тексты статей - Страница 2

Оглавление

 

В общественную коллегию по жалобам на прессу

от Якова Заславского, обозревателя «Самарской газеты»,

 

Обращение.

 

Несколько лет (начиная с 2005 года) я сотрудничаю с тольяттинскими и самарскими СМИ. В этом году я дважды попадал в ситуацию, которая ясно и, увы, не с лучшей стороны характеризует отношение некоторых местных изданий к авторскому праву и журналистской этике. По законодательству РФ я имею право подать заявление в суд, однако считаю оптимальным вариантом обращение к профессиональному сообществу.

 

Итак, вот сами истории. Пренебрегу хронологией и начну со второй.

 

В августе я обратился в редакцию «Волжской коммуны» с предложением опубликовать мой текст, посвященный развитию велодвижения в Самаре (см. приложение). 10 числа отправил электронное письмо с текстом, затем несколько раз разговаривал с Оксаной Емелиной из отдела «Общество» (так её мне представили). Объяснил, что работаю обозревателем в «Самарской газете», а этот текст решил отправить в «ВК». Оксана сказала, что статья ей понравилась и её собираются опубликовать, однако для полноты картины нужно собрать к ней комментарии, для чего решено привлечь журналиста из собственной редакции. Я не стал возражать.

 

Больше я в газету не звонил - ожидал, когда мне пришлют окончательный вариант текста для ознакомления, предложат условия сотрудничества и попросят зайти в редакцию для заключения авторского договора.

 

5 сентября я получил письмо от журналистки «ВК» следующего содержания (сохраняю авторскую орфографию и пунктуацию):

 «Яков, добрый день! Вас беспокоит корреспондент газеты "Волжская коммуна" Ольга Мокшина. Я вам пишу по поводу материала о велосипедах. Скажите мне пожалуйста, как вас правильно представить в тексте? Или пришлите свой номер телефона, я вам перезвоню. Заранее спасибо!»

 

Текст показался мне подозрительным, и я решил позвонить в редакцию. Там мне сообщили, что материал вышел в тот же день - 5 сентября, в субботнем выпуске «Волжской коммуны» (копию прилагаю). И вот в каком виде.

 

В первых строках, в «лиде», говорится, что «с началом учебного года в областной столице возросло число пробок. К решению этой проблемы подключились и простые граждане». Далее сообщается: «один из самарцев обратился в нашу редакцию с предложением бороться с пробками с помощью организации в городе массового велосипедного движения». Чуть ниже приводится отрывок из моего материала (причём с существенными искажениями) в качестве «письма от жителя Самары Якова Заславского». Привожу, для сравнения оригинальный текст (вернее, обрывки, которые были взяты за основу этого «письма»):

 «...И как-то упускается из виду, что есть в мире апробированные уже способы борьбы с этими напастями. Для старых (прежде всего, столичных) европейских городов это, например, развитие вело-движения.

 

 ...многие европейские клерки, рабочие и даже вполне благополучные бизнесмены (не говоря о студентах) предпочитают автомобилю и многолюдному метро велосипед. Автотрафик явно стал «пожиже» (в Копенгагене, например, приблизительно треть жителей добирается до работы на «великах», люди не видят больше смысла простаивать на остановках). Статистика говорит о снижении аварий, экологи – об улучшении городского воздуха».

 

Естественно, фразы «именно поэтому я считаю, что подобный шаг способен не только решить дорожные проблемы губернской столицы, но и улучшить здоровье граждан», там нет.

 

Весь остальной текст, присланный «жителем Самары» подытоживается фразой: «Он предложил решить проблему дорожных пробок, пересадив часть людей, преимущественно школьников и студентов, на двухколёсный транспорт». Достаточно бегло, наискось просмотреть мою заметку, чтобы понять, что это резюме только очень отдалённо соответствует её содержанию. И «организовать массовое велосипедное движение» отнюдь я не призываю.

 

Далее следуют комментарии людей (в тексте они обозначены как «эксперты «ВК»»), которым автор (Ольга Мокшина) предлагает ответить на вопрос (цитирую): «являются ли велосипеды панацеей от всех дорожных бед». Таким образом, это, в некотором смысле, реакция на «письмо жителя Самары». Большая часть респондентов имеет весьма опосредованное отношение к теме (кроме, пожалуй, Антона Буслова и Андрея Карпочева), среди них есть, например, Алексей Якимов, который в общественной жизни города никак себя не проявил, зато очень заметен на интернет-блогохостинге «Живой журнал» (ник bigalex). При этом среди комментаторов не оказалось ни самарских спортсменов-велосипедистов, ни лидеров клуба «ВелоСамара», ни людей, занимающихся в городе прокатом и продажей велосипедов. Есть все основания полагать, что «эксперты» подбирались более-менее случайно, очень часто - через интернет, по принципу «кого проще найти».

 

Вполне очевидно, что редакция газеты «Волжская коммуна» отнеслась неуважительно к автору присланного материала и своим читателям. Вместо того, чтобы принять статью на каких-то условиях или отказаться от неё, сотрудники «ВК» выдали этот текст за письмо некоего энтузиаста в редакцию. Теперь, естественно, я навряд ли смогу поместить этот материал в другое издание и труд нескольких дней попросту пропадёт.

 

Естественно, сотрудники «Волжской коммуны» могли предложить доработать текст, однако при этом были обязаны (и по закону, и просто руководствуясь элементарными этическими нормами) известить меня. Разумеется, я был бы против - против того,  чтоб меня представляли не как автора, а как некоего общественного активиста, рассылающего по редакциям гневные письма. Я ни в коем случае не согласился бы, чтобы мою статью препарировали и искажали, приписывая несвойственные мне мысли. Я категорически возражаю, чтобы фрагменты моего авторского текста использовались как черновой материал для статьи, подписанной чужим именем. Наконец, я ни за что не стал бы соглашаться, чтобы кусок из моей заметки был помещён в материал, написанный непрофессионально. Судя по подбору экспертов и некоторым сделанным в статье из «ВК» выводам, автор не стал себя утруждать знакомством с темой. Каким образом связаны начало учебного года и рост количества пробок, хочется спросить? Я не могу согласиться, чтобы фрагменты из моей заметки были помещены в безграмотно написанный текст (что такое «двухколёсные перспективы», «зарубежный аргумент»?)

 

Таким образом, совершенно очевидно: сотрудники «Волжской коммуны» нарушили мои авторские права, ввели в заблужденье читателей, не посчитались с нормами журналистской этики и российского права.

 

Я изложил свои претензии в письменном виде и отправил по электронной почте в редакцию, однако ответа так и не получил, высказал свою точку зрения по телефону, однако адекватной реакции так и не дождался.

 

Возвращусь к первому случаю, когда мои авторские права были нарушены местным изданием - на этот раз тольяттинским. 13 марта 2009 года в газете «Вольный город» была опубликована статья, состоящая из моего текста и короткого интервью, взятого Надеждой Бикуловой, сотрудницей этого издания. В качестве единственного автора материала значится именно она. В начале письма упоминается Игорь Яковлев (это имя я предлагал в качестве псевдонима), однако, опять-таки, в качестве автора «письма в редакцию». Ситуация очень похожа на описанную выше: я отослал материал в газету, поговорил по телефону с главным редактором газеты, определённого ответа насчёт условий публикации, заключения авторского договора и т.п. не получил. Никто меня не предупреждал, в каком виде материал собираются ставить в печать. О его публикации я узнал, что называется, «по факту».

 

Однако есть у этой истории и своя особенность. Публикация посвящена щекотливой ситуации: в 2008 году я был уволен, в связи с разногласиями с начальством, со своего основного места работы (МУК «Тольяттинский краеведческий музей»). Спустя несколько месяцев сотрудники прокуратуры признали мою правоту, однако на тот момент разбирательства ещё продолжались. В газете я пытался высказать свою точку зрения на конфликт. Журналистка «Вольного города» Надежда Бикулова обратилась за комментариями к директору учреждения. Желание представить все существующие точки зрения вполне логично и справедливо. Однако тут автор определённо выбирает сторону одной из сторон конфликта (администрации). И при этом не гнушается средствами, недостойными журналиста. Респонденту задаются «удобные», явно заранее обговоренные вопросы. В ответах, увы, не соответствующие действительности клеветнические высказывания в мой адрес. К примеру, мне приписывается заметка в блоге под названием «Как воровать из музея». Очевидно, читатели, исходя из этого, могут сделать вывод, что я сам крал и даю практические советы, как это делать. Однако никаких текстов с таким названием я, разумеется, не писал и в интернете не размещал, что легко обнаруживается с помощью процедуры поиска в поисковой системе yandex, регистрирующей, в том числе, все изменённые и удалённые из блогов заметки. К сожалению, это не единственная наличествующая в статье «неточность», допущенная в отношении меня. Поскольку все приведённые в опубликованном материале сведения с лёгкостью подвергаются проверке, а общий тон текста явно враждебен по отношению ко мне, вынужден сделать вывод, что все эти искажения фактов были допущены специально.

 

Прошу «Союз журналистов» в лице его руководства помочь мне разобраться в обеих ситуациях. А именно, прошу объяснить мне, не были ли нарушены сотрудниками газет «Волжская коммуна» и «Вольный город» (редакторами и журналистами) мои авторские права, гарантированные мне отечественным законодательством, а также нормы журналистской этики. Если это действительно так, прошу дать публичную оценку действиям этих специалистов и редакций в целом - думается, именно профессиональное сообщество должно реагировать на нарушения норм, по которым оно работает.

 

Должен заметить: мой случай совсем не уникален. Самарские и тольяттинские издания, увы, часто пренебрегают авторскими правами журналистов и фотографов. Эти случаи хорошо известны в профессиональной среде. Однако до обращения в суд или в «Союз журналистов» дело никогда не доходит. Именно поэтому, я считаю, подобное отношение редакций к пишущей братии постепенно становится нормой. 

 

Надеюсь на справедливое решение и посильную помощь в разрешении конфликта. Надеюсь, что таким образом он будет исчерпан, однако оставляю за собой право обратиться в суд.

 

В приложениях - копии статей из «Вольного города» и «Волжской коммуны», а также оригинальный текст материала, присланного мной в редакцию «ВК».

 

20.10.2009    Заславский Я.И.

 

 

«Велосамара» или авто-Самара?

 

Губернская столица Самара приобрела за последние несколько лет некоторые столичные черты. Однако самарцы от этого радости почему-то не испытывают. В самом деле, можно ли гордиться километровыми пробками, проблемой с парковками и другими транспортными проблемами? Самарские дороги и развязки были явно не рассчитаны на такое количество машин – так что рано или поздно мы бы с этими неприятностями столкнулись бы – это неминуемый результат развития когда-то закрытого города. Теперь приходится лихорадочно оглядываться в поисках решения. И смотрят почему-то в сторону Москвы (как будто там уже все пробки рассосались). О метро говорят как о панацее. По радио, как в столице, обсуждается, какие из улиц «проблемные», даются советы, как объехать заторы. Заговаривали о том, чтобы ввести в центре особый пропускной режим.

 

И как-то упускается из виду, что есть в мире апробированные уже способы борьбы с этими напастями. Для старых (прежде всего, столичных) европейских городов это, например, развитие велодвижения.

 

Несколько городов претендуют на звание «велосипедной столицы» Европы. Чаще всего так называют Копенгаген, довольно часто – Амстердам. В Париже уже несколько лет успешно действует крупнейшая, пожалуй, программа поддержки велосипедистов. Многие ездят на своих велосипедах, всё большее количество людей – на прокатных. Прокат организован следующим образом: станции с парковками по всему городу (во французской столице – через каждые 300 метров), где по специальной карточке можно получить вполне сносный агрегат. Первые полчаса почти во всех странах и городах бесплатны. Этого обычно хватает, чтобы доехать до места работы или учёбы, а туристу - до следующей по списку достопримечательности. Впрочем, за абонемент (от одного дня до года) всё равно платить приходится.

 

Что получили европейские города? Во-первых, конечно, некоторые подвижки в решении транспортных проблем. Люди уже в полной мере ощутили преимущества двухколёсного транспорта над четырёхколёсным – на расстояние до 5 км по городу на велосипеде добираться, пожалуй, быстрее и веселее.  Потому многие европейские клерки, рабочие и даже вполне благополучные бизнесмены (не говоря о студентах) предпочитают автомобилю и многолюдному метро велосипед. Автотрафик явно стал «пожиже» - в Копенгагене, например, приблизительно треть жителей добирается до работы на «великах», люди не видят больше смысла простаивать на остановках. Статистика говорит о снижении аварий, экологи – об улучшении городского воздуха. 

 

 В Самаре есть все причины поддержать велосипедистов. Пробки, загазованные перекрёстки, полное отсутствие места под парковки – как ни ищи. Однако, если в случае с утилизацией мусора городские власти готовы перенять зарубежный (а именно финский) опыт, то с попытками поддержки городских велосипедистов дело отчего-то заступорилось. Притом, что как раз в финской столице Хельсинки люди активно ездят на велосипедах, а с велодорожками и велопарковками недостатка не испытывают. Кстати, катаются там 8 месяцев в году, в том числе и довольно холодной зимой – вопреки расхожему мнению, что «велосипедный» город должен быть южным и тёплым.

 

 Как рассказал нам директор магазина «Байк» Денис Иванов, несколько лет назад для обсуждения этих тем был организован круглый стол. Участники городского клуба «Велосамара» и бизнесмены пытались убедить власти, что городу нужны дорожки для велосипедистов. Однако ответ был таков: дорожка непременно будет построена, если по ней будет ездить в день не меньше 1000 велосипедистов. В Самаре такое может случиться не ранее, чем «после дождичка в четверг», как говорят чуть более искренние, чем губернские депутаты, фольклорные персонажи.

 

В Москве власти отнеслись к велосипедистам чуть более внимательно. Да, пока ситуация довольно плачевная – в загазованной столице на одного жителя приходится по нескольку микрон велодорожек, однако за последние несколько лет километраж существенно увеличился – прежде всего, за счёт городских парков, а также пригородов (Восточное Бирюлёво).  Теперь, что касается непосредственно Самарской области: несколько лет назад была разработана программа «ВЕЛИКолепный Тольятти» (она находится в свободном доступе в интернете). И, хотя большинство пунктов пока не выполнено (например, запланированных парковок у больниц и школ я пока не видел), это намного лучше, чем ничего: проблему признали на городском уровне и наметили план действий (программой занимается «Фонд Тольятти»).

 

А теперь попробуем определить, что конкретно нужно сделать, чтобы велосипедистов в Самаре стало больше. Сначала – о велопрокате; трудно представить, что горожане, позабыв о кризисе, ринутся покупать собственные велосипеды. А вот взять напрокат «железного коня» должно оказаться выгоднее, чем ездить на трамвае. Директор «Байка» Денис Иванов считает, что нижняя ценовая планка, при которой возможен массовый прокат, а прокатчик не терпел бы убыток – 50 руб.  (имеется в виду цена за световой день). В Европе, где повсеместно действует автоматическая система выдачи велосипедов, безденежные студенты катаются практически бесплатно – первые полчаса практически везде «велик» можно взять «за так». Но даже при таких условиях система приносит прибыль – затраты на обслуживающий персонал невелики. Кстати, с кражами и порчей велосипедов бороться в Европе уже научились (прокатчики Красноярска, где пытаются поддержать велотуризм, терпят от них ощутимые убытки). Во-первых, при покупке абонемента записываются все личные данные клиента. Во-вторых, велосипеды со станции проката выпускаются по специальному заказу и довольно существенно отличаются от всех своих «собратьев». Кроме того, они специально делаются довольно тяжёлыми (вес – свыше 20 кг), а конструкция максимально защищена - все детали сделаны не по стандарту и откручиваются только специальными инструментами. А основательные немцы предусмотрели для прокатного инвентаря специальный электронный замок, который можно открыть только с помощью персональной карточки – «проездного».

 

Достаточно ясно – чтобы вывести дело на такой уровень, нужны значительные вложения. Как показывает практика, эффективнее всего оказывается частно-государственное сотрудничество. Например, в Париже велопрокат организовала рекламная фирма «JCDecaux». Городские власти предоставляют ей 1,7 тыс. рекламных щитов, но при этом получают от рекламщиков $ 4,3 млн. в год. В общем, «сплошная выгода и очевидный профит».

 

Велопрокат – это, пожалуй, одно из обязательных условий для развития массового велотуризма. Однако не единственное, и, что самое главное – далеко не первое. Для начала нужно создать условия – пока в Самаре велосипедистам просто негде ездить и оставлять велосипеды. Парковок в городе единицы (у спортивных магазинов, «Аэрокоса», возле некоторых ТЦ. Между тем, они занимают совсем немного места и стоят копейки (по сути, это обыкновенная труба на асфальтированной площадке). Денис Иванов справедливо считает, что было бы неплохо обязать все магазины и ТЦ установить на своей территории эти нехитрые конструкции.

 

Совсем другое дело – велодорожки. Это дело немного более затратное, хотя, конечно, тоже не баснословно дорогое. Впрочем, велосипедист вполне может обойтись в городе и без них – тротуар его вполне устроил бы, но… Во-первых, культура вождения у нас оставляет желать лучшего. А во-вторых (это, возможно, самое главное) – отечественные ПДД интересов велосипедиста практически не учитывают, во всём отдавая приоритет авто. К слову, во Франции, например, на перекрёстках перед стоп-линией специально очерчена специальная площадка для велосипедистов, с которой, прямо из-под носа автолюбителей, они стартуют первыми. Собственно, и с этой проблемой можно было справиться. При соотношении велосипедистов и автомобилистов на трассе 1 к 9, как считает активный участник «ВелоСамары» Влад Студенников, на трассе устанавливается баланс, обеспечивающие безопасность и удобство. Однако, для того, чтобы такой пропорции достичь, власть и бизнес должны договориться. Пока власть усматривает в поддержке велосипедистов только непредвиденный расход. Что, конечно, не результат глубокого анализа, а нежелание подходить к проблемам системно. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

 

 

Мальчик хочет в музей

 

 Один из наших читателей прислал в редакцию материал. По стилю - классический фельетон, написано лихо, грамотно, только вот  тема, с одной стороны, мелкая, с другой - щекотливая. Уволен сотрудник, по мнению автора, незаконно, к делу подключены прокуратура и УВД. Сейчас, в момент кризиса, как справедливо замечает автор, примеру обличаемого работодателя могут последовать и другие облеченные властью попиратели прав работающих.

 

- Примеру краеведческого музея, возможно, захотят последовать еще какие-то организации и учреждения (например, то, где, работаете вы). Теперь, если оказавшихся «лишними» во время кризиса сотрудников захотят сократить, достаточно будет подделать их заявления. А потом можно для верности и оклеветать - так надежней. Возникнут проблемы с финансами - нет ничего страшного: можно взять из бюджета полторы сотни тысяч, а отчитаться за полторы, - вразумляет автор фельетона Игорь Яковлев.

 

                           Вольно обращаются с кадрами и финансами

 

- В этот раз, похоже, не миновать скандала Тольяттинскому краеведческому музею (ТКМ), - предполагает автор. - Повод казался изначально незначительным, даже ничтожным - однако стоило лишь потянуть за ниточку, развязался целый клубок, и удастся ли теперь администрации учреждения выпутаться, большой вопрос.

 

14 июля 2008 года получил полный расчет и трудовую книжку научный сотрудник ТКМ Заславский. Однако законность своего увольнения он не признал, а за поддержкой обратился в прокуратуру Центрального района. Проверяющие выяснили: работник был освобожден от должности «по собственному желанию», однако его заявления директор музея Елена Налетова и замдиректора по кадрам Лидия Трубицына  предоставить не смогли. В прокуратуре признали незаконность увольнения и вынесли протест (впрочем, избежав в формулировках слова «подлог» и любых других юридических определений действий администрации). Признай руководство ТКМ свою ошибку и восстанови (как того требует закон) сотрудника в должности, все бы могло ограничиться этим неприятным казусом. Однако чиновники приняли другое решение - и это положило начало истории поистине гротескной.

 

Итак, администрация музея получает из прокуратуры протест, где достаточно четко говорится о незаконности ее действий. И уже через несколько дней на имя экс-сотрудника приходит заказное письмо от бывшего начальства. Ему предлагается явиться в отдел кадров, чтобы… поменять в трудовой книжке статью увольнения! Совершенно сбитый с толку, он снова обращается в прокуратуру: можно ли сначала уволить человека,  а потом неспеша искать для этого подходящую причину, перебирая одну за другой? Адресат, видимо, было озадачен  не меньше экс-сотрудника ТКМ, потому как перепоручил разобраться с этим новаторством в кадровом делопроизводстве тольяттинскому УВД. Заодно в прокуратуре решили выяснить: так ли вольно обращаются в музее с финансами, как с кадрами? Милиции надлежало проверить, каким образом были израсходованы средства, отпущенные на проведение городского праздника «Музейный пикник», и не пошли ли они на так называемую материальную помощь администрации учреждения.

 

Милиционеры... ссылаются в своем официальном ответе на устный «опрос»  директора и кадровика. Они поведали: уволенный сотрудник  «конфликтовал с коллегами», «халатно относился к своим обязанностям», например -  «опаздывал на работу, о чем имеются объяснительные Заславского». Все это вполне может служить, по мнению милиционера, оправданием незаконному увольнению и странным, с точки зрения закона и здравого смысла, манипуляциям с трудовой книжкой.

 

По поводу расходования денег на «Музейный пикник» директор музея Елена Налетова объявляет: общая сумма расходов составила 1500 рублей, о чем свидетельствует соответствующая смета. Довольствуясь полученными сведениями, капитан  констатирует: поводов для возбуждения дела нет.

 

Устные «показания» директора музея и ее зама  пришлось проверить - и выяснились интересные вещи. Объяснительных гр-на Заславского об опозданиях, а равно  и других документальных свидетельств его «халатного отношения к обязанностям», на которые ссылается директор, оказалось не больше, чем заявлений об увольнении. Что касается «конфликтов с сотрудниками», то тут ситуация еще интересней. Из всех сотрудников о бывшем коллеге негативно высказываются уже известные нам Елена Налетова, Лидия Трубицына, а также соседка последней по кабинету - начальник отдела исторического краеведения Ирина Агрофенина.

 

На общегородской (!) праздник, по словам директора музея, было потрачено 1500 рублей.  При этом, как пояснили нам в департаменте культуры мэрии, на «Музейный пикник» (и проводившийся параллельно фестиваль «Наше наследие») были выделены средства городского и губернского бюджетов, а также некоторых организаций, работающих в сфере культуры. Как ни складывай эти несколько неизвестных, а 1500 рублей все одно не выходит. Цифра в 160 тысяч, озвученная одной из сотрудниц мэрии, звучит все же правдоподобней…

 

                            Научных сотрудников без образования не бывает

 

- Мне трудно комментировать человека, обладающего богатой фантазией и даром сочинительства, - сказала директор музея Елена Налетова, но на вопросы ответить согласилась.

- Автор утверждает, что Заславский не писал заявления об увольнении. После вмешательства прокуратуры вы ему предложили прийти и поменять запись в трудовой. На  какую?

- «Уволен в связи с несоответствием занимаемой должности» - по причине отсутствия высшего образования.

- Он не представил документ о высшем профильном образовании?

- Ни о каком образовании, даже среднем. Студенты старших курсов имеют право у нас работать. Приносят справку из вуза, берут открепление на учебный отпуск. Молодой человек на собеседовании представился студентом-историком пятого курса Самарского университета. Лично своей рукой заполнил анкету, указал незаконченное высшее образование и поставил собственноручную подпись. В течение трех месяцев работы документ об образовании, справка с места учебы не были представлены, несмотря на наши неоднократные напоминания. Ему даже предлагали взять отгул и съездить за справкой -- в Самару же, не во Владивосток! Мы не имеем права держать научным сотрудником человека, не имеющего никакого образования!

 

- Трудовая у него была на руках?

- Нет, он сказал, что трудовую книжку потеряли на предыдущем месте работы, но там незначительный стаж. Мы завели ему новую трудовую, что он нам же вменил в вину, обратившись в прокуратуру. Может быть, в той книжке написано тоже что-то не очень хорошее. В начале июня все студенты берут учебные отпуска. Я спросила: «Яков Игоревич, почему вы не берете учебный отпуск?» Он мне ответил, что не будет защищать диплом, что он  передумал, и будет поступать в другой вуз! Мы пожалели мальчика, не стали ему писать статью о несоответствии занимаемой должности, написали «по собственному желанию».

- Почему прокуратура решила проверить финансовые документы, и, как пишет автор, вы устно сообщили, что на Музейный пикник (который автор называет почему-то общегородским праздником, хотя это региональный фестиваль) потрачено 1500 рублей? Что за цифра?! В отчете департамента культуры четко написано 160 тысяч…

- Откуда что мальчик берет, мне непонятно. Музейный пикник на тот момент проводился двенадцатый раз. Яков Заславский не являлся ни организатором, ни участником, он был «сторожем при проекте», стоял на улице. Фестиваль финансировался областью, город имеет право финансирования одного процента областных проектов. Вот откуда наши полторы тысячи взялись на расходные материалы. У прокуратуры к нам вопросов нет, есть вопросы у Якова Заславского, но цели его мне непонятны. Он пришел в музей на новогодний бал, танцевал, улыбался, а на следующий день подал заявление в прокуратуру. Прокуратура указала нам на недостатки в оформлении документации, мы их устранили, уведомили его, чтобы он пришел и мы переоформили ему статью увольнения. Но он мальчик умный: зачем ему такая статья? Мне непонятно, чего он хочет? Статья в трудовой у него приличная, вернуться в музей он не может  -  у него нет высшего образования.  Человек опубликовал в Интернете статью «Как воровать в музее» - такой человек в музее не нужен.

 

…А вообще, - вдруг улыбнулась Налетова, - мне  приятно, что так настойчиво добиваются работы в музее. Место хорошее. Я хотела бы, наученная горьким опытом, дать совет работодателям. В условиях кризиса надо внимательнее относиться к приему на работу сотрудников. Сейчас трудно уволить даже пьяницу - всех учат отстаивать свои права. Поэтому лучше подстраховаться при приеме: обязательно требовать все документы, устанавливать испытательный срок.

 

  Надежда БИКУЛОВА

Двухколесные перспективы

 

 С началом учебного года в областной столице значительно возросло количество пробок. К решению этой проблемы подключились и простые горожане. Один из самарцев обратился в нашу редакцию с предложением бороться с пробками с помощью организации в городе массового велосипедного движения. На вопрос - являются ли велосипеды панацеей от всех дорожных бед, мы попросили ответить экспертов «ВК».

 

Aвтор: Ольга МОКШИНА

Дата: 05.09.2009

 

Массовое велосипедное движение в Самаре - дело далекого будущего

 

Зарубежный аргумент

В редакцию «ВК» пришло письмо от жителя Самары Якова Заславского. Он предложил решить проблему дорожных пробок, пересадив часть людей, преимущественно школьников и студентов, на двухколесный транспорт.

 

«В мире существуют давно апробированные способы решения подобных проблем, - считает Яков. - Для старых европейских городов это, например, развитие велодвижения. Многие зарубежные клерки, рабочие и даже вполне благополучные бизнесмены, не говоря уже о школьниках и студентах, предпочитают автомобилю и многолюдному метро велосипед. Теперь у них статистика говорит о снижении аварий, а экологи рапортуют об улучшении городского воздуха. Именно поэтому я считаю, что подобный шаг способен не только решить дорожные проблемы губернской столицы, но и улучшить здоровье граждан».

 

Действительно, на велосипедах ездят во многих городах Европы. «Безусловно, подобный опыт исключительно положительный, - считает сопредседатель межрегиональной общественной организации «Город и транспорт» Антон Буслов. - Особенно если учесть, что велодорожки позволяют, как и метро, перевозить 6% пассажиропотока. Другое дело, что организация велосипедных дорожек процесс сложный и затратный. В силу сложившейся в городе инфраструктуры их можно сделать далеко не везде. А ездить на двухколесном транспорте по дорожному полотну опасно для самих велосипедистов. К тому же  встает вопрос с передвижением по городу в холодное время года. И проблема здесь даже не в том, что это исключительно летний транспорт. На велосипедах ездят и зимой. Но в Самаре дороги практически не чистят, что создаст дополнительные проблемы».    

 

 Общественное мнение

Житель Самары Алексей Якимов в теплое время года ездит на работу на двухколесном транспорте. Велосипед оставляет возле дверей офиса пристегнутым на металлическую цепь. «Безусловно, в условиях нашего города передвигаться таким способом крайне опасно, - считает Алексей. - Это могут позволить себе только очень опытные велосипедисты. Даже меня пару раз сбивали машины. К счастью, отделался незначительными повреждениями. Поэтому считаю, что в Самаре подобную идею можно реализовать лишь повсеместным строительством велосипедных дорожек».

 

В целом, школьное и студенческое сообщество относится к подобной идее вполне положительно. По словам студентки Поволжской государственной социально-гуманитарной академии Светланы Ивановой, большая часть ее знакомых с удовольствием бы пересела  на двухколесный транспорт.

 

 «Я бы сама ездила в вуз на велосипеде, - объясняет она. - По времени получается быстрее, не нужно стоять в пробках и дышать выхлопными газами. Можно полюбоваться красотами города и вдохнуть чистого воздуха. Плюс ко всему укрепляются мышцы. Так что мне кажется эта идея очень неплохой».

 

Конечно, массовая езда на велосипедах повлечет за собой еще одну проблему, а именно: организацию возле всех общественных зданий и организаций специальных парковочных мест. Но большинство работодателей готовы пойти на этот шаг.           

 

«Мои сотрудники не используют автомобили в рабочих целях, - рассказал «ВК» председатель совета директоров ГК «Усадьба» Олег Егоров. - А на чем приезжать на работу - это их личное дело. Поэтому я бы отнесся вполне спокойно, если бы мои подчиненные завтра приехали на работу на велосипедах. Организовать велопарковку тоже не проблема. Достаточно приварить трубу, за которую велосипеды будут прицеплять. Так что, если бы безопасное и массовое вело-движение такое организовали на уровне города, я бы был только рад».

 

Взгляд в будущее

Однако не все эксперты видят в велосипедах панацею от дорожных пробок и других неприятностей. «Наверняка велодвижение отчасти решит проблему пробок там, где значительно ограничена пропускная способность дорог, - считает депутат Самарской губернской думы, член комитета по строительству, жилищно-коммунальному хозяйству и транспорту Михаил Родионов. - Но, пересадив людей на велосипеды, мы проигрываем экономически. На дорогу тратится больше времени, соответственно снижается производительность. Мне кажется, что проблему пробок нужно решать с помощью строительства мостов, развязок, парковок. Такой шаг позволит параллельно решать и другие проблемы города, повышать его инвестиционную привлекательность». 

 

Собственно, вся проблема реализации подобной инициативы упирается исключительно в строительство отдельных велосипедных дорожек. При этом инспектора ГАИ уверены, что их появление способно снизить количество ДТП. «Организация велосипедных дорожек, безусловно, повысит безопасность дорожного движения, - считает начальник отделения организации дорожного движения ОГИБДД УВД г. Самары Андрей Карпочев. - Поскольку велосипедисты будут ездить по выделенным линиям. Но на работе нашего ведомства это вряд ли сильно скажется».

 

В целом, эксперты сходятся во мнении, что когда-то организовывать в областной столице массовое велодвижение все равно придется. «На самом деле, этот шаг работает на перспективу, - рассказал «ВК» депутат Самарской губернской думы Михаил Матвеев. - И если сейчас велосипеды не очень и нужны, то, возможно, лет через 50 в Самаре уже будет не протолкнуться среди огромного количества автомобилей. И велодорожки станут реальным выходом из сложившейся ситуации. По крайней мере, такой опыт уже есть в большинстве европейских городов».

 

 

{

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов