова Руслана Альфатовича, Саволайнена  Руслана  Александровича, выступающих   от имени  организаторов КвирФеста 2014, прошедшего в  г. Санкт-Петербург;

- Видеозапись  реплики журналиста Валерия Татарова «Любовь Запада»  под рубрикой «Реакция» на телеканале «Санкт-Петербург» (учредитель ОАО «Городское агентство по телевидению и радиовещанию»), вышедшей в эфир 29 сентября 2014 года (http://topspb.tv/programs/v10655/).

Вопросы, поставленные перед экспертом:

  1. Содержатся ли в реплике журналиста Валерия Татарова «Любовь Запада», транслировавшейся   29 сентября 2014 года по телеканалу «Санкт-Петербург»,  сведения, которые

- представляют собой вмешательство в частную жизнь (в частности, «вмешательство в частную жизнь людей, в том числе участников КвирФеста 2014, информация о сексуальной ориентации которых может не являться открытой информацией и не может являться предметом внимания и оценки со стороны журналиста» -  здесь и далее  текст в кавычках – цитаты из  жалобы),

- унижают  достоинство «ЛГБТ-граждан»,

-стимулируют дискриминацию, направлены на пропаганду «неполноценности» «ЛГБТ-граждан»,  «(то есть лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров), в частности людей гомосексуальной ориентации»?

Если «да», то в каких фрагментах текста.

  1. Являются ли такие выражения  журналиста как «…фестиваль сексуальных меньшинств или, проще говоря, извращенцев»; - «…определенную группу людей, нуждающихся в любви и жалости – извращенцев»; - «…если бы кто-то из сочувствующих сексуальным меньшевикам»; - «…честное имя педераста-интернационалиста»; - «… пасс педерастам и лесбиянкам»; - «…не тот друг, кто тебя из навоза вытащил. А уж если ты в него попал, так сиди и не чирикай» нарушением журналистской этики?
  2. Являются ли такие высказывания журналиста, как «…одобряющие репрессии к России официальные лица выделяют извращенцев как особую группу людей, нуждающихся в особой любви и жалости»; - «… если бы кто-то из сочувствующих сексуальным меньшевикам дал им толковый совет в столь трудное для страны время не выпендриваться в компании с официальными недругами России» - «…их еще и превращают в борцов против традиций собственной родины»; - «…одним от Запада санкции и ненависть, другим, что на Донбассе – братские могилы гражданского населения, а другим – сюси-пуси». - «…но именно эти… кхм… товарищи и лютуют на Донбассе». - «хорошо ли будет от этого самим извращенцам?» - являются ли эти высказывания разжигающими ненависть или вражду по отношению к гомосексуалистам, а также «направлены на противопоставление гомосексуальных людей гражданам России и русскоязычным гражданам Украины», направлены на «отождествление в сознании зрителя гомосексуальных граждан России с политическими деятелями Украины, которые, по мнению авторов программы, также являются гомосексуалами»?
  3. Содержит ли высказывание журналиста  «Если уж положено быть 3-4% популяции вот этой аномалии в виде тех, кто любит однополых, то и потерпим их и даже посочувствуем им, но в школы и в детские сады не пустим»  «прямой призыв к дискриминации – отказу гомосексуальным людям в возможности работать по педагогической специальности, отказу в праве ЛГБТ-подросткам в получении общего образования, а детям ЛГБТ-родителей – в получении образования вообще»?
  4. Использует ли журналист  непроверенные факты, говоря «о  гомосексуальной ориентации украинского журналиста и депутата Верховной рады Олега Ляшко» («в первых рядах человеконенавистников явный педераст Олег Ляшко…»), а также указывая на  «гомосексуальную ориентацию Арсена Авакова – министра внутренних дел Украины» («неявный педераст – министр внутренних дел Украины Арсен Аваков»)?
  5. Имеет ли место в реплике журналиста манипулятивное навязывание зрителю «культурных ценностей автора», навязывание его «стереотипов о социальной ориентации»?

      Методология исследования базируется на системном подходе и теории социальной ответственности прессы. Материал, ставший предметом жалобы,  исследовался с помощью метода дискурс-анализа   текстов СМК, учитывающего типичные  практики адресанта и адресата информации, а также смысловое содержание и структуру формируемых  участниками коммуникационного взаимодействия дискурсов [10].

Характеристика объекта исследования

Видеозапись представляет собой выступление ведущего рубрики Валерия Татарова продолжительностью 5 минут 46 секунд с несколькими репортажными вставками продолжительностью до одной минуты, иллюстрирующими его высказывания.

Выводы исследования

Вывод 1

В реплике  Валерия Татарова не содержатся  высказывания, которые представляют собой вмешательство в частную жизнь  и умаление  достоинства людей, в том числе участников КвирФеста 2014, поскольку в информационном конфликте задействованы  интересы, представленные  двумя средствами массовой коммуникации [9], а не интересы конкретных  лиц.   С одной стороны, - телеканал «Санкт-Петербург», в финансирование которого вложены в том числе и средства налогоплательщиков города Санкт-Петербурга. С другой стороны, - КвирФест, учредительство и финансирование которого не афишируется, но при этом он являет собой мегапроект, инвестиции в который позволяют регулярно (уже шесть лет)  арендовать площадки мегаполиса для своих мероприятий, приглашать на них государственных политиков и другие медийные лица, иметь комплекс пабликов в популярных социальных сетях [14,15,16] и содержать профессионально выполненный сайт, использующий манипулятивные технологии для расширения своей аудитории [19]. Все это свидетельствует о формировании данным СМК недемократического  дискурса власти интересов  меньшинства над интересами большинства через такие манипулятивные приемы как подмена субъектов действия и презентация интересов в оболочке общечеловеческих ценностей.  Это и вызвало соответствующую скрытым смыслам реакцию питерского журналиста, которая по характеру может быть определена как политическое разоблачение.  

Таким образом, данный проект может быть отнесен к разряду «новых медиа», действующих по принципу «многие – многим» [2, c.123]. Его участники уже являются частью публичного пространства, вне зависимости от того, что говорят о них традиционные СМИ. Чем больше последние будут о них говорить (если в отрицательном ключе – можно формировать репутацию «гонимых», «отстаивающих в борьбе право на самовыражение»), тем сильнее позиции данного рода проектов, поскольку их институционализация в медиапространстве происходит в том числе за счет популяризации  распространяемой ими или о них информации.

Установленная нами причастность субъекта жалобы (в лице его отдельных представителей) к системной структуре – к СМК  (а не только лишь к  медиааудитории), позволяет нам,  в ходе текстового анализа  предмета жалобы, обращаться к этому СМК, поскольку именно его характером и целями определяется, какова «Реакция» на него.   

Пояснение

Выявление характера и целей участников коммуникационного взаимодействия осуществляется через анализ структуры и смыслового содержания задействованных в этом взаимодействии текстов и формируемых при этом дискурсов [4,  с.24-31].

Первичным текстом явилась для нас реплика  Валерия Татарова, послужившая поводом для жалобы.  Анализ текста свидетельствует о том, что его предметом является не сексуальная ориентация людей, в частности участников КвирФеста, а  «поведение Запада».  На это указывает и ироничный  заголовок реплики: «Любовь Запада». Метонимией «Запад» журналист, как следует из его высказывания, обозначает прежде всего политическую элиту западных стран, которая голосует «за» и налагает   санкции на существующее социокультурное и экономическое сотрудничество с Россией в значимых, по свидетельству журналиста, областях, и при этом всячески способствует развитию такого, казалось бы мало значимого  проекта, как КвирФест. Легитимность распространяемых через него идей обеспечивается, в частности, через участие в нем  зарубежных государственных персон.  Вовлечение их в медиадискурс, формируемый КвирФестом, недвусмысленно говорит о политической  рациональности заложенных в его основание интересов. В пользу этого утверждения свидетельствует и недоступная для инициатив «снизу»  регулярность недешевого мероприятия, и профессионально обустроенный манипулятивный потенциал его Интернет-презентаций.  

