Письмо Бусевой-Давыдовой - Страница 6

Warning: Division by zero in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/resizetype/area.php on line 28

Warning: Division by zero in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/resizetype/area.php on line 29

Оглавление

 

В Общественную коллегию
по жалобам на прессу

Москва, 119991, ГСП-1,
 Зубовский бульвар, 4 (каб. 470 - 470А)


от И.Л. Бусевой-Давыдовой

Как мне стало известно, в Общественную коллегию по жалобам на прессу поступила жалоба директора Частного учреждения культуры «Музей русской иконы» Н.В. Задорожного на якобы имевшее место нарушение принципов и норм профессиональной журналистской этики обозревателем газеты «Новая газета» Е.В. Масюк, допущенное в статье под заголовком «Доктор искусствоведения Ирина Бусева-Давыдова: ‘Разве по нашему законодательству возможно дарить краденые вещи? Тем более те, которые у дарителя отобрала полиция!’», вышедшей в Новой газете (№ 86 от 06.08.2014 года). Так как я являюсь интервьюируемым лицом в публикации, послужившей поводом для обращения, считаю необходимым сообщить следующее.

Я являюсь главным научным сотрудником Отдела древнерусского и современного церковного искусства Научно-исследовательского института теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств, доктором искусствоведения, членом-корреспондентом Российской академии художеств, лауреатом Государственной премии РФ. За свои научные достижения и общественную деятельность имею государственные, ведомственные, общественные и иные награды, среди них – орден св. княгини Ольги от РПЦ, орден св. Катарины Кантакузины от Сербской Православной Церкви, медаль ордена св. Анны от Российского Императорского дома «в воздаяние заслуг в деле возрождения и сохранения исторических традиций Отечества», Серебряную медаль Российской академии художеств и т.д. Специализируюсь по русской иконописи, имею около 400 научных публикаций (в том числе более 20 книг). Много лет делаю экспертные заключения, даю консультации сотрудникам музеев, помогаю датировать, атрибутировать и описывать коллекции как центральных, так и региональных государственных музеев (Гос. Исторический музей, Музеи Московского Кремля, Музей истории религии, Музей истории города (Санкт-Петербург; полное описание фонда икон), Вологодский гос. историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Рыбинский гос. историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Ивановский художественный музей, Гос. музей палехского искусства и др.). Все эти работы осуществляются мною безвозмездно в качестве научной помощи.

Работаю также с крупнейшими частными фондами и коллекционерами: описывала, датировала и атрибутировала все иконы (более 300) из собрания фонда «Связь времен», ныне представленных в «Музее Фаберже» (музей В.А. Вексельберга) в Санкт-Петербурге, около 200 икон «Эксперт-клуба» в Москве (публикация: Святые образы. Русские иконы XV–XX веков из частных собраний. М., 2006). Являюсь привлеченным экспертом Научно-исследовательской независимой экспертизы имени П.М. Третьякова и Центра художественной экспертизы И.Е. Репина. Мое имя включено в справочник «Российские эксперты по культурным ценностям», составленный В. Рощиным на основании анализа выданных экспертных заключений и по результатам опросов коллекционеров (М., 2010; С. 19).

Ни с Н.В. Задорожным (с которым я практически не знакома), ни с его последней супругой И.А. Шалиной у меня не было ни конфликтов, ни неприязненных отношений. Наоборот, я всегда оказывала И.А. Шалиной, как и другим коллегам, необходимую научную помощь, что подтверждается, в частности, адресованной мне дарственной надписью И.А. Шалиной на каталоге икон «Возвращенное достояние» (М., 2008): «Дорогой и всегда «скорой в помощи» Ирине Леонидовне, с самыми добрыми пожеланиями и благодарностью, И. Шалина. 04.03.2008» (…). Я от души приветствовала открытие Частного музея русской иконы в бизнес-центре «Верейская Плаза» (24 мая 2006 г.), присутствовала на открытии первой экспозиции этого музея в новом здании 25 января 2011 г. При этом мне доводилось вести профессиональную полемику с И.А. Шалиной (занявшей пост заместителя директора ЧМРИ по научной работе) по поводу датировки и подлинности некоторых памятников музейного собрания (в частности, иконы «Преображение», датированной в ЧМРИ XVI в.), что является нормой научной жизни.

Я была приглашена на празднование 5-летия основания ЧМРИ 15 декабря 2011 г., однако заранее знала, что не смогу воспользоваться приглашением из-за отъезда в командировку. Накануне, 14 декабря, мне стало известно от коллег, что сотрудники правоохранительных органов изъяли из музея 10 икон, украденных из церкви св. Димитрия Солунского в Великом Устюге и принадлежащих Великоустюгскому гос. музею-заповеднику. Эти иконы опознала хранитель Великоустюгского музея.

Подобные ситуации периодически возникают у частных коллекционеров. В таких случаях иконы всегда добровольно возвращаются законному владельцу. Естественно, я полагала, что и в данном случае инцидент будет незамедлительно исчерпан. Поэтому я была крайне удивлена, когда 12 января 2012 г., т.е. через месяц после изъятия икон, в институт, где я работаю, поступило письмо директора Великоустюгского музея-заповедника А.Б. Андреевой с просьбой провести идентификационную экспертизу, чтобы подтвердить тождество изъятых икон с украденными (среди направлений деятельности Академии наличествует проведение всех видов научной экспертизы произведений искусства). С моей точки зрения, подтвердить тождество должны были сотрудники ЧМРИ, в первую очередь И.А. Шалина, для чего ей было достаточно ознакомиться с другими иконами этого комплекса, остававшимися в Великоустюгском музее. По словам А.Б. Андреевой, в ЧМРИ идентичности икон не признали, вследствие чего возникла необходимость обращения к сторонней организации. Таким образом я оказалась вовлечена в ситуацию, неожиданно для меня обернувшуюся затяжным конфликтом с Частным музеем русской иконы.   

Упомянутые иконы были похищены из Великого Устюга в 1984 г. и сразу же вывезены за рубеж. Гр. Н.В.Задорожный в это время, по его собственным словам, занимался противоправной деятельностью по контрабанде русских икон (вывозу за границу), за что был судим и отбывал наказание в местах заключения с 1985 по 1991 г. После освобождения работал в торговле, был директором мясокомбината (ООО «Березникимясопродукт») в Березниках, где находится исправительное учреждение УТ 389/38, затем учредил ООО «Феномен-XX», занимавшееся производством сыров. В апреле 2011 г. зачислен по совместительству на должность директора Частного учреждения культуры «Музей русской иконы». В 2007 г. Н.В. Задорожный приобрел в Швейцарии указанные иконы, находящиеся в розыске, которые передал для экспонирования в ЧМРИ.

Идентификационная экспертиза, проведенная мною, подтвердила тождество икон из ЧМРИ украденным памятникам, после чего 15 февраля 2012 г. я дала показания под протокол, мою экспертизу приобщил к делу и на ее основании иконы в тот же день отправили в Вологодский филиал Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря.

В марте 2012 г. М.Ю. Абрамов обратился в Министерство культуры РФ с просьбой вернуть иконы в ЧМРИ под предлогом организации их торжественной передачи в Великий Устюг. Беспокоясь о сохранности этих многострадальных памятников, я инициировала письмо от представителей музейной общественности (22 марта 2012 г.) в адрес Министра культуры РФ А.А. Авдеева, Министра внутренних дел Р.Г. Нургалиева и губернатора Вологодской области О.А. Кувшинникова с просьбой провести церемонию в Вологде. В результате М.Ю. Абрамов получил отказ, а Н.В. Задорожный в начале апреля наконец-то подписал документ о передаче икон законному владельцу – Великоустюгскому музею-заповеднику (…) 17 апреля иконы были переданы М.Ю. Абрамовым Великоустюгскому музею-заповеднику.

12 апреля 2012 г. А.Б. Андреева направила письма в адрес директора НИИ РАХ В.В. Ванслова и Президента РАХ З.К. Церетели с благодарностью за мою помощь в возвращении вышеуказанных 10 икон. 27 июня 2012 г. мне вручили в Великом Устюге ценный подарок (серебряную икону «Св. Михаил Архангел» фабрики «Устюжская чернь») от администрации г. Великий Устюг, а также благодарственное письмо от директора Великоустюгского музея  А.Б. Андреевой «за большой вклад в возвращение святынь устюженской земли» (…)

Ни я, ни Е.В. Масюк не подвергали сомнению факт возвращения краденых икон М.Ю. Абрамовым и Н.В. Задорожным законному владельцу. Однако это возвращение произошло спустя несколько месяцев после их изъятия из ЧМРИ и только после моей экспертизы, когда стало невозможно отрицать принадлежность икон Великоустюгскому музею-заповеднику.
Тем временем 14 мая 2012 г. Н.В. Задорожный был задержан в аэропорту «Домодедово» при попытке ввезти в Россию икону «Св. Троица», написанную в 1689/90 г. иконописцем Кириллом Улановым. Она была похищена в 1994 г. из музея г. Устюжны и находилась в международном розыске. Хотя М.Ю. Абрамов и Н.В. Задорожный декларировали намерение вернуть икону в Устюженский краеведческий музей, правоохранители усомнились в искренности этого намерения, так как Задорожный задекларировал икону не как авторское и точно датированное произведение Кирилла Уланова, а как некую анонимную «Св. Троицу» XVII века. Впоследствии это могло бы позволить подменить «Св. Троицу» Кирилла Уланова другой одноименной иконой. Икона была изъята у Н.В. Задорожного и оставлена на таможне в аэропорту.
И.А. Шалина, сопровождавшая мужа, обратилась к представителям общественности с электронным письмом «Правда о возвращении «Троицы» Кирилла Уланова», направленным специалистам и размещенным на ряде сайтов, где призывала поддержать Н.В. Задорожного (…). В письме И.А. Шалина вспоминала об изъятии у них 10 устюжских икон, допуская при  этом существенное искажение фактов. Кроме того, письмо явно провоцировало противостояние искусствоведческой общественности и сотрудников правоохранительных органов. Я сочла нужным составить ответное письмо, где излагала известную мне информацию и приводила свою точку зрения на задержание Н.В. Задорожного (…) В итоге Задорожный и Шалина не получили ожидаемой поддержки, а икона «Св. Троица» 20 июня 2012 г. была отправлена в Вологодский филиал Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря.
4 ноября 2012 г. «Св. Троица» была возвращена в Устюженский краеведческий музей. М.Ю. Абрамов обратился в Правительство Вологодской области с просьбой передать ему икону Кирилла Уланова для экспонирования в ЧМРИ. Однако директор музея Ф.Н. Новак категорически отказалась выдать шедевр Кирилла Уланова, так как Н.В. Задорожный публично заявил, что считает икону своей собственностью (см. ниже). Благодаря ее принципиальной позиции икона до сих пор благополучно находится в Устюженском музее.

1 ноября 2012 г. Н.В. Задорожный и И.А. Шалина обратились в Никулинский районный суд г. Москвы с исковым заявлением о защите чести, достоинства, деловой репутации и морального вреда. Они требовали обязать меня опровергнуть якобы недостоверные сведения, приведенные в моем электронном письме, и взыскать 80000 руб. в пользу Н.В. Задорожного и 50000 руб. в пользу И.А. Шалиной. Решением суда от 29 марта 2013 г. в удовлетворении исковых требований было полностью отказано. Решением Московского городского суда от 18 июня 2013 г. апелляционная жалоба Н.В. Задорожного и И.А. Шалиной оставлена без удовлетворения.

29 сентября 2013 г. уже я обратилась в Никулинский районный суд с исковым заявлением о взыскании в мою пользу компенсации понесенных мною судебных расходов в сумме 30000 руб. (по 15000 с Н.В. Задорожного и И.А. Шалиной соответственно). Определением суда от 19.05.2014 г. исковое заявление было полностью удовлетворено. 7 августа 2014 г. представители Н.В. Задорожного и И.А. Шалиной адвокаты Набатов О.А., Моисеев В.Н. подали Частную жалобу на это Определение, требуя отмены решения Никулинского суда и/или снижения суммы компенсации до 15000 руб. с обоих ответчиков. Решением Московского городского суда от 18 ноября 2014 г. мои требования были полностью удовлетворены, сумма компенсации оставлена без изменений.

После завершения судебного процесса, инициированного Н.В. Задорожным и И.А. Шалиной, у меня не было ни причин, ни желания продолжать конфронтацию: все иконы были возвращены законным владельцам, а мои противники потерпели полное поражение в суде. Однако Н.В. Задорожный и И.А. Шалина, пытаясь взять реванш, при согласии М.Ю. Абрамова в марте 2014 г. поместили на сайте ЧУК МРИ подборку материалов (в том числе и судебных) под названием «Преображение ученой дамы», с подробными и явно тенденциозными комментариями (…). Эти материалы, где без моего согласия были обнародованы мои персональные данные (электронный и даже почтовый адрес), заметила журналист «Новой газеты» Е.В. Масюк. Информация показалась ей интересной для проведения журналистского расследования. 16 июля 2014 г. Е.В. Масюк связалась со мной по электронному адресу, вывешенному на сайте ЧУК МРИ, и попросила об интервью (…). В это время я с мужем и детьми находилась в Великом Устюге, поэтому интервью состоялось 22 июля 2014 г., сразу после моего возвращения в Москву (…) .


О конкретных претензиях Н.В. Задорожного могу сказать следующее.

Жалоба Н.В. Задорожного, п. 1. Цитата из публикации: "Вот совершенно конкретный пример: Шалина с Задорожным ввезли в Россию Царские врата, которые продавались в Германии как западно-украинские Царские врата конца XVII века. Судя по всему, они такие и есть, но Шалина заявила, что это редчайшие Царские врата XIV века. То есть они на три века удревнились. Она говорила, что у них очень старое конструктивное решение. Сами врата могут быть и XIV, и даже XII века, а живопись на них может быть и ХХ века. В XIV веке так не писали, и тогда не было даже такого типа живописи на вратах. Как эта живопись там появилась?
— Сложно представить, что Шалина, являясь сотрудником Русского музея, могла неправильно датировать эти врата, состарив их на три века. Может быть, она это делала специально?
— Я в этом абсолютно уверена. Здесь совершенно явно целенаправленно повышается ценность этой коллекции путем передатировки на век, на два, на три, то есть когда они удревняются, они становятся дороже".
В качестве опровержения Н.В. Задорожный пишет: «И.А. Шалина не давала ошибочную атрибуцию (датировку) указанным Царским вратам (и, тем более, специально)».

Эту формулировку можно понимать двояко: (1) И.А. Шалина не датировала врата XIV в.; (2) И.А. Шалина датировала врата XIV в., но ее датировка является правильной.

Первое утверждение опровергается публикациями И.А. Шалиной в двух каталогах (…). По поводу второго я как эксперт ответственно утверждаю, что указанные врата ни по стилистике, ни по иконографии не могут являться памятником XIV–XV вв. Они были правильно датированы при продаже в Германии (Мюнхен) концом XVII в. Ни один искусствовед не признаёт датировку И.А. Шалиной. Никто из сторонников Н.В. Задорожного, выступивших в газете «Московский комсомолец» и на сайте ЧУК МРИ, не подтвердил датировку врат XIV–XV вв.  хотя бы предположительно: все полностью обошли этот сюжет. Л.И. Лифшиц, специалист именно по иконописи XIV в., трижды весьма агрессивно выступил в прессе в защиту И.А. Шалиной, Н.В. Задорожного и ЧУК МРИ, но и он заявил: «по поводу “Царских врат”, думаю, что к 14 в. они отношения не имеют, хотя это вовсе не означает, что И.А. Шалина плохой специалист – она очень хороший специалист и как всякий исследователь имеет право делать ошибки и их исправлять» (…)

Эксперт, который может ошибиться на три столетия (если речь не идет о высокотехнологичной подделке), является или крайне неквалифицированным, или недобросовестным: третьего не дано. Я не считаю И.А. Шалину крайне неквалифицированной.

Жалоба Н.В. Задорожного, п. 2. Цитата из публикации: "А еще в Германии эти иконы постарались удревнить, придать им вид XVI века. И поэтому Задорожный с Шалиной стали утверждать, что это другие иконы.
— А реально все эти иконы — какого века?
— Реально это начало XVIII, но их выдавали за XVI".
По словам Н.В.Задорожного, «иконы из цитаты под № 2 никогда не выдавались Музеем за иконы XVI века (…)».
В этом пункте речь идет о 10 иконах, украденных из Великого Устюга. Они относятся к XVIII в. В Германии, куда иконы первоначально попали после вывоза, с ними в коммерческих целях проделали некоторые операции с целью зрительного «удревнения» под XVI век: надложили поля, смыли с них золочение, надписи, а с самих икон – голубые фоны, после чего стали выдавать (в Германии, а не в ЧМРИ!) за памятники XVI века. Это абсолютно ясно из приведенного текста. Ни в интервью, ни в моих публикациях об этих иконах я никогда не говорила и не писала, что за произведения XVI в. их выдавали в ЧМРИ (или же персонально Н.В. Задорожный и И.А. Шалина). Однако произведенные в Германии манипуляции изменили внешний облик икон, что позволило Н.В. Задорожному и И.А. Шалиной в течение долгого времени не признавать их идентичность с украденными иконами из Великого Устюга.

Жалоба Н.В. Задорожного, п. 3. Цитата из публикации: "— Сколько времени Задорожный не возвращал эти иконы?
— Два месяца. Они очень долго сопротивлялись".
Задорожный утверждает, что иконы «были переданы законному владельцу сразу же после подтверждения принадлежности данных икон Великоустюжскому Музею» и ссылается на Письмо директора Великоустюгского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника А.Б. Андреевой и Письмо из Департамента культуры Вологодской области (…).

«Письмо А.Б. Андреевой» в действительности является не письмом, а набранным на компьютере текстом неизвестного происхождения, не имеющим ни адреса, ни подписи, ни даты и снабженным фотографией А.Б. Андреевой. В нем говорится, что «когда подтвердилась принадлежность указных выше памятников иконописи устюжскому иконостасу, директором музея Русской иконы Задорожным Н.В. они незамедлительно по договору были переданы в музей Великого Устюга». Однако из подписанного и датированного благодарственного письма А.Б. Андреевой в адрес Президента РАХ З.К. Церетели, датированного 12 апреля 2012 г., следует, что музею удалось добиться возвращения икон лишь после проведения И.Л. Бусевой-Давыдовой идентификационной экспертизы: «Благодаря искусствоведческой экспертизе, проведенной в Научно-исследовательском институте теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств главным научным сотрудником института, доктором искусствоведения И.Л. Бусевой-Давыдовой, удалось доказать идентичность икон с похищенными и добиться их возвращения в музей» (…). Моя экспертиза датирована 15 февраля 2012 г., т.е. именно два месяца спустя после изъятия икон из ЧМРИ.

В письме Департамента культуры Вологодской области сообщается, что торжественная передача икон была осуществлена М.Ю. Абрамовым 17 апреля 2012 г., т.е. еще на два месяца позже.

Копия договора с указанием срока юридической передачи Н.В. Задорожным указанных икон к жалобе не приложена. По словам И.А. Шалиной, это произошло в начале апреля.

Жалоба Н.В. Задорожного, п. 5. Цитата из публикации: "Задорожный публично в вологодских реставрационных мастерских под протокол требовал отдать ему икону «Троица Ветхозаветная», потому что это, мол, его собственность. Но вот как она может быть его собственностью, если она была украдена"?

Н.В. Задорожный утверждает, говоря о себе в третьем лице: «Н.В. Задорожный, вопреки указанному в статье, ни разу не потребовал вернуть ему икону “Троица Ветхозаветная” (письмо губернатора Вологодской области О.А. Кувшинникова (…)».
В письме губернатора Вологодской области О.А. Кувшинникова от 27 ноября 2012 г. (…), адресованном М.Ю. Абрамову, лишь констатируется, что «история похищения и возвращения иконы законному владельцу благополучно завершена», фамилия Н.В. Задорожного – что показательно – вообще не упоминается. В письме Начальника Департамента культуры, туризма и охраны объектов культурного наследия Вологодской области В.А. Осиповского в ЧУК МРИ от 11 августа 2014 г. (…) написано дословно следующее: «На заседании реставрационного совета в Вологодском филиале ВХНРЦ им. И.Э. Грабаря 27 июня 2012 г., кроме Н.В. Задорожного, присутствовал и представитель правоохранительных органов. По свидетельству участников совета, обсуждение условий финансирования реставрационных работ не носило категорического характера. Н.В. Задорожный как раз высказывал нежелание решать вопрос в судебном порядке».

Ответ (если его можно считать таковым) дан абсолютно не по существу заявленной Н.В. Задорожным претензии. Я не отрицала в интервью присутствия на совете представителя правоохранительных органов (этот факт мне известен и не имеет в данном случае никакого значения). Я вообще никак не упоминала о финансировании реставрационных работ. Я не говорила о желании или нежелании Н.В. Задорожного решать какой-либо вопрос в судебном порядке. Однако последняя фраза В.А. Осиповского замечательно подтверждает мои слова о требовании Н.В. Задорожного вернуть ему икону. Коль скоро на заседании реставрационного совета предполагалось решать вопрос о возвращении «Св. Троицы» Кирилла Уланова в Устюженский музей в судебном порядке, значит, Н.В. Задорожный не изъявил желания возвратить ее добровольно.

Будучи частным лицом, я, к сожалению, не имею права истребовать из Вологодского филиала ВХНРЦ протокол заседания реставрационного совета, но по его материалам в газете «Красный Север» (№ 126 от 7 июля 2012 г.) была опубликована статья вологодского журналиста И.В. Митина под заголовком «Директор частного московского музея пытается отсудить у устюжан “Троицу Ветхозаветную”?». И.В. Митин пишет: «27 июня прошло заседание реставрационного совета Вологодского филиала ВХНРЦ имени академика Грабаря, на котором обсуждалось состояние иконы и решался вопрос о необходимости ее реставрации. На заседание прибыл из Москвы и Николай Задорожный. По его заявлениям можно понять, что директор ЧМРИ на самом деле считает себя полноправным хозяином “Троицы”.

Задорожный поставил вопрос ребром: он готов профинансировать все необходимые реставрационные работы “Троицы Ветхозаветной”, но только в случае если она на полгода будет передана на экспозицию в его музей. Для “Троицы”, по его словам, будет выделен специальный зал, а на открытие экспозиции пригласят нового министра культуры Владимира Мединского. А чтобы у вологжан не было сомнений в том, что икона все равно вернется к ним, Николай Задорожный заявил, что готов оформить на икону дарственную в адрес Устюженского музея.

Как известно, дарить какую-либо вещь может только ее владелец. Но тут понимание происходящего Задорожным расходится с точкой зрения правоохранительных органов. В полиции убеждены: речь идет о предмете, который был в свое время похищен и, как представляющий историко-культурную ценность, находился в федеральном и международном розыске, а следовательно, по нашему законодательству икона подлежит изъятию и возвращению законному владельцу.
Задорожный же считает, что раз в отношении его уголовное дело по факту ввоза “Троицы” в России не возбуждалось, значит, сам ввоз признан правомерным и он, купив икону, является ее законным владельцем.

Но, как нам пояснили в управлении уголовного розыска УМВД области, “Троица Ветхозаветная” изъята в рамках уголовного дела, возбужденного по факту кражи икон из Устюженского краеведческого музея в 1994 году и возобновленного в июне этого года, а срока давности на предметы, находящиеся в федеральном розыске, нет.

Вообще позиция Задорожного – человека, позиционирующего себя как подвижника, помогающего возвращать из-за рубежа на родину памятники старины, удивляет. Понимая, что договориться о передаче «Троицы» в его частный музей с вологжанами пока не удается, он, по сути, прибег к тактике шантажа. Дескать, раз так, то и оплачивать реставрацию десяти великоустюгских икон, возвращенных в апреле в храм Димитрия Солунского в Дымковской слободе,  а также реставрацию “Троицы Ветхозаветной” он не будет. И резюмировал: тогда вопрос с “Троицей” будем решать через суд» (…).

Жалоба Н.В. Задорожного, п. 4. Цитата из публикации: "Впечатление такое, что никто не хочет держать у себя краденые иконы, кроме музея Абрамова. А вот они как раз пытаются всячески зацепиться".

 Жалоба Н.В. Задорожного, п. 6. Цитата из публикации: "У них (в Музее русской иконы) постоянно появляются какие-то краденые иконы, и они предъявляют права собственности на них".

Оба пункта касаются краденых икон, связанных с ЧУК МРИ, на что Н.В. Задорожный возразил несколькими словами: «Сведения о “краденых иконах” передёрнуты автором до максимального искажения».

 На это «возражение» невозможно ответить, так как непонятно, каковы же истинные факты (с точки зрения Н.В. Задорожного) и в чем заключается их искажение. В действительности фактами являются: (1) изъятие из ЧМРИ в 2011 г. 10 икон, украденных из Великого Устюга; (2) скандальная ситуация в 2012 г. со «Св. Троицей» Кирилла Уланова, украденной из Устюженского музея; (3) покупка Н.В. Задорожным за рубежом в 2010 г. креста XVI в., украденного в 1995 г. из Ростовского музея-заповедника; (4) обнаружение в ЧМРИ в 2014 г. иконы «Св. Александр Невский», украденной в 2007 г. из сельского храма в Угличском районе Ярославской области.

О двух первых случаях было много сказано выше. Случай с крестом хронологически является первым: Н.В. Задорожный купил крест в Германии в 2010 г. специально для музея Абрамова. По словам самого М.Ю. Абрамова, «мы хотели иметь в коллекции такой крест, и потратили не один год на его поиск в аукционных домах и по частным зарубежным коллекциям» (имеется в виду – какой-либо крест XVI в.). Однако «при ввозе креста в Россию с помощью Росохранкультуры выяснилось, что он был похищен из Ростовского Кремля». 25 января 2011 г. крест был передан М.Ю. Абрамовым в музей-заповедник «Ростовский Кремль» (…).

В данном случае ни владельца, ни сотрудников ЧМРИ нельзя упрекнуть. Как я уже говорила, подобные ситуации обычны для частных коллекционеров. Однако И.А. Шалина опубликовала в журнале «Русское искусство», в то время софинансируемом М.Ю. Абрамовым, иную версию, согласно которой крест был выкуплен целенаправленно для его возвращения в Ростов. По ее словам, «уже во время первичной научной экспертизы памятника была установлена его (креста. – И.Б.Д.) принадлежность Государственному музею-заповеднику “Ростовский кремль”. По доброй воле владельца и устроителя Музея русской иконы Михаила Юрьевича Абрамова крест был выкуплен у немецкого коллекционера в целях возвращения его в Россию и передачи в Ростовский музей-заповедник»  (…). Как известно, маленькая ложь рождает большие подозрения, вскоре полностью оправдавшиеся.

И четвертый случай, произошедший недавно – весной 2014 г. У частного коллекционера была обнаружена икона конца XIX в. «Св. Александр Невский», которая, по утверждению оперуполномоченного УВД САО г. Москвы С.С. Панкратова, была украдена в 2007 г. из сельского храма в Угличском районе Ярославской области. Святейший Патриарх Кирилл благословил не возвращать икону в сельскую церковь, а передать ее из УВД в храм Христа Спасителя. Однако вместо этого икона оказалась передана в ЧУК МРИ и даже была опубликована в качестве экспоната данного музея (журнал «Собранiе», 2014, № 2, с. 29). Протоиерей храма Христа Спасителя о. Георгий Мартынов обратился ко мне с просьбой способствовать возвращению иконы в РПЦ. После моего вмешательства 21 мая 2014 г. Н.В. Задорожный отдал икону в храм Христа Спасителя.

Вполне понятно, что Н.В. Задорожному не нравятся упоминания о краденых иконах в музее Абрамова. Тем не менее факт остается фактом: на протяжении последних трех лет украденные иконы обнаруживались в музее неоднократно, а скандальные ситуации по их поводу возникали трижды. Ни в каком другом частном музее или собрании не происходило ничего подобного. Напрашивается мысль об обусловленности этих происшествий личностью Н.В. Задорожного, который, судя по его собственным словам, так и не раскаялся в своей преступной деятельности.

В жалобе Н.В. Задорожного есть ссылки на некое «профессиональное сообщество работников культуры», высказавшее «негодование» на сайте ЧУК МРИ по поводу моего интервью (то же было перепечатано в сокращенном виде на правах рекламы в газете «Московский комсомолец» от 28 августа 2014 г. и размещено на сайте «МК» (…). При ближайшем рассмотрении оказывается, что значительную часть «сообщества» под именем «коллекционеров» составляют мелкие торговцы антиквариатом, многие – с криминальным прошлым, отбывавшие наказание не только за торговлю иконами, но и за кражи икон из храмов. Учитывая личность и биографию Задорожного, это опять-таки не вызывает удивления. Вокруг музея Абрамова также группируются немногочисленные искусствоведы и реставраторы, обслуживающие Н.В. Задорожного и его «друзей». Обращать на них внимание и тем более отвечать им я считаю ниже своего достоинства.

Полагаю, что интервью Е.В. Масюк в «Новой газете», проведенное в жанре журналистского расследования, объективно и аргументировано освещает негативные стороны деятельности гражданина Задорожного Н.В. на посту директора Частного учреждения культуры «Музей русской иконы». Ее статья послужила и еще послужит предотвращению ситуаций, подобных тем, которые стали объектом критического анализа в публикации. Считаю, что данная работа Е.В. Масюк показывает ее высокий профессионализм как журналиста и твердую гражданскую позицию.

И.Л. Бусева-Давыдова

11 декабря 2014 г.

 

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов