Открытое письмо директора Музея русской иконы - Страница 9

Warning: Division by zero in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/resizetype/area.php on line 28

Warning: Division by zero in /home/h901100214/presscouncil.ru/docs/libraries/mavik/thumb/resizetype/area.php on line 29

Оглавление

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО В ОБЩЕСТВЕННУЮ КОЛЛЕГИЮ ПО ЖАЛОБАМ НА ПРЕССУ


Уважаемые члены Общественной коллегии!


Хотел уведомить вас о том, что мы получили ваше решение и тщательно его изучили. При его прочтении, вряд ли хоть у одного человека, знакомого с сутью данного конфликта, с деятельностью Музея русской иконы и с т.н. «расследованием» Е.В. Масюк в «Новой газете» может появиться какое-либо чувство, кроме недоумения и разочарования. Возникает неподдельное ощущение, что цель вашего рассмотрения и деятельности сводится лишь к тому, чтобы любой ценой «не тревожить» и «не огорчать» крупные редакции. Очевидно, для достижения этих целей вы готовы «сводить на нет» любые споры и сквозь пальцы смотреть на самые злостные искажения фактов, если подобная деятельность исходит от уважаемых редакций и журналистов с «высокой профессиональной репутацией».

Рассмотрев нашу жалобу и предварительно получив от ЧУК «Музей русской иконы» письменное обязательство не подавать в суд на «Новую газету», Общественная коллегия признала пронизанное сознательно-искаженной, ложной информацией «расследование» (прямо затрагивающее честь и достоинство одного из молодых российских музеев и возникшее сразу же после бытового конфликта с одним из руководителей МРИ), лишь «досадной профессиональной ошибкой» со стороны журналистки Е.В. Масюк, при этом воздав должное ее «высокой профессиональной репутации». У нас другое мнение. Профессиональную ошибку она допустила, переместив знаменитого живописца знаменитой школы Оружейной палаты на 150 лет ближе к Рождеству Христову. А то, что она совершила вместе с редакцией «Новой Газеты», это жестокий умысел и пример использования служебного положения в личных, мстительных целях.

Надо отметить, что при рассмотрении нашей жалобы Общественная коллегия дважды оказывала явное и неприкрытое предпочтение стороне «Новой газеты»:

- Мы считаем, что недопустимо было с Вашей стороны ознакомить редакцию «Новой Газеты» со всеми претензиями, нами выдвинутыми, до рассмотрения жалобы и, вместе с тем, держать нас в неведении относительно позиции «Новой Газеты», лишив нас тем самым возможности подготовиться.

- Столь же недопустимо предоставлять последнее слово лишь одной из сторон конфликта, разместив на Вашем сайте письмо И.Л. Бусевой-Давыдовой и не предложив нам прокомментировать ситуацию.

Тем более, что в вышеназванном письме И.Л. Бусевой-Давыдовой содержатся следующие слова:

«В жалобе Н.В. Задорожного есть ссылки на некое «профессиональное сообщество работников культуры», высказавшее «негодование» на сайте ЧУК МРИ по поводу моего интервью (то же было перепечатано в сокращенном виде на правах рекламы в газете «Московский комсомолец» от 28 августа 2014 г. и размещено на сайте «МК» (...). При ближайшем рассмотрении оказывается, что значительную часть «сообщества» под именем «коллекционеров» составляют мелкие торговцы антиквариатом, многие - с криминальным прошлым, отбывавшие наказание не только за торговлю иконами, но и за кражи икон из храмов. Учитывая личность и биографию Задорожного, это опять-таки не вызывает удивления. Вокруг музея Абрамова также группируются немногочисленные искусствоведы и реставраторы, обслуживающие Н.В. Задорожного и его «друзей». Обращать на них внимание и тем более отвечать им я считаю ниже своего достоинства».

Вынуждены Вам напомнить, что среди примерно 30 общественных деятелей, выступивших в нашу защиту в связи с т.н. «расследованием» Е.В. Масюк и И.Л. Бусевой-Давыдовой в «Новой газете», только пятеро являются частными коллекционерами. Это Сергей Воробьев, Сергей Ходорковский, Вячеслова Момот, Александр Ильин и Александр Липницкий. Уверены, что все они будут крайне удивлены, прочитав о себе эту откровенно клеветническую информацию (напомним, что все они постоянные участники крупнейших выставок икон из частных собраний, некоторые - с 1974 г.). Иначе как прямую и сознательную клевету данные высказывания оценивать сложно.

Помимо нескольких открытых обращений от частных коллекционеров, в защиту Музея русской иконы открыто выступили и гораздо более многочисленные представители музейного и научного сообщества. И.Л. Бусева-Давыдова, со своей стороны, говорит лишь о том, что в защиту Музея выступили «немногочисленные искусствоведы и реставраторы, обслуживающие Н.В. Задорожного и его "друзей"» и «отвечать» которым г-жа Бусева-Давыдова считает «ниже своего достоинства». Подобные слова мы расцениваем как прямое оскорбление, основанное на клевете.

Открыто в защиту Музея русской иконы выступили:
• А.Б. Андреева - кандидат искусствоведения, директор Великоустюгского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.
• Г.Б. Андреева - кандидат искусствоведения, лауреат Государственной премии РФ, Член Президиума ИКОМ (Международный совет музеев при ЮНЕСКО) России.
• А.А. Анучкина - директор государственного бюджетного учреждения культуры Владимирской области «Муромский историко-художественный музей».
• Г. Геров - доктор искусствоведения, старший научный сотрудник Новгородского государственного объединенного музея-заповедника.
• Л.М. Евсеева - кандидат искусствоведения, зав. научно-исследовательским отделом Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.
• Л.И. Иовлева - действительный член Российской академии художеств, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, помощник генерального директора Третьяковской галереи по научной работе.
• Н.С. Каровская - кандидат культурологии, директор Государственного музея-заповедника «Ростовский кремль».
• О.В. Костина - кандидат искусствоведения, главный редактор журнала «Русское искусство»
• И.А. Кочетков - кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник отдела древнерусского искусства Государственной Третьяковской галереи.
• Л.И. Лифшиц - доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств, заведующий сектором древнерусского искусства Государственного института искусствознания Министерства культуры РФ.
• А.Л. Расторгуев - кандидат искусствоведения, доцент, сотрудник кафедры всеобщей истории искусства Исторического факультета МГУ.
• А.А. Рыбаков - доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель искусств РФ, ведущий научный сотрудник Вологодского филиала Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря.
• Т.Е. Самойлова - кандидат искусствоведения, хранитель фонда иконописи, старший научный сотрудник Музеев Московского Кремля.
• В.Д. Сарабьянов - кандидат искусствоведения, реставратор высшей квалификации, главный искусствовед Межобластного Научно -реставрационного художественного управления Министерства культуры РФ, старший научный сотрудник Государственного института искусствознания МК РФ.
• Л.П. Тарасенко - кандидат искусствоведения, Зав. отделом древнерусской живописи Исторического музея.
• Т.Ю. Царевская - доктор искусствоведения, ведущий научный сотрудник Государственного института искусствознания Министерства культуры РФ, зам. директора по научной работе Новгородского государственного объединенного музея-заповедника.
• Н.Н. Шередега - кандидат искусствоведения, заведующая отделом древнерусского искусства Государственной Третьяковской Галереи.
• И.К. Языкова - кандидат культурологии, искусствовед.

Это люди, в чьей кристальной честности, компетентности, научном авторитете, знаниях и достоинстве вряд ли может усомниться кто-либо, имеющий даже опосредованное отношение к изучению древнерусского искусства или к музейному делу. Вопрос, уместно ли выказывать подобное пренебрежение к мнению заслуженных музейных и научных работников, кандидатов и докторов искусствоведения, заведующих отделами древнерусского искусства крупнейших мировых музеев, директоров прекрасных региональных музейных собраний? В этом отношении публикация письма Бусевой-Давыдовой не может не быть воспринята как потакание сознательному и неприкрытому оскорблению всего музейного сообщества, а не только Музея русской иконы.

Так или иначе, рассматривая публикацию, прямо затрагивающую репутацию Музея русской иконы - частного начинания, получившего широкое признание и со стороны государства, и со стороны общества, и со стороны профессионального музейного сообщества, Общественная коллегия не поинтересовалась мнением вышеназванных фигур, всецело отдавая предпочтение заверениям «Новой газеты» и избранных ею респондентов. Можно ли здесь говорить о честности, об объективности, о попытке всесторонне разобраться в проблеме и сути конфликта?

Подобное отношение со стороны Общественной коллегии вызывает лишь чувства досады и разочарования. По результатам рассмотрения нашей жалобы, я могу смело сделать вывод, что ваши «объективные рассмотрения» скорее напоминают попытки любой ценой избежать конфликтов с редакцией и воспрепятствовать пострадавшей стороне подавать в суд на обидчиков, воспользовавшись письменным обязательством. Вдвойне досадно лишь то, что на этот раз ваше решение фактически ставит вас по одну сторону с теми, кто без всякого основания оскорбляет молодой музей, который не ведет иной деятельности, кроме бескорыстного и открытого изучения, сохранения, экспонирования памятников восточно-христианского искусства, и сопряженных с этим благотворительных, социальных проектов.

Со своей стороны хотел уведомить Вас, что обязательство не подавать в суд на «Новую газету», данное Общественной коллегии, распространяется лишь на Частное учреждение культуры «Музей русской иконы» (как юр. лицо), но отнюдь ни на меня лично, ни на основателя, и ни на одного из сотрудников нашего Музея, которые, сочтя себя оскорбленными, имеют полное право на получение компенсации и рассмотрение своих жалоб компетентными судебными инстанциями.

Директор Музея русской иконы
Н.В. Задорожный

Подать жалобу

Проект реализуется при поддержке Фонда Президентских грантов, единого оператора грантов Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сайт Фонда президентских грантов