Эффективность конструирования скрытого политического дискурса посредством новых медиа в сравнении с традиционными СМИ обеспечивается прежде всего  через вирусную рассылку  от человека-к-человеку и через возможность интерактива.  Ярко личностно выраженный характер коммуникативного взаимодействия на панельных дискуссиях, в пабликах, с помощью индивидуальных гаджетов усиливается через апелляцию к идее прав человека.

В жалобе говорится о праве на частную жизнь,  о недопустимости обнаружения сексуальной ориентации участников КвирФеста без их согласия, но при этом мы видим их на репортажных снимках, помещенных на соответствующем сайте  [20].

В жалобе говорится об умалении достоинства представителей сексуальных меньшинств. Честь и достоинство как неотчуждаемые  права личности являют собой ее оценку себя в отражении общественного мнения о ней [6]. Субъектом общественного мнения выступает гражданское общество. Гражданское состояние общества возникает, согласно сподвижникам просвещенной Европы, не за счет абсолютизации прав локальных сообществ, противостоящих ситуации общественного диалога,  а за счет добровольного жертвования гражданами  частью своих прав ради общественного блага. Общественное благо как ценность реализуется  в единении индивидов  с социумом [1]. То есть речь  здесь должна идти о принципе целостности родовой и индивидной  сущности человека.  Сущность человека не может быть сведена к тому, что выражает собой  девиантная субкультура.

Вывод 2

В реплике Валерия Татарова не содержится сведений, которые стимулируют дискриминацию, направлены на пропаганду «неполноценности» «ЛГБТ-граждан».  Целью реплики, как свидетельствует анализ прозвучавшего в эфире текста, является развенчание идеологических установок, распространяемых через  такое новое медиа, как КвирФест. Валерий Татаров транслирует резкую реакцию неприятия продвигаемой через это СМК концептуальной идеологической схемы, которая конструирует принадлежность замкнутому на себе самом сообществу «ЛГБТ-граждан», «ЛГБТ-подростков», «ЛГБТ-родителей». Заданный ряд продолжают такие  идеологемы как «гендер» («социальный пол»), «права человека», «свобода самовыражения», «ин/толерантность», которые  создают идеологическую иллюзию принадлежности через эти ценности  (Альтюссер) миру «свободной Европы».  Игнорируется, что понятие «гражданин» имеет этимологию, исключающую привязку термина к девиантам с особенностями полового поведения, тем более в России, в истории которой гражданственность является одной из  культурных ценностей, обращающих к исторической памяти, к образу русской интеллигенции («Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан»).

Рядовые представители сексуальных меньшинств не выходят за пределы собственного эмпирического опыта. Транслируемые ими идеологические установки являют собой симптом распространения в интимные сферы личной жизни  деструктивной идеологии глобального бизнеса, который в коррупционной связке с большой политикой готов на все ради лояльного потребителя  и новых площадок для рынка. Журналист Валерий Татаров, как показывает анализ его реплики, апеллирует именно к его представителям и используемое им грубое слово – не столько предположение  о гомосексуальной ориентации названных им украинских политиков с плохой репутацией,  сколько оценка их личности, синонимичная в русском языке   словосочетанию «ничтожный человек» [18] 

  Идеологический контент КвирФеста дискриминирует право народа России на свою идентичность, создавая таким образом угрозу его информационной безопасности. Продвижение идеологии ценностно-смысловой «стерилизации пола» на территорию страны, население которой разделяет культуру православия, ислама других религий, определяющих сексуальные девиантные субкультуры как «извращение», рассматривается нами  как идеологическая диверсия. Ответственность при этом ложится на тех, кто  целерационально проблематизирует тему  сексуальных меньшинств и строит на этом информационную политику. 

Пояснение  

В современных условиях любой миромоделирующий знаниевый ресурс потенциально участвует в информационной войне [8,11].  Здесь уместно указание В.А.Сидорова на то, что медиасфера напоминает прочно и заботливо обустроенный и обжитой поколениями семьи дом, архитектора которого и расположение помещений предопределяют глубину допустимых новаций - будущее диалектически надежно увязано с прошлым. Семья в данном случае олицетворяет ядро неизменяемого типа культуры [4, с.28].  Маргинализация населения, поощрение отрыва от своих корней и оппозиция основным  традициям стимулирует нарушение культурной преемственности и целостности. Таким образом, конструируется дискурс возвышения интересов порожденного мегаполисами меньшинства над интересами абсолютного большинства,  что противоречит самой идее демократии.  Легитимация этого дискурса в публичной сфере, его расширение за счет освоения новых площадок и проникновения в мировоззренчески еще не зрелую подростковую,  молодежную среду  дискриминирует естественное право детей быть такими, как их родители, право родителей быть едиными в мироощущении со своими детьми, право народов на национальную культуру, созидательная энергия которой веками  напитывалась ценностями религиозного происхождения. Игнорирование этих базовых прав имеет целью инициацию глубинных трансформационных процессов в  социуме. 

 Цели ставят политики. Рядовые участники дискурса живут в идеологической реальности. Идеология, согласно Жижеку, - симптом, обнаруживающий не «ложное сознание», а «ложную реальность», подсознательно сконструированную людьми, оградившими себя от фактов жизни, которые не вписываются в созданную ими картину мира. Объект идеологии при этом не важен – идет ли речь   о товарно-денежном обмене, как у Маркса, или о толковании сновидений, как у Фрейда. Механизм включения одних фактов в поле интерпретации и выключения  других – один и тот же [3].  Поскольку идеология претендует на мировоззренческую полноту, она проявляет себя во всех вариациях текста, создаваемого носителями идеологии. Один из способов ее утверждения – распространение частного признака на целое, наименование случайной предметной совокупности  терминами, заключающими в себе объединительную концептуальную схему. К примеру, в один смысловой ряд включены так называемые «ЛГБТ-граждане», а также «гомосексуальные люди», «граждане России» и «русскоязычные граждане Украины».

Другой пример идеологической генерализации: гомосексуальность рассматривается в жалобе заявителей  как признак, который почему-то заранее должен быть всем известен, как цвет кожи или языковой акцент   (фраза об отказе «гомосексуальным людям» в возможности работать по педагогической специальности, отказу в праве «ЛГБТ-подросткам» в получении общего образования, а детям «ЛГБТ-родителей» – «в получении образования вообще»). Как-будто культурная перекодировка уже произошла. Сексуально-половая сегрегация  усиленно навязывается со стороны организаторов и проводников КвирФеста.  На сайте проекта помещена анкета участника, которая начинается закрытыми вопросами о принадлежности к полу и о сексуальной ориентации [17].

Право государств на суверенную внутреннюю политику [5]  дает основание журналисту для призыва оградить школы и детские сады от людей, которые несут чуждую для данного социума идеологию. Как показывает анализ реплики Валерия Татарова,  призыв относится к сопротивлению идеологическим установкам, а не к действиям против конкретных людей с иной сексуальной ориентацией.  Дискриминационного содержания в данной фразе нами не обнаружено.

 Принятие терминологии и логики рассуждения  из жалобы заявителей явило бы собой включение в сконструированный ими идеологический дискурс. Мы исходим из того, что если бы каждый случай  из отношений психотерапевта или сексолога с пациентами  идеологически концептуализировался бы под знаменами  прав и свобод, инициируя в обществе центробежные тенденции,  цивилизация, которая  пошла бы на освоение  подобной практики,  подписала бы  себе смертный приговор.

Вывод 3.  

 Валерий Татаров в своей «Реакции» использует право, продекларированное в Кодексе профессиональной этики российского журналиста:  «в своей профессиональной деятельности он не обязан быть нейтральным» [7, c.211-214].  Однако использование инвективной лексики для выражения своей позиции  нами расценивается как злоупотребление этим правом по отношению к своей аудитории. Нарушена такая профессионально-этическая норма, которая    указывает на то, что «Журналист обязан безусловно избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей» [7, там же]. Никакая общественная значимость темы, никакая информационная война не оправдывает того, что в профессионально выполненном журналистском формате в сочетании с тонкой иронией используется стиль изъяснения  Интернет-анонимов со злобными комментариями. Таким образом подвергается риску информационная безопасность  телевизионной аудитории,  внимание  которой привлекается за счет повышающих сиюминутный рейтинг   скандально эпатажных слов и выражений.

Инвективная лексика, вбрасываемая  в публичное пространство, представляет собой язык вражды, который  укрепляет позиции агрессивного большинства, формирует негативную идентичность «мы - против всех». Категоричность неприятия девиантных субкультур играет последним на руку, формируя им репутацию «гонимых», «инаких», «жертв».

Пояснение

Идеология - такой социальный механизм, сам гомеостаз которого предполагает, что индивиды «не сознают, что они делают»: субъект может «наслаждаться своим симптомом» лишь в той мере, в какой логика симптома ускользает от него; мера успешной интерпретации симптома - это его исчезновение. Каждая идеологическая универсалия - свобода, равенство и т. д. - является «ложной» в той мере, в какой с необходимостью предполагает разрушающий ее единство, обнажающий ее ложность прецедент [3]. Журналист Валерий Татаров с помощью иронии,  инвективной лексики стремится обнаружить ничтожность «смехотворность»  западно-либерального «симптома»,  стремится «аннигилировать» чуждые российской культуре взгляды и практики. Однако способ, которым он осуществляет свою задачу, делает данный идеологический дискурс завершенным: девиантной субкультуре, чтобы окрепнуть с репутацией инаковости, нужен оппонент, позиционирующий себя как «чужой».

По данным социологов, одной из особенностей  российского общества является репрессивность установок его членов по отношению к девиантам, и причины этого надо искать не только в советском прошлом, но и в политике конструирования образа «чужих» на телевидении  [12]. Между тем динамика общественной стратификации, круг проблем, с которыми сталкиваются различные социальные группы – все это требует способности рядовых граждан к диалогу, к умению, если не выстраивать, то понимать, каковы  должны быть приоритеты для сохранения баланса общественных интересов.

Краткий ответ на поставленные перед экспертом вопросы:

  1. В реплике Валерия Татарова «Любовь Запада» не содержится сведений, которые  представляют собой вмешательство в частную жизнь,  унижают  достоинство, стимулируют дискриминацию, направлены на пропаганду «неполноценности» «ЛГБТ-граждан». Цель реплики – противостояние чуждым традиционной российской культуре идеологическим установкам, распространяемым через проект  КвирФест, представляющий собой  такой вид средства массовой коммуникации как новое медиа.  
  2. Инвективная лексика в реплике Валерия Татарова «Любовь Запада», являются нарушением журналистской этики – а именно нормы,  прописанной в Кодексе профессиональной этики российского журналиста: «Журналист обязан безусловно избегать употребления оскорбительных выражений, могущих нанести вред моральному и физическому здоровью людей».
  3. Инвективные высказывания в реплике Валерия Татарова «Любовь Запада» не являются разжигающими ненависть или вражду по отношению к гомосексуалистам и не отождествляют их с  политическими деятелями Украины,  так как последние упомянуты в другом смысловом контексте и журналист не ставил цели их отождествить.
  4. Высказывание журналиста  «Если уж положено быть 3-4% популяции вот этой аномалии в виде тех, кто любит однополых, то и потерпим их и даже посочувствуем им, но в школы и в детские сады не пустим»  не содержит призыва к дискриминации гомосексуалистов. Речь идет о противостоянии чуждой россиянам идеологии «либеральной свободы», а не конкретным людям.
  5. Журналист Валерий Татаров  не использует  непроверенные факты о гомосексуальной ориентации украинских политиков, поскольку предметом его высказывания явилась не их половая ориентация, а их действия как политиков. Использованная при этом инвективная лексика носит не фактологический, а оценочный характер.
  6. В реплике журналиста Валерия Татарова  не обнаружено  манипулятивного навязывания зрителю «культурных ценностей автора», навязывания его стереотипов о половой ориентации, поскольку автор транслирует стереотипы и ценности «агрессивного большинства» российского населения.   

 

Литература:

  1. Гоббс Т. Философские основания учения о гражданине. Мн., М., 2001.  304с.
  2. Дзялошинский И.М. Медиапространство России: коммуникационные стратегии социальных институтов. Монография. М., 2013. 479 с.
  3. Жижек С. Возвышенный объект идеологии. М., 1999. 114с.
  4. Медиа накануне постсекулярного мира. Коллективная монография / Под ред. проф.В.А.Сидорова. СПб. 2014. 176с.
  5. Ноженко М. Национальные государства в Европе. СПб, 2007. 344с.
  6. Понятия чести, достоинства и деловой репутации: Спорные тексты СМИ и проблемы их анализа и оценки юристами и лингвистами / Под ред. А.К.Симонова и М.В. Горбаневского. М., 2004. 328 с.
  7. Профессиональная этика журналистов. Документы и справочные материалы. Сост. Казаков Ю.М. Т.1. М., 2004. 480с.
  8. Расторгуев С.П. Философия информационной войны. М., 2003. 496с.
  9. Федотова Л.Н. Социология массовой коммуникации: Учебник для вузов. СПб., 2003. 400с.
  10. Чепкина Э.В. Русский журналистский дискурс: Текстопорождающие практики и коды. Екатеринбург, 2000. 280с.
  11. Шайхитдинова С.К. Особенности политической субъектности российских СМИ в ситуации информационной войны // Вестник экономики, права и социологии. 2014. №3. С. 225-235.
  12. Ясавеев И.Г. Конструирование образа правонарушителя в теленовостях: кризис терпимости / Другой в пространстве коммуникации. Сб-к науч. статей / Сост. и ред С.К.Шайхитдинова.   Казань, 2007. С.203-211.

 

Интернет-источники:

13. КвирФест в Википедии //   https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:International_Festival_of_Queer_Culture_2010_%286%29.jpg

14. КвирФест в Контакте.ру: ЛГБТ-ПОЛИЦЕЙСКИЕ РОССИИ И ШВЕЦИИ http://vk.com/lgbt_police_queerfest

15. КвирФест в Твиттере // https://twitter.com/search?q=%D0%9A%D0%B2%D0%B8%D1%80%D0%A4%D0%B5%D1%81%D1%82&src=typd

16. КвирФест в Фейсбуке // Режим доступа:  https://www.facebook.com/pages

17. Опрос посетителей и посетительниц «КвирФеста 2014» // Режим доступа:

https://docs.google.com/a/comingoutspb.ru/forms/d/1e52bpmXbJ1Km7AtDg1MXrDlgyNiHFnXl_DxuLuFXEuk/viewform

18. Русская ненормативная лексика. Википедия //  Режим доступа:  https://ru.wikipedia.org/wiki/

19. Сайт КвирФеста. Режим доступа:  queerfest.ru

20. Страница сайта КвирФеста с фотографиями участников панельных дискуссий:

http://queerfest.ru/news/142-kvirfest-2014-sostoyalsya.html



Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов