ответ газеты - Страница 3

Оглавление

 

Уважаемые коллеги!

 

Искренне удивлен письмом Заславского, которое появилось через полгода после публикации. Впрочем, сейчас тоже межсезонье. Теперь по существу вопроса.

1)Когда в начале года в редакцию звонил Заславский, он не представлялся обозревателем «Самарской газеты» и вообще журналистом. Но даже если бы назвал себя таковым, подход к материалу не изменился бы. Предлагаешь? Присылай. Интересное? Публикуем. Спорное? Проверяем.

2)Я разговаривал с автором только по телефону, он произвел странное впечатление, поскольку не все, на мой взгляд, адекватно воспринимал. Естественно, никаких гарантий я ему не давал.

3)Если вы прочли материал, опубликованный в нашей газете, то поняли, что Заславский преследовал абсолютно свои цели. Наша газета не хотела бы сотрудничать с таким автором.

4)Отправляю вам мнение Н.Бикуловой, автора материала, опубликованного у нас. Надежда — литератор и наш внештатный автор, она написала то, что посчитала нужным.

Сергей РУСОВ

 

По поводу жалобы Заславского

 

Не могу отвечать за главного редактора, но сам Яков Игоревич упоминает в своей жалобе немаловажный факт, что он от Сергея Анатольевича “определенного ответа насчет условий публикации, заключения авторского договора и т.п. не получил”. Как я понимаю, редакция принимает к рассмотрению все обращения читателей и внештатных авторов, но гарантий публикации и выплаты гонораров не дает. Мне было предложено ознакомиться именно с письмом (ибо вопрос публикации статей рассматривается не мной, а главным редактором). Как я понимаю, главного редактора насторожили некоторые утверждения автора, которые другая сторона конфликта вполне может назвать, в свою очередь, клеветническими измышлениями. Мне, как журналисту, на протяжении восемнадцати лет освещавшему тему культуры, было очевидно, что автор, мягко говоря, плохо представляет механизм финансирования музейных проектов. Разумеется, меня слегка покоробило, что грандиозный и многолетний межрегиональный проект “Музейный пикник” Яков Игоревич походя называет “городским праздником”. Очевидно, именно отсюда Заславский делает относительно меня следующий вывод: “Однако автор определенно выбирает сторону одной из сторон конфликта (администрации)”. Далее Заславский в своей жалобе пытается оскорбить лично меня, говоря, что Надежда Бикулова “не гнушается средствами, недостойными журналиста”, якобы “респонденту задаются “удобные”, явно заранее обговоренные вопросы”. Хочется спросить: а как Заславский обоснует свои утверждения, основанные на его субъективном восприятии? Или мне следует доказывать, что интервью с Налетовой не обговаривалось заранее и не согласовывалось после написания, перед публикацией? Вообще, напомню коллеге, что согласовываются только заказные материалы. Ибо я не принимала ничью сторону в этом банальном трудовом конфликте. Но я не могу и отрицать, что в силу своей работы, на протяжении более чем десяти лет неоднократно встречалась с Еленой Леонидовной Налетовой, и у меня сложилось о ней самое благоприятное мнение, собственно, у меня нет оснований ей не доверять. Но если мое личное отношение к администрации музея Яков Заславский вычитал, как говорится, между строк, спешу передать ему мои поздравления и пожелания из журналистов переквалифицироваться в экстрасенсы.

                                                       Надежда Бикулова.

 

{

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